Политические последствия налога на недвижимость

Фото: Эксперт

С  «дохода физического лица»  платят законные 13% НДФЛ. Одновременно, невидимо для работника, но за его же счёт, наниматель платит социальный налог, составляющий 30% от фонда оплаты труда: 30% от «грязной» зарплаты. Таким образом, из каждых 100 рублей, направляемых нанимателем на работников, на налоги разного рода (в широком смысле слова, включая соцстрах и пенсионные отчисления), 33,1 уходит в казну.  Покупая позднее недвижимость, мы оплачиваем в её цене 18% НДС.  Итого – 51,1%.  Вполовину дешевле обходилась бы нам недвижимость, когда бы не налоги! И это не беря в расчёт влияния второго, третьего и следующих порядков: что компания-застройщик платит налоги со своей прибыли, инженеры и рабочие строители также платят налоги на свои зарплаты, и так далее. 

Прикидка приблизительная, не учитывающая тонкостей ценообразования и начисления налогов. Ну, так бухгалтерская точность здесь и не важна: важно понимание, что налоги - многие десятки процентов рыночной цены недвижимости. Действительная доля налогов в цене недвижимости очень велика. Это, разумеется, справедливо и для иных товаров, однако до них нам сейчас дела нет – потому, что они не облагаются никакими налогами в ходе владения ими или их потребления (за вычетом автомобилей, самолётов и т.п.). 

Недвижимость же, как ни удивительно, подпадает под особый налог, который необходимо уплачивать ежегодно. И если раньше облагалась налогом инвентаризационная, мизерная стоимость, теперь берут с так называемой кадастровой, про которую утверждают, что она близка к рыночной. И потому, де, она «более справедлива». Чудо экономической демагогии! Если отъём происходит не сразу, а постепенно - при ставке 1% в год полный отъём происходит за сто лет – перестаёт ли он быть отъёмом?

Более того, налог на недвижимость является наказанием для экономически благоразумного человека: прокутивший деньги в ресторанах и на курортах ничего подобного не платит с расходов, не говоря уже о тех, кто просто спрятал накопленное под матрас или положил в банк. По мере увеличения кадастровой стоимости и ставок налога на недвижимость – а это вещи неизбежные, кто бы сомневался – он начнёт влиять на экономическое поведение граждан, удерживая некоторую часть из них от покупки недвижимости вообще, а для подавляющего большинства – вынуждая покупать дом или квартиру меньшей площади/цены. 

Несправедливость налога не только в том, что это отъём собственности. У современного налога на недвижимость имеется так называемый коэффициент-дефлятор, на который умножают инвентаризационную стоимость, чтобы получить стоимость кадастровую, призванный отразить рост уровня рыночных цен на недвижимость. При этом законодатель, проявляя трогательную заботу о том, чтобы не упустить выгоду от роста цен для казны, презирает с высокой вышки налогоплательщика, для которого общий рост цен, инфляция (из чего в основном и состоит рост рыночных цен земли и жилья, увеличивающий налоговые платежи), как будто бы не обесценивает денежной единицы – а стало быть, и выручки от возможной продажи недвижимости. Почему при обложении данным налогом не принимается в расчёт, что покупательная способность денег владельцев недвижимости снижается? Разве не следовало бы пропорционально уменьшать налог? А то и приплачивать собственнику из казны? Ведь за инфляцию отвечает то же самое государство в лице центрального банка. 

Действительным источником доходов казны могут быть только доходы людей-налогоплательщиков: все прочие налоги, включая НДС, налог на прибыль, на имущество, на недвижимость и так далее, представляют собой ничто иное, как некие превращённые, по внешней видимости, способы уловить часть доходов людей в казну. (Что же до продажи того или иного государственного имущества, это вещь случайная, и на неё государствующий полагаться не может, как на постоянный источник). Просто обложить налогом денежные накопления «неудобно», ибо тогда конфискационная природа такого налога станет совсем очевидной. Вот и используют «рыночную стоимость недвижимости». Да и сыскать недвижимость мытарю проще, чем «подматрасные», благо положено регистрировать и землю, и дома-квартиры. 

