Анна Обуховская: «Если вы не победите, то я вас просто съем!»

5 февраля 2015, 15:00

Почему, чтобы стать успешным, нужно самостоятельно справляться со всеми жизненными трудностями

Анисия Борисенко
Анна Обуховская

Биолог из Одессы Анна Обуховская, двадцать один год назад придя работать в обычную общеобразовательную школу № 179, сделала из нее инновационный медицинский лицей при университете имени И. И. Мечникова, где дети проводят опыты и эксперименты на новейшей исследовательской аппаратуре и пишут научные работы, к результатам которых прислушивается даже Роспотребнадзор.

В огромном здании лицея в скромном и крохотном кабинете среди высоких стопок научных работ и докладов работает заместитель директора по науке Анна Обуховская.

Перед ее кабинетом снуют школьники. В лицее, наверное, нет ни одного ученика, кто бы не проводил нескольких часов в этой тесной комнатке, обсуждая с Обуховской свои научные интересы, карьерные и жизненные планы.

— Главное отличие Анны Соломоновны от всех остальных педагогов в том, что она — душа нашего лицея, — уверенно рассказывает ученица 10 «Б» класса Даша Каменцева. — Для того чтобы это учебное заведение было таким, какое оно есть, Обуховская сделала все. Она построила связи с университетом Мечникова, она помогает нам продвигаться в научной деятельности, она не просто выполняет административные функции, а ведет еще и уроки по экологии, потому что ЕГЭ по биологии на 50 % состоит из заданий по экологии, и без нее мы не сдадим! Замдиректора учит нас побеждать на олимпиадах и разных конкурсах. Вот вчера она позвонила и сказала: «Если вы не победите, то я вас просто съем!»

Раздается звонок, и дети разбегаются по аудиториям. Здесь даже учащиеся начальных классов занимаются углубленным изучением естественных наук. Разглядывая в коридоре стенды с презентациями ученических докладов, ждем, пока Анна Обуховская, переделав кучу важных дел, вернется обратно в свой кабинет.

— Наши дети изучают углубленно физику, химию, биологию — это характерно для всех школ естественно-научной направленности. Но! Мы отличаемся от всех — наши дети раз в неделю выезжают в институт, — по-деловому и одновременно с нескрываемой гордостью объясняет Обуховская. — После 8-го класса у них начинается медицинская практика. В институте они изучают анатомию и латинский язык. Это те предметы, которые идут на 1–2 курсах, они сложнее всех даются, а так дети приходят в вуз уже подготовленными. Еще там они проходят введение в медицину. Они занимаются сестринским делом. Половину учебного года ученики 10-х классов ходят к больным на осмотр вместе с врачами. Им рассказывают: каков рацион питания у больных, какой уход, какие необходимы таблетки и так далее.

— А во вторую половину года чем занимаются десятиклассники?

— Они учатся оказывать первую медицинскую помощь при неотложных ситуациях, угрожающих жизни. Это очень интересно, ученикам нравится. Они быстро научаются делать все необходимое: накладывать гипс, останавливать кровотечение, делать повязки на голову, и на грудную клетку, и на конечности. Как-то на родительском собрании мама ученика 9-го класса встала и публично поблагодарила преподавателей лицея за то, что им действительно удается научить школьников важнейшим вещам. Она при этом рассказала историю, что как-то раз вешала шторы и неудачно упала — сломала руку. Так вот, к моменту прибытия специалистов, сын, который находился дома, оказал маме первую медицинскую помощь: закрепил руку на доске бинтом, дал обезболивающее — скорая удивилась, похвалила ребенка и повезла маму сразу в травматологию, ничего за мальчиком не переделывая. Все, что получают наши ученики, — это жизненно необходимые навыки, да и к тому же эти уроки — хорошая профориентация. Когда дети выпускаются из лицея, они уже понимают: хотят они быть врачами или нет.

— Вы сами учились на биофаке в Одесском университете. Когда туда поступали, предполагали вообще, что будете работать в школе? 

