Запас китайской бедности и российское будущее

Москва, 28.07.2015

ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

Известно, что в точности предсказать развитие экономики - дело невыполнимое, слишком много здесь превходящих обстоятельств и влияющих факторов. Если бы это было возможно, кризисы давно бы исчезли - их бы предвидели издалека и давили в зародыше. С другой стороны, экономический рост можно вычислить на более или менее длительную перспективу, и эти оценки будут весьма неплохими - на длинных временных интервалах случайности и субъективные воздействия сглаживаются, людские страсти утихают, и среди повседневного мусора обнаруживаются жернова Господни, которые движутся медленно, но верно.

Опыт показывает, что основными двигателями экономического роста являются инновации и стремление людей обладать знаковыми предметами потребления, обеспечивающими высокий уровень индивидуальной свободы. Второй фактор можно рассматривать как нежелание потерять общественное уважение или, если хотите, зависть к ближнему. То есть, по-простому, экономикой двигают инновации и зависть, и чем беднее общество, тем больше в нем неудовлетворенности и зависти, соответственно - лучше перспективы экономического роста. Это правило не действует в странах с быстрорастущим населением: слишком значительное увеличение числа претендентов на рабочие места разрывает экономику, как капля никотина того самого хомяка. А в остальных странах работает неплохо.

Есть одно исключение, которое этим закономерностям категорически не подчиняется. Точнее, не подчинялось два последние десятилетия. Это Китай, где экономический рост в последние годы превосходил всякое вероятие. По данным Всемирного Банка, годовой рост ВВП на одного занятого в экономике с 1990 по 2012 год составил в этой стране 8,4% в год – абсолютно невероятная цифра по сравнению со средним по миру ростом на 2,2%, и это на длительном интервале!. Достигалось это чудо известно за счет чего - путем форсирования инвестиций в основной капитал, которые временами превышали 45% ВВП. Делалось это чтобы максимально облегчить китайцам доступ к неплохо оплачиваемым рабочим местам. Затея удалась - сегодня душевое потребление в этой стране составляет более 4500 долл. в год (по ППС), что в 4 раза больше, чем 20 лет назад.

Проблема в том, что китайские власти действовали чересчур активно, слишком быстро расходуя "запас бедности" местного населения. Предложение возможностей для повышения потребления намного превосходило то, что в реальности было необходимо местным жителям, это и вызвало перегрев экономики. Предполагалось, что рост можно продолжать до бесконечности, однако на практике это невозможно: он тормозит, как только население обеспечивает себя основным набором знаковых предметов потребления. Исходя из сегодняшних настроений китайцев можно предположить, что обоснованный, "справедливый" темп роста душевого ВВП этой страны не превышает 3-3,5% против 7-10% за последние годы.

Очевидно, что долго поддерживать высокий рост ВВП путем массированных инвестиций невозможно - это приведет всего лишь к накоплению плохих, ничем не обеспеченных долгов. В нормальной ситуации падение скорости роста экономики от 10 до 3% было бы постепенным и не вызвало бы шоков на рынке ценных бумаг и сырьевых товаров. Однако же теперь, на фоне непрекращающихся усилий китайского правительства любыми средствами удержать высокие темпы роста ВВП, кризис, похоже, неизбежен. Ситуацию усложняет рост стоимости рабочей силы, выталкивающий Китай с рынка дешевого ширпотреба на рынок товаров с высокой добавленной стоимостью. Когда китайский бизнес начал свое восхождение к нынешним высотам, ему в мире были, скорее, рады. Он позволил Европе и США избавиться от малоквалифицированного труда, заменив его более дешевым китайским импортом, который в свою очередь оплачивался экспортом в Китай технологически сложной продукции и долговых ценных бумаг. Однако сейчас Китай вступил в конкуренцию на рынках сложных изделий с высокой добавленной стоимостью, где его вовсе не ждут, и продвигаться теперь китайскому бизнесу будет намного сложнее, чем в 90-е годы. То есть быстрого восстановления прежних темпов роста китайской экономики по любому можно не ждать.

Неизбежно китайский кризис ударит и по российской экономике. В то же время я бы не стал переоценивать значение этого шока. Да, китайская экономика затормозится, но она не перестанет расти. Запас бедности в этой стране по-прежнему огромен - по последним данным того же Всемирного Банка, около 18% китайцев все еще живут менее чем на 2 доллара в день, да и общий уровень благополучия в стране оставляет желать лучшего. Кризис приведет к снижению реальных зарплат, снизится общий уровень экономических настроений, увеличится конкуренция за рабочие места, а после коррекции рост китайской экономики неизбежно восстановится, хотя и не столь быстрый, как раньше. Соответственно, восстановится и китайский спрос на российский экспорт.

Однако надежды на будущее благополучие россиян основаны не только и даже не столько на ожиданиях восстановления китайской экономики после ожидаемого кризиса. Дело в том, что общий мировой запас бедности - огромен. Сегодня в мире на 1,25 доллара в день или менее живут 14% населения по всему миру, без малого 6 миллиардов людей живут в странах с низким и средним душевым доходом. Их желание вырваться из бедности и добиться европейского качества жизни еще многие десятилетия будет способствовать развитию мировой экономики, а также увеличению глобальной массы товаров и услуг. Зависимость между ростом ВВП и потреблением ресурсов еще никто не отменял, так что в среднесрочной перспективе российскому благополучию, в общем, ничего не угрожает. 

У партнеров




    «Норникель»: впереди десять лет экологической ответственности

    Компания впервые представила беспрецедентную стратегию на десять лет, уделив в ней особое внимание экологии и устойчивому развитию

    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина

    Столица офсетных контрактов

    Новый инструмент промышленной политики — офсетные контракты — помогает Москве снизить расходы на госзакупки и локализовать стратегически важное производство
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Вопрос с поставками газа становится в Европе все острее
      Трубопровод Eugal, который продолжит «Северный поток — 2» по Европе, скорее всего будет введен в строй до окончания строительства самого «потока»
    2. Saudi Aramco оценили в 1,7 триллиона долларов
      IPO аравийской нефтяной компании Aramco выходит на финишную прямую.
    3. Саудиты решили не жадничать
      Но инвесторы в Saudi Aramco все равно рискуют
    Реклама