Впрочем, как ни вреднен налог на недвижимость, избавиться от него вряд ли получится в обозримом будущем. Не говоря про то, что имеются у него и некие экономическое достоинства. Налог этот поступает в местные бюджеты – то есть в города и сельские поселения, и должен использоваться на улучшение местных условий. Что за это заплатят сами местные жители – вполне разумно. Точно так же разумно, что хорошие дороги, щедрое озеленение, оборудованные детские плащадки, добрые школы – всё это способствует повышению рыночной стоимости недвижимости, и оправдывает повышение налога на неё. 

Однако имеются и противоречия. Желание платить налог местным властям зависит от двух важных обстоятельств. Первое из них – социальное. В странах, где рыночное хозяйство существует издавна, существуют богатые и бедные сельские поселения. Богатые платят много – но и получают почти всё уплаченное назад в виде улучшений поселения. Бедные получают от своих муниципалитетов мало, но и платят незначительные суммы. 

У нас - не так: рядом с пятиэтажками подмосковной деревни может стоять дорогой коттеджный посёлок. И налоги владельцев коттеджей никогда не вернутся им, целиком пойдут на латание дорог и труб в бедной части единого поселения. Ничего, кроме досады, это вызвать не может. Разумеется, бедным надо помогать. Но возлагать эту обязанность на более благополучных соседей нет оснований: ведь в одном месте сразу несколько бедных деревень, а другом – ни одного. Соответственно, при том, что экономическое выравнивание имеет социальный смысл, это не задача местных властей. Оно должно происходить в размерах всей страны, то есть за счёт федеральной казны. 

Второе противоречие – политическое. Налоги на недвижимость мы платим везде, где её имеем, а не только по месту прописки. Однако выбирать местные власти можем только где прописаны. Насчёт президента и государственной думы речи не веду – здесь правило «один человек – один голос» имеет некоторые основания. Но местные или областные власти? Каким образом налогоплательщик – владелец дачи мог бы побудить их действовать в соответствии с его пожеланиями, если лишён даже возможности принять участие в соответствующих выборах? 

Разумеется, оба отмеченные противоречия связаны. Если дать право голоса на местных выборах владельцам коттеджей, оставив их в одном населённом пункте и избирательном участке с жителями хрущёвок, их немногочисленные голоса не окажут никакого влияния на итоги выборов. Возникает потребность изменения границ поселений, появления новых – как и новых муниципалитетов. 

Как видно, введение налога на недвижимость предполагает серьёзные перемены в административном делении страны и в Конституции.  Непохоже, чтобы это осознавали правительство и законодатели.  

У партнеров




    «Киберзащите промышленности нужны глобальные решения»

    Директор департамента защиты информации и IT-инфраструктуры «Норникеля» Дмитрий Григорьев — о применении информационных технологий и коммуникаций в мирных целях

    Маркировка товаров: что делать и чего ожидать бизнесу

    с 1 июля стала обязательной маркировка табака, в декабре 2019 года добавят еще четыре товарные группы. Штраф за нарушение закона о маркировке будет достигать 300 тысяч рублей

    "Персонализация каналов продаж в ритейле"

    Компания «Той.ру» одна из первых внедрила в рознице омниканальную систему обслуживания клиентов. Учредитель сети Алиса Лобанова поясняет, чем этот опыт может быть полезен другим ритейлерам

    ММК признан одной из самых прибыльных для инвесторов металлургических компаний в мире

    Флагман отечественной металлургии вошел в топ-5 лидеров отрасли по показателю совокупной акционерной прибыли

    Продается завод металлоконструкций в Красноярском крае

    Действующее предприятие с многолетней историей - Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкрн Промышленный узел, 8) выставлен на торги.
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Ангела Меркель имеет право держать в тайне состояние здоровья
      Проблемы со здоровьем бундесканцлера могут иметь серьезные последствия для всего континента
    2. Борцы за климат не остановятся ни перед чем
      Россия в Осаке на саммите «Большой двадцатки» пообещала ратифицировать Парижское соглашение по климату. Уклониться от этого было бы весьма сложно, истеричность западной климатической политики возрастает. Но уж если мы в этом театре абсурда окажемся, то нужно сделать все, чтобы быть там среди режиссеров, а не среди актеров. И выработать свою позицию по климатическому вопросу
    3. «Шок и трепет»: финансовые власти США готовят сюрприз
    Реклама