— Наукой я стала заниматься еще на втором курсе. Мой первый доклад был посвящен характеристике сердечно-сосудистой системы у больных разного возраста и разной степени туберкулеза. Помню момент, когда я выступила с защитой доклада, и мне начали задавать вопросы. Мой научный руководитель сначала сидела во втором ряду, а потом просто встала и вышла из аудитории, пока я еще отвечала. Когда закончилась конференция, я ворвалась к ней в кабинет и сказала, что она меня бросила и предала, оставила в самый тяжелый момент. Тогда она посадила меня на стул и сказала: «Анечка, в жизни тебя всегда будут бросать в тяжелую минуту. Так учись!» И, наверное, это позволило мне пережить многие трудности. Мы переехали из Одессы в Ленинград с мужем, и там меня сразу взяли в Научно-исследовательский техинститут антибиотиков и ферментов медицинского назначения. Так что до лицея я двадцать лет проработала именно в науке. Но пришли 90-е годы, которые разбомбили все институты, НИИ не стало. Все здания, где раньше происходили серьезные исследования, были проданы под складские помещения. Работать было негде, а кормиться на что-то надо. Муж мой тоже был научным сотрудником — он, как и я, лишился работы. Надо было идти хоть дворником трудиться. Либо работать в школе. Я тогда очень этого не хотела… но пошла.

— Тем не менее, вам удалось здесь построить невероятно успешную карьеру. Ученики вас очень любят и уважают, вы смогли простую школу превратить в престижный лицей с инновационными методами обучения… А еще скажите, вы своих учащихся воспитываете так же строго, как вас когда-то учил научный руководитель?

— Нет, к сожалению. Знаете, я у них, как мама разводящая. Так нельзя! Надо шпынять, и чтобы они сами все делали. А я сама везде звоню, узнаю — куда прийти, как пройти. Дети очень загружены в школе. У них по семь уроков. Потом у них колоссальная научная работа. Бесконечные олимпиады. Я понимаю их занятость и пытаюсь им помочь, но вообще — это неправильно.

— А какие научные работы делают ребята?

— Они исследуют все, что течет в Санкт-Петербурге. Любая речка, любой водоем — это предметы наших научных работ. Уже 20 лет ежегодно мы занимаемся мониторингом Финского залива. Изучаем отрезок в поселке Репино, в Сестрорецке — то есть все до Кронштадта, до дамбы и кое-что после дамбы. В этом году мы даже сделали исследование воды за финской границей. В общем, интересуемся Финским заливом, Невой, Охтой, Карповкой, Ждановкой, Обводным каналом, Мойкой. Еще проводим очень важные работы, связанные внутриквартальными водоемами. Есть водоемы, где люди купаются летом, а их никто не проверяет — потому что это не в ведении Роспотребнадзора.

— Что вы делаете, если обнаруживаете, что в водоеме купаться опасно?

— Сразу сообщаем в Роспотребнадзор, который обязан наши данные проверить и все проконтролировать. Потом пишем о результатах наших исследований в газеты: «XXI век», «Мой район». Рассказываем об этом по телевизору, дети выступают на московских конференциях.

— Это все работы по экологии, а по медицине и физиологии есть что-то любопытное?

— Конечно! Совсем недавно были сногсшибательные работы, связанные с аллергией. Мы делали их на основе микробиологии. То есть, вы знаете, что у людей может быть аллергия на пыль, на шерсть кошек или собак, на грибы — и вот дети исследовали, на что у тех или иных пациентов есть аллергия. Второе интересное исследование тоже медицинского характера. Там мы изучали влияние физической нагрузки на работу сердечно-сосудистой системы у школьников. А еще одна очень любопытная работа связана с атаксией у учителей после проведения занятий в школе. Это такое расстройство координации движений, небольшая потеря равновесия, можно сказать. Обычно учителя еще не чувствуют до конца, что утомлены, но походка у них становится такой, знаете… — Анна Обуховская, изображая уставшего за рабочий день педагога, плавно покачивается в кресле.

Людмила Бергнер