Демократия и рудники

Москва, 17.08.2015

ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

Вопрос на засыпку: какой политический строй Аристотель считал наилучшим? Афинскую демократию – неправильный ответ. На самом деле на этот вопрос наставник царя Александра III, не российского, а того, который нам более известен как Александр Македонский, ясного ответа не дал. Однако в своей «Политике» он усиленно нахваливает политическое устройство Карфагенской державы: «…многие стороны государственной жизни устроены у карфагенян прекрасно. Доказательством слаженности государственного устройства служит уже то, что сам народ добровольно поддерживает существующие порядки и что там не бывало ни заслуживающих упоминания смут, ни тираннии».

Основу карфагенского строя составляло олигархическое правление, реальные рычаги управления принадлежали торговой и земельной аристократии (в те времена это были, как правило, одни и те же люди), действовавшей в интересах крупного бизнеса. Олигархическое сословие создало сложную систему сдержек и противовесов, которая обеспечивала внутриэлитный консенсус ради общего блага этой самой олигархии. Простое население имело возможность вмешаться в процесс принятия решений, только если в верхах не было согласия. Государственные должности, как правило, не предполагали вознаграждения – считалось, что аристократические семейства в зарплате не нуждаются, наоборот, различные посты очень часто выставляли на открытый аукцион. Государство шло от одного коррупционного скандала к другому. До боли знакомая, очень современная картина …

Тем не менее, как-то ведь они заслужили похвалу Аристотеля за эффективное государственное управление? Дело в том, что очевидные недостатки карфагенского политического устройства компенсировались благополучием страны – работа на крупных производственных и торговых предприятиях неплохо оплачивалась, а излишнюю бедноту оправляли в колонии. Наследники великого Тира, карфагеняне создали передовое по тем временам разнообразное производство и вели чрезвычайно успешную торговлю, наряду с этим они располагали доходами от эксплуатации сардинских и испанских рудников. Богатство страны обеспечивало всеобщее согласие в том, что «от добра добра не ищут», а также в том, что если народ сыт – не слишком важно, как там верхушка управляет общественными финансами. Что, впрочем, не предусматривало безнаказанности – бывало, что военачальников или чиновников публично распинали за ошибки и финансовые «художества». Всеобщее согласие среди карфагенян относительно поддержки источников общественного благополучия сформировало своего рода консенсус, который еще раз подтверждает мысль о том, что недемократических стран не существует, так как социальное устройство – это не более чем инструмент для поддержания высокого качества жизни людей. Этот инструмент – общество – может успешно действовать, только если он служит подавляющему большинству людей. Либо социальная система, политика и экономика работают на всех, обеспечивая каждому (или почти каждому) приемлемый размер доступных благ, либо они распадаются, так как люди теряют интерес к тому чтобы их поддерживать.

Распада и гражданской войны в Карфагене не случилось: несмотря на олигархический строй, город бился до конца с римской агрессией, отстаивая свое право на благополучие и процветание, что вообще встречается нечасто и заслуживает уважения. То есть с точки зрения эффективности, местный стиль государственного правления устраивал всех и пользовался поддержкой большинства, таким образом, он был вполне демократическим – благодаря своей экономической успешности.

Карфаген в литературе по политической истории принято считать олигархией (хотя, как мы видим, это не вполне так). Хрестоматийный, всем известный пример демократического устройства политической жизни – античные Афины. Однако у этого эталона есть странность, которая состоит в его уникальности. То есть нигде больше в античном мире такое политическое устройство не повторилось. Первоначально, до VI в. до н.э., у афинян было все как у людей – в меру монархическое и олигархическое правление, при котором основной голос в государственных делах принадлежал наследственной аристократии и состоятельному сословию. Расцвет афинского государства и демократического строя начался, по странному совпадению, после того как Афины присоединили к себе юго-восточную часть Аттики, где были расположены Лаврионские рудники. За все время эксплуатации серебряных месторождений (они в основном истощились к I в.) из шахт глубиной до 120 м. афинские рабы (их число доходило до 30 тысяч одновременно занятых) добыли примитивными орудиями и на себе вытащили на поверхность около 100 миллионов тонн горной породы. Из нее было выплавлено примерно 2 млн. тонн свинца и 8,4 тыс. тонн серебра. Пик добычи пришелся на V-IV вв. до н.э., как и расцвет афинской демократии. Доходы от рудников, как правило, сдававшихся на откуп крупным предпринимателям, шли в бюджет Афин, косвенно же они способствовали богатству очень многих – обслуживание копей кормило десятки тысяч жителей Аттики, увеличивая общую денежную массу, благосостояние населения, и, как следствие, спрос на культурные ценности.

Понятно, что этот источник благополучия был не единственным. Большие доходы давали экспорт аттической продукции (оливкового масла, керамики и различного ширпотреба), портовые сборы, а также налоги на «союзников», от имени которых Афины вели разнообразные войны. Однако экспорт и портовые доходы были и у других греческих городов, а серебряных рудников такого масштаба – не было. Уникальность исторического опыта Афин, их исключительное культурное значение для истории цивилизации объясняется как раз наличием этого дополнительного источника благополучия, который помогал поддерживать строительные проекты, искусство, литературу и демократические институты.

