Три части - и три источника

Фото: Эксперт

Наблюдающееся в стране уже третий год падение производства - экономический кризис - сложное явление. В нём сплелось несколько составляющих, влияние которых на экономические развитие неодинаково. Это экономический рост, деловой цикл и новый «контур расширенного воспроизводства», используя выражение из «доклада Глазьева» - или, попросту, воздействие санкций. Однако впечатление, иной раз, таково, что не только широкая публика, но и начальники c экономистами не разделяют их. Между тем, схожие симптомы, вызванные разными причинами, требуют разного подхода.

С 2012 года в стране идёт циклический спад. С одной стороны – самый обычный. И вместе с тем не совсем обычный - он является «второй волной» спада 2008-2009 годов, или, иначе, продолжением того спада. Точно так же, как падение ВВП 1970-го года в США было продолжением спада, начавшегося в 1966-м году, прерванного массированными военными закупками из-за эскалации вьетнамской войны. Если бы не полностью открученный г-ном Гринспеном денежный «кран», наш спад начался бы не в 2008-м, но во второй половине 2006-го – начале 2007-го года: уже весной 2006 года началось сильнейшее вздорожание инвестиционных товаров - цемента, металла и тому подобного - всегда наблюдающееся перед кризисом. (Благодаря этому сокращается ожидаемая доходность капитальных вложений, и они сильно замедляются). Но деньги из ФРС текли и текли рекой. Это поддерживало галопирующий рост цен нефти и газа. Вот наши рынки и продолжали делать вид, что они способны к неограниченному росту. (Напомню, в июле 2008-го был достигнут  локальный максимум – свыше $ 140 за бочку нефти).

Самые экономически образованные наблюдатели – и те уверовали, что кризису не бывать! Нашлись и особо опытные люди: заняли сотни миллионов долларов для игры на бирже, заложив акции – и потом потеряли своё великолепное инновационное предприятие. Впрочем, даже на пике нефтяных цен наши рынки сильно колебнулись в июле-августе 2008 года. На самом деле, это было признаком их, рынков, полного пересыщения. Но всех обманули яркие события. Сначала - известное обещание прислать на «Мечел» «доктора», а затем «война» с Грузией, на которые и списали падение биржи. (Жаль, что не прислали тогда доктора, как теперь всем понятно: на г-на Зюзина кризис 2008-09 гг. не произвёл надлежащего впечатления, и он продолжал приобретать всё новые компании на заёмные – под залог самого «Мечела» - средства, которые невозможно было выплатить из продаж металла).

В США падение ВВП началось осенью 2007-го года (должно было начаться на год-два раньше). Правда, шло медленно, и для непрофессионального наблюдателя незаметно, из-за того же избытка ликвидности от ФРС. Но в сентябре 2008-го американский минфин легкомысленно упустил время выручить Lemahn Brothers, и всё повалилось по всему миру. Повалилось и у нас. Надолго наших резервов не хватило бы – но падение было решительно прервано новым президентом Обамой, пошедшим на поводу у американских экономистов-кейнсианцев (самой звонкое имя здесь Пол Кругман, к тому времени давно ставший колумнистом в «The New York Times», и за труды 1980-х получивший Нобелевскую награду как раз в 2008-м году - чем, видимо, и впечатлил начальство). Снова открутили денежный кран, начав так называемое «Quantitative Easing», оно же «количественное смягчение», совсем просто - печатание денег.

В итоге, нашему спаду в 2009 году не удалось развернуться и совершить свою очистительую работу. Благодаря QE цены на нефть и газ пошли в рост по новой – и наш «больной» три года «дышал» этим «кислородом».  Однако и кислород постепенно вошёл в привычку и перестал помогать, как это всегда бывает с неизлеченными больными. Пошла – очень потихоньку, незаметно, благодаря всё ещё выскоим ценам на нефть - «вторая волна». То, чему следовало, но не суждено было случиться в 2009-м, стало понемногу происходить после 2012-го. Оно продолжается и теперь: самое наглядное свидетельство – глубокое, на 30-40%, падение долларовых цен на рынке недвижимости, начавшееся в 2009-м, но прерванное. (Ваш покорный слуга ждал этого ещё в 2010-м году, предполагая итоговое снижение цен раза в полтора-два против пика 2008-го года, и не догадываясь, как значительно повлияет на нашу экономику американское QE; а оно только в 2015-м начало остро проявляться).

Помимо собственно циклического кризиса, связанного с исчерпанием текущих инвестиционных возможностей, важной составляющей идущего спада является поиск экономикой нового равновесия. Ведь доходы от продажи нефти и газа сократились более чем вдвое, и одновременно, вследствие санкций, перестали поступать кредиты из заграничных источников. «Контур расширенного воспроизводства», пользуясь выражением из «доклада Глазьева», существенно уменьшился – и  соответствующий меньшему «контуру» равновесный ВВП должен уменьшиться. Это произошло бы и в том случае, если бы экономика не находилась в состоянии циклического спада на время начала санкий.

