Киев возьмет Европу под охрану

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
29 мая 2015, 17:38

Европа продолжает менять отношение к украинскому режиму. Пытаясь предотвратить это, Украина играет на придании международного значения своей гражданской войне и претендует на роль защитницы Европы от "угрозы" с востока

Zuma

Очередным демонстративным доказательством охлаждения Европы к Киеву стала ситуация вокруг несостоявшейся встречи между главой украинского государства Петром Порошенко и новым польским президентом Анджеем Дудой. Анджей Дуда не просто отказался встречаться с Порошенко - он отказался после того, как встреча была уже практически согласована и о намерении президента Украины посетить Польшу было объявлено в прессе. В итоге визит пришлось резко отменять якобы по «техническим и организационным причинам», а сама ситуация стала очередным звеном в цепи событий (вызов на ковер к младшему замминистра иностранных дел постороннего государства всей украинской элиты начиная с президента; отказ ЕС в членстве Украины; отказ предоставить безвизовый режим на фоне того, что на днях Брюссель предоставил его для ряда островных государств), доказывающих, что Европа все больше устает от киевского режима.

ЕС утомили непрекращающиеся попытки пересмотреть минское соглашение. «Мое правительство никогда не будет говорить с террористами, мы готовы говорить с легитимно избранными представителями Донецка и Луганска», - говорит украинский премьер Арсений Яценюк. Очень интересная формулировка, которая позволяет Киеву не совсем сжигать мосты и при определенных обстоятельствах начать переговоры с ополченцами (ведь очевидно, что на выборах в ЛНР и ДНР победят ополченцы), однако эта позиция мешает проведению выборов в кратчайшие сроки.

ЕС устала и от украинской пропаганды, которая осуществляется настолько топорно, что рассыпается буквально на глазах. Причем иногда ее денонсируют сами украинские официальные лица. В частности, они опровергают заявления руководства страны о том, что российские гуманитарные конвои, отправляемые в ДНР и ЛНР, везут оружие. «На сегодняшний день уже прошло 28 так называемых конвоев. Планируется следующий. Возят разные вещи. В последнее время в основном товары продовольственной группы. Ни разу оружия и перевозки в тех конвоях нами зафиксировано не было», - говорит председатель Государственной пограничной службы Виктор Назаренко. Другие пропагандистские клише еще держатся, но верят в них, как выразился один украинский политолог, «совсем упоротые майданщики», и доносить их до европейского читателя становится все сложнее. Так, Украина отказывается отвечать за продолжающиеся обстрелы мирных городов Донбасса - официальные СМИ продолжают как мантру повторять мысль о том, что ту же Горловку утюжат российские войска. Они якобы сначала обстреливают позиции ВСУ, а затем разворачивают артиллерию в сторону городских кварталов. Тем временем европейские правозащитники уже выпускают целые доклады, в которых обвиняют Украину в нарушениях прав человека, украинские власти - в развале страны, а руководство ЕС - в бессмысленной трате сил и средств на эту территорию.

Наконец, Евросоюз устает от украинских игр вокруг госдолга. Брюссель прикладывает колоссальные усилия для того, чтобы не допустить украинского дефолта. А Киев в ответ не только пытается шантажировать кредиторов, но и издает скандальные законы.  Так, Порошенко подписал закон, согласно которому Кабинет министров получил право принимать решение о временном приостановлении осуществления платежей по всем или некоторым соответствующим долговым обязательствам. Проще говоря, теперь Украина может отказываться выплачивать долги тем кредиторам, которые не пошли на реструктуризацию ее задолженности - в частности, России. И если она действительно откажется, то это дефолт.

Понимая суть процессов и в какую-то степени их неизбежность, Киев пытается отвечать максимальной декларативной привязкой интересов Украины и ЕС. Прежде всего в области безопасности. «В случае если вы поддержите Украину, поддержите создание более мощных Вооруженных сил Украины, то мы будем готовы защищать и ваши границы, границы Европейского Союза, поскольку Россия является угрозой безопасности ЕС и всему свободному миру», - обращается премьер Яценюк к Западу. «Надо четко понимать: если возобновятся боевые действия, то это будет на более высоком и опасном уровне, эти военные действия могут перерасти в полноценную континентальную войну», - говорит спикер СНБО Александр Турчинов. И это на фоне того, что американцы однозначно отказались отправлять войска на Украину, а Европа не будет в одиночку устраивать с Россией даже конфликт на периферии (тем более на фоне того, что, как пишут некоторые СМИ, Евросоюз готовит новую военную операцию в Ливии). Нынешние украинские власти намерены конфликтовать с Россией до победного конца. «Противостояние с Россией не будет окончено до того момента, пока Крым не будет освобожден от оккупации», - продолжает Александр Турчинов.

Однако интернационализация украинской гражданской войны и попытка максимально втянуть в нее Европу с каждым днем становится все менее перспективным делом. Эту идею поддерживают разве что люди, не принимающие решения и не отвечающие за них - в частности, депутаты Европарламента, который давно превратился в спойлер для европейских демократий, куда тамошний электорат делегирует радикалов. «ЕС должен направить миротворческие миссии, чтобы наблюдать за событиями в Донбассе и содействовать прекращению военных действий», - вторит словам Порошенко вице-президент Европейского парламента Ришард Чарнецкий. На деле вопрос об отправке миротворцев (который вызовет срыв Минских соглашений) давно закрыт.

Трещина в украинско-европейских отношениях дает возможность России, долгое время не предпринимавшей активных шагов, наконец-то перехватить инициативу, сыграть какую-то партию «белыми». И не всегда эти попытки удачны. Так, в России был принят закон, который возводит в статус государственной тайны сведения о смертях военнослужащих в мирное время, а также в ходе спецопераций. Закон неудачен по целому ряду причин. Во-первых, он уже активно используется как свидетельство желания Путина замолчать потери на Украине. «Мы расцениваем это как попытку скрыть то, что всем известно. То, что российские военнослужащие участвуют в боевых действиях и гибнут на востоке Украины, а правительство России это отрицает», - говорят в Госдепе США. Во-вторых, если на его основе будут судить тех лиц, которые говорят об убитых на Донбассе российских солдатах, то тем самым Москва будет как бы признавать правоту их заявлений и своими руками привлекать к ним всеобщее внимание через судебные процессы. Заодно появится повод обвинить Москву в очередных нарушениях свободы слова, и тем самым усилить давление на Россию. Причем в самый неподходящий момент.