Основой афинской демократии было народное участие в собраниях и судах, а также всеобщее право для местных свободных граждан занимать различные государственные должности. Чтобы не оставлять правительство в руках наследственной аристократии и торговой олигархии, афиняне ввели компенсацию утерянного дохода для простых граждан, которые вынуждены были оставлять работу для участия в различных заседаниях. Участник рядового Народного собрания во времена Аристотеля получал за присутствие 1 драхму (4,3 г. серебра), эквивалент дневного заработка ремесленника, за важные собрания – полторы драхмы. Без этих серебряных драхм афинская демократия не могла бы состояться. Так что с одной стороны, Лаврионские рудники позволили афинянам построить демократический строй. С другой стороны, сами демократические институты были не более чем инструментами перераспределения доходов от копей и прочих источников в пользу основной массы афинян – способ ликвидации неравенства под предлогом участия в общественном самоуправлении.

В III в. до н.э. самые богатые участки Лаврионских серебряных месторождений были выработаны, с ними закончилась великая история Афин, прекратилось интеллектуальное лидерство и афинская демократия.

Теперь несколько выводов из этих двух грустных историй.

Очень часто политический строй рассматривают отдельно от экономики, вне связи с уровнем благосостояния и неравенства, а это, как мы видим, совершенно неверно. Степень развития самоуправления и общественного участия в государственных делах прямо зависит от благополучия населения. Надо помнить, что стремление иметь право голоса в управлении страной и совместной выработке «правил игры» – это не более чем еще одна потребность человека избавиться от внешних и внутренних раздражителей, такая же, как желание утолить голод, хотя голод, как правило, сильнее жажды быть выслушанным, в прямом соответствии с иерархией человеческих нужд. То есть обеспечение эффективности экономического и политического строя страны – смежные и неразрывные задачи, по сути, сводящиеся к необходимости повышения качества жизни людей.

Таким образом, отдельно взятая тема присутствия или отсутствия в стране демократии просто не имеет смысла, так как она вырвана из общего контекста качества жизни населения и имущественного неравенства. Соответственно, и разобраться в ней нельзя, если мы не рассматриваем участие в общественном управлении как одно из многих способов добиться комфортности человеческого бытия. Поэтому говорить надо не об экономике, демократии или ее отсутствии, а о качестве жизни человека, или в более общей постановке вопроса – о человеческом счастье. Счастливые страны склонны к демократии, несчастные – наоборот. Это первое.

Второе. Общество – по определению демократический институт, так оно имеет целью повышение качества жизни людей, а для этого им необходимы инструменты для поиска взаимоприемлемых компромиссов. При этом фактическая система согласования общественных интересов может легко обходиться без формальных институтов, которые принято называть демократическими – социальный консенсус может приобретать самые разные организационные очертания, иногда очень причудливые, как видно из примера Карфагена. При этом люди часто отказываются от политических свобод или не пользуются ими, если жизнь их устраивает. 

Третье. Не бывает неэффективных государств, неспособных повысить качество жизни людей, дать им имущественное благополучие и личные свободы в том объеме, который жители страны считают приемлемым. Точнее, оно может быть неэффективным, но очень недолго, пока его не убьют внутренние гражданские конфликты и убеждение людей в том, что вместе им хуже, чем порознь. Баланс «доходов» и «затрат» индивида от участия в общественных делах, включая сюда и политику, и производство, всегда должен быть положительным.

Ну и четвертое, последнее. Любой успешный (а следовательно – демократический) политический строй нацелен на получение достаточного объема блага если не для всех, то хотя бы для значительного большинства. А для этого, как показывает исторический опыт, неплохо располагать доходами от рудников, шахт и нефтяных вышек. В этом случае денег хватает на всех, прекращение жесткой борьбы за выживание смягчает нравы и способствует налаживанию гражданского диалога. Так что вперед, все на разработку шахт и рудников, это и есть путь к общему благу и демократии как его частному случаю. Большие деньги для всех – это и есть основа демократии.

Шутка, если кто не понял…

У партнеров




    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина

    Столица офсетных контрактов

    Новый инструмент промышленной политики — офсетные контракты — помогает Москве снизить расходы на госзакупки и локализовать стратегически важное производство

    Скованные одной цепью

    Власть и бизнес сотрудничают для достижения целей нацпроекта «Экология»

    Сергей Кумов: «“Техпрорыв” уже позволил исключить из добычи и переработки миллионы тонн пустой породы»

    Одно из стратегических направлений развития ПАО ГМК «Норильский никель» — модернизация производства и соответствие современным мировым стандартам. В 2020 году «Норникель» переходит ко второму этапу «Технологического прорыва» — программы повышения операционной эффективности, стартовавшей в 2015 году
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Вопрос с поставками газа становится в Европе все острее
      Трубопровод Eugal, который продолжит «Северный поток — 2» по Европе, скорее всего будет введен в строй до окончания строительства самого «потока»
    2. «СЛЕДСТВИЕ ОДНОЙ ПЛАСТИНКИ»
      4 декабря 2019, Основная сцена театра «Новая опера» к 120-летию со дня рождения Марии Юдиной
    3. У американцев осталась в запасе еще одна мера против «Северного потока — 2»
      В конгресс США поступило 12 законопроектов о санкциях против России. Их обсуждение на уровне сенатского комитета назначено на 20 ноября. Аналитики скептически настроены в отношении перспектив этих инициатив, но называют одну, которая может еще раз осложнить строительство многострадального российского газопровода
    Реклама