Банкам, жировавшим двадцать лет на займы за границей, уже нечем кредитовать переевших потребительских кредитов покупателей – и конечный спрос падает. (Почти двадцать лет: ровно двадцать будет 30-го октября 1995 года, когда был подписан первый в истории Отечества синдицированный бланковый кредит частному российскому банку – Мосбизнесбанку – от синдиката западных банков во главе с UBS, к организации которого ваш покорный слуга имел прямое и непосредственное отношение. С чего и началась, на деле, история нашей «Финематики». Именно западными синдицированными кредитами, как и выпуском еврооблигаций, утоляли свой денежный голод отечественные банки всё последующее время). Предприятия не берут коммерческих инвестиционных кредитов, потому что некуда вложиться: и фаза цикла не подходящая, и третья составляющая кризиса продолжает путать карты.

Этой третьей составляющей служит, как ни удивительно, долгосрочный – то есть нециклический – экономический рост. Точнее, состояние народного хозяйства России в отношении к этому росту. Вопреки распространённым предрассудкам, переход к инновационной экономике у нас начался, и ведётся вполне серьёзно. Однако переход этот весьма далёк от завершения. «Критическая  масса» инновационных и модернизированных предприятий далеко не достигнута – и требуется ещё немало лет и инвестиций, чтобы инновации стали ощутимым двигателем долгосрочного экономического роста. Разумеется, на инновационный сектор оказали своё отрицательное воздействие и циклический спад, и санкции – однако проблема в том, что он если уже и появился из чрева матери,  то находится пока ещё на грудном вскармливании, самостоятельно жить  не в состоянии, и сильно нуждается в поддержке извне, то есть за счёт других секторов. Это касается как недавно учреждённых малых инновационных предприятий на только ещё зарождающихся рынках, так и крупных предприятий (новых или обновляемых), создаваемых на покупных заграничных технологиях и оборудовании.

Итак, циклический спад делает свою работу: уничтожает неэффективные предприятия, и их выпуск вычитается из ВВП (к сожалению, делает это очень неэффективно: заодно разоряются и предприятия вполне эффективные, попавшие в сложное положение случайно).  Санкции сокращают «контур воспроизводства», также отсекая часть ВВП. А младенчествующий инновационный сектор продолжает пока требовать больше средств, чем способен приносить сам – что режет на ходу и без того невеликие возможности правительства по преодолению циклических и санкционных воздействий.

Таковы три источника и три составные части текущего экономического кризиса в РФ. 

У партнеров




    «Киберзащите промышленности нужны глобальные решения»

    Директор департамента защиты информации и IT-инфраструктуры «Норникеля» Дмитрий Григорьев — о применении информационных технологий и коммуникаций в мирных целях

    Маркировка товаров: что делать и чего ожидать бизнесу

    с 1 июля стала обязательной маркировка табака, в декабре 2019 года добавят еще четыре товарные группы. Штраф за нарушение закона о маркировке будет достигать 300 тысяч рублей

    "Персонализация каналов продаж в ритейле"

    Компания «Той.ру» одна из первых внедрила в рознице омниканальную систему обслуживания клиентов. Учредитель сети Алиса Лобанова поясняет, чем этот опыт может быть полезен другим ритейлерам

    ММК признан одной из самых прибыльных для инвесторов металлургических компаний в мире

    Флагман отечественной металлургии вошел в топ-5 лидеров отрасли по показателю совокупной акционерной прибыли

    Продается завод металлоконструкций в Красноярском крае

    Действующее предприятие с многолетней историей - Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкрн Промышленный узел, 8) выставлен на торги.
    Новости партнеров

    Tоп

    1. По наличной валюте будут приняты решения
      Российское правительство рассмотрит проект изменений в валютном законодательстве для операций с наличными между резидентами и нерезидентами. Последним может в нововведениях понравиться не все, хотя в основном они направлены на либерализацию
    2. Ангела Меркель имеет право держать в тайне состояние здоровья
      Проблемы со здоровьем бундесканцлера могут иметь серьезные последствия для всего континента
    3. Борцы за климат не остановятся ни перед чем
      Россия в Осаке на саммите «Большой двадцатки» пообещала ратифицировать Парижское соглашение по климату. Уклониться от этого было бы весьма сложно, истеричность западной климатической политики возрастает, хотя при нынешнем уровне развития человеческих технологий Парижское соглашение — это предложение заменить потенциальную климатическую катастрофу реальными энергетической, финансовой и экономической катастрофами в одном флаконе. Но уж если мы в этом театре абсурда окажемся, то нужно сделать все, чтобы быть там среди режиссеров, а не среди актеров. И выработать свою позицию по климатическому вопросу
    Реклама