Сложно быть на амбразуре

Москва, 05.11.2015
Кайрат Келимбетов больше не является главой Нацбанка Казахстана. Он выполнил непопулярную, но крайне необходимую работу, учитывая все сложности, выпавшие на долю казахстанской экономики за последние два года.

Евгений Бобриков/ТАСС

На днях Нурсултан Назарбаев решил отправить в отставку одного из самых, пожалуй, обсуждаемых чиновников страны. Глава Нацбанка Кайрат Келимбетов освобожден от должности «в связи с переходом на другую работу». Казахстанский президент дал понять, что отставка связана с крайне низкой популярностью чиновника. «Сейчас снижено доверие к банку и национальной валюте – тенге, этого допустить нельзя. В стране ощущается дефицит тенговой ликвидности, снижается объем кредитования экономики. Это плохие показатели, над их исправлением необходимо работать», - пояснил Назарбаев.

Однако непопулярность Келимбетова отнюдь не означает, что он не справился со своей задачей на занимаемом посту. Всю критику теперь уже бывшего главы Нацбанка нужно воспринимать через призму тех испытаний, которые выпали на долю казахстанской экономики за время его руководства финансовым сектором страны.

Так, большая часть критики в адрес чиновника была связана с девальвацией. При нем власти дважды резко отпустили курс тенге, (обещая при этом населению что никакой девальвации не будет) а затем и вообще отпустили валютный курс в свободное плавание. Неудивительно, что он воспринимается населением как человек, допустивший сильное ослабление тенге, а также нарушивший им же данные заверения в том, что девальвации (ни первой, ни второй) не будет. «Мы руководителю Нацбанка уже не верим, он говорит, но происходит в точности наоборот, - возмущался депутат парламента Турсунбек Омурзаков. 

Однако если посмотреть на ситуацию без эмоций, то у Келимбетова не было иных вариантов. В отличие от предшественника, Кайрату Келимбетову пришлось действовать в условиях резкого падения цены на нефть и нежелания (по вполне понятным причинам) властей сокращать бюджетные расходы. На кону стоял не только авторитет, легитимность и амбиции президента, но и социальная стабильность в республике (ни для кого не секрет, что клановые и межнациональные противоречия нивелируются за счет сравнительно высокого по среднеазиатском меркам уровня жизни). А с падением курса рубля и цены на нефть казахстанская экономика (с фиксированным курсом тенге) попросту оказалась неконкурентоспособной. Девальвация была неизбежна, однако властям нужно было осуществить ее хирургически, избежав паники среди населения. Более того, заслугой Келимбетова явилась так называемая «опережающая девальвация». В феврале Нацбанк опустил курс тенге ниже существовавшей на тот момент необходимости, заранее заложив в него дальнейшей расчет складывающихся макроэкономических тенденций и девальвационных ожиданий. История показала, что решение было абсолютно правильным, и позволило Казахстану на протяжении почти полутора лет избегать новой серьезной девальвации, и за это время более-менее подготовиться к введению плавающего курса тенге, укрепить финансовую систему страны.

Подготовка эта шла различными методами, в том числе и достаточно непопулярными. Так, на долю Келимбетова выпала и самая серьезная и непопулярная реформа в современной экономике - пенсионная. При нем же завершилась консолидация пенсионных активов страны в ЕНПФ, и ему пришлось вырабатывать основы инвестиционного управления этими огромными ресурсами со стороны государства. Кроме того, теперь уже бывший глава Нацбанка обратил внимание на чрезмерную «долларизацию» казахстанской экономики и указывал на то, что эта проблема серьезно ограничивает возможности государства противостоять финансовому кризису. Он также активно боролся с неэффективностью банковской системы. Как и в России, на фоне валютной нестабильности, выделяемые банкам средства тут же шли на покупку валюты, еще больше усиливая эту нестабильность. При Келимбетове центральный банк Казахстана пытался бороться с этими спекуляциями - как на уровне законодательства, так и элементарными публикациями сведений о банках, занимающихся