Что случилось со Сколково на самом деле?

Владимир Громковский
24 марта 2015, 19:19

Статья РБК «Расследование РБК: что случилось со Сколково?» набрала рекордное число просмотров в Сети. Не удивительно: она исполнена в классическом жанре «клубнички», якобы раскрывая какие-то ужасные злоупотребления. На самом деле «клубнички» в статье нет (полагаю, нет её и в самом «Сколково»). Завышенные, поначалу, зарплаты, недостроенные здания, сокращение финансирования по ходу кризиса, вмешательство высшего начальства в архитектурный проект, приезд следователей в контору фонда…. Даже если воспринять подобное всерьёз, всё это мелочи. Не столь жалким образом судить одно из важнейших начинаний страны последней четверти века.

Главная беда - с самого начала ни один из тех, кто задумывал «Сколково», готовил и принимал решения не понимал в точности, что оно такое, зачем и кому требуется, и что с ним делать. Единственное, что сказал бы тогда любой, от президента Медведева до последнего креакла, это что «Сколково» - подобие американской Кремниевой долины. Да вот только представление о Долине в общественном сознании отсутствовало, там плавали мечтательные образы, на манилово-обломовский лад.

Никакой Долиной «Сколково» не может быть по определению.  Долина выросла в стране с самой успешной рыночной двухсотлетней экономикой мира, с самым емким рынком, с самыми значительными расходами в мире на исследования и разработки. Долина – наивысшее выражение американского протестантского духа, создавшего и сам капитализм, американских таланта, прилежания и умения, американского порядка и американской же способности привлечь лучших людей со всего мира. Могли ли несколько миллиардов долларов превратить Россию в Америку, сделав нашу экономику враз инновационной?

Для начала, не нужно было затевать строительства. Заблуждением было и ставить на исследования и разработки в самом «Сколково», а тем более - на создание в нём университета. И долины, и университеты – дело десятков лет, не говоря, что у нас академгородков, вузов, НИИ/КБ и своих предостаточно. Не в них дело. Нам недостаёт предпринимателей, умеющих продавать инновации, а также условий для их деятельности. Этим и должно было стать «Сколково»: пространством экономической свободы. Особой зоной, на которую поползновения нашей всё удушающей бюрократии не распространяются. Зоной, в которой отрабатывается хозяйственный механизм инновационной российской экономики, для его последующего переноса на всю страну, и осуществления, наконец, мечты о русском «экономическом чуде».

Сказать, что этого хотя бы отчасти не понимали, нельзя: принятый осенью 2010 года закон о «Сколково» прекрасен. Он освобождает почти ото всех налогов предприятия, не начавшие ещё приносить доходы, не говоря о прибыли. Он создаёт особую таможню, другие органы управления. Недоставало собственного суда, с обученными особенностям инноваций и предпринимательства судьями. Но - было поправимо.

Однако, как только закон был принят, начальство немедленно убоялось, что в «Сколково» ринется слишком много предприятий, совсем не инновационных, и налоги не с кого станет собирать. Поэтому придумали, что участниками «Сколково» могут быть только предприятия с интеллектуальной собственностью, а попросту – патентами. (Иметь патенты совсем не обязательно для иновационных предприятий, особенно поначалу).  И, вдобавок, ограничили число участников тысячей. Эти решения и погубили «Сколково», из великого замысла превратив его в сравнительно небольшой частный случай. Но в этом никак нельзя обвинить руководство и сотрудников «Сколково»: это системная ошибка, за неё несут ответственность лица, принимавшие тогда решения,  не сумевшие встать вровень с историческим вопросом, ими же самими и заданным.

«Сколтех», сотрудничество с Массачусетским технологическим институтом, именитые профессора и центры исследований известных компаний, безудержная реклама – всё это продолжало создавать видимость чего-то очень значительного. Однако смысл особой свободной экономической инновационной зоны был из «Сколково» изъят уже в конце 2010 года. Надежды на его успех, как и на то, что отработанный в «Сколково» за десять лет хозяйственный механизм (налоги, таможня, суд и так далее) сможет быть распространён на всю Россию, порождая долгожданное явление русского «экономического чуда», не стало уже тогда.

Потребность страны в том, чтобы ускоренно двигаться по пути развития инновационной экономики, никуда не делась. Поэтому временные, частные, мелкие неудачи, на которых  зачем-то низко спекулирует статья в РБК, не означают ничего. (Зато очень многие спрашивают, на кого и почему «наехали» статьёй в РБК: и в самом деле любопытно). «Сколково» по-прежнему является одним из институтов инновационного развития, и вполне способно решать свои более узкие, чем «посев» «экономического чуда», но весьма важные задачи. Разумеется, если не срезать заложенное в сметы денежное довольствие из казны.

Следует ли высокому начальству обращать внимание на «наезд» РБК на «Сколково»? Ничто не могло бы быть недальновиднее, как уже отлаженное предприятие закрыть, а его наработки похерить. Этот образ действий, обычный для г-на Прохорова, теперешнего владельца РБК (вспоминаем водородный проект, Ё-мобиль, «Гражданскую платформу»…), никак нельзя перенимать правительству.

Иное дело, президенту стоит вернуться к замыслу закона о «Сколково», и совершить вторую попытку создания пространства экономической свободы – с другими людьми и в другом месте. Но это совсем отдельная история.