Не время расширять границы

Москва, 24.10.2015
Новость о планирующемся референдуме о вхождении Южной Осетии в состав России на некоторое время буквально повисла в информационном поле – настолько она выглядела неожиданно и неправдоподобно.

ITAR-TASS

На встрече с помощником российского президента Владиславом Сурковым глава республики Леонид Тибилов отметил: воссоединение с Россией является вековой мечтой югоосетинского народа – так гласил пресс-релиз. В Кремле, впрочем, поспешили заявить: речь просто шла о том, что в Южной Осетии «очень много сторонников интеграции с Россией». Однако Тибилов, несмотря на сигнал из Москвы, упорно гнул свою линию. На сайте президента появился официальный комментарий: хотя вопрос о референдуме не стоял в повестке встречи с Сурковым, тем не менее, была выражена готовность к его проведению.

С большой долей вероятности можно утверждать: никаких официальных переговоров со Цхинвалом по объединению Россия не ведёт, а заявление – собственная инициатива Тибилова. Лишь один штрих. Два года назад партия «Единая Осетия» официально обратилась с предложением организовать плебисцит по обозначенному вопросу. Тогда глава республики отреагировал крайне негативно, заметив, что референдум способен навредить государственности Южной Осетии, а инициативу и вовсе назвал пиар-акцией. Но время изменило позицию чиновника: рейтинг нынешней власти невысок, не за горами выборы, а сюжет с объединением набирает всё большую популярность. Причём если элиты рассчитывают на возросшие потоки денежных средств из Москвы, то в народе мечтают о более жёстком контроле федерального центра за самими элитами и чиновниками. Собственно, ни для кого не секрет, что невероятные деньги, которые дарит Россия республике, до людей не доходят, а уровень и качество жизни в Южной Осетии едва ли лучше, чем 10-15 лет назад. Официальных данных нет, но в прессе фигурирует цифра примерно в 45-50 миллиардов рублей за последние 7 лет как прямой помощи бюджету, так и потраченных на инфраструктурные проекты Газпрома и РЖД. По словам заместителя председателя российского правительства Александра Хлопонина, в 2015 году объем нашего финансирования составит 3,6 млрд. рублей.

С учётом этих цифр, между прочим, можно сделать интересный вывод: проблема с интеграцией лежит не в экономической плоскости. Возьмём для сравнения крымскую историю. В 2015 году федеральный бюджет безвозмездно выделил полуострову 50,7 млрд. рублей. А объём федеральной целевой программы (ФЦП) развития Крыма и Севастополя на несколько лет составит 658 млрд (из них чуть меньше половины - затраты на строительство Керченского моста). При этом население Южной Осетии (52 тыс. человек) в 44 раза меньше Крыма (2 294 тыс. человек), а территория меньше в 7 раз. И если годовые выплаты в осетинский бюджет увеличить соответственно численности крымчан, то получим сумму в 158 млрд. рублей, заметно больше выделенных дотаций и ФЦП. Конечно, это очень грубые расчёты и не совсем релевантное сравнение, хотя бы потому, что структура федеральных дотаций на Крым многоканальна, и значительно превышает цифру прямых поступлений в местный бюджет. Но очевидно, что экономически Россия потянет ещё одну небольшую республику.

За рамками этих подсчётов остаётся вопрос контроля за расходами. За последние 25 лет в республике сложилась жёсткая, коррумпированная элита, привыкшая греть руки на российской помощи и контролировать все процессы в государстве. Приход российских дотаций она воспримет на ура, но попытки влиять на внутренние дела - в штыки, вплоть до разжигания националистических настроений. Этот риск серьёзней, чем кажется, новая горячая точка на Кавказе нам не нужна.

Главным препятствием для референдума являются не экономические, а политические издержки. Во-первых, нарушится пусть и хрупкий, осторожный, но уже не враждебный контакт с Грузией. Во-вторых, референдум опять заставит вибрировать наших соседей, опасающихся «захватнических» амбиций Москвы. Подозрения – плохая основа для интеграционных процессов на постсоветском пространстве. В-третьих, будет спровоцирован эффект домино, когда о своих планах по объединению с Россией заявят и Абхазия, и Приднестровье. Возникнет немой вопрос у жителей ДНР и ЛНР. Наконец, в случае включения Южной Осетии в состав России вместо отмены антироссийских санкций  мы столкнемся с их усилением. Возможно, они коснутся экспорта энергоресурсов, то есть последствия для экономики окажутся на порядок тяжелее сегодняшних.

У партнеров




    О подходах к цифровой трансформации металлургических предприятий

    Курс на цифровизацию металлургических предприятий сохранится и в 2020 году. Такие лидеры отрасли, как «Норникель», «ММК», «НЛМК», «Северсталь», «Евраз» уже начали реализовывать инвестиционную программу и делать конкретные шаги к цифровому будущему

    «Норникель»: впереди десять лет экологической ответственности

    Компания впервые представила беспрецедентную стратегию на десять лет, уделив в ней особое внимание экологии и устойчивому развитию

    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Курс доллара: следующая неделя может стать самой важной в этом году
      Инвесторов тревожит состояние торговли и намеки на слабость американской экономики. Результат – ослабление американской валюты и худшая с октября неделя.
    2. Мир переворачивается на наших глазах
    3. Экспериментальый налог платят четверть миллиона человек
      Госдума РФ распространила эксперимент по взиманию налога на самозанятых еще на 19 регионах России. До сих пор он проходил в четырех, включая Москву
    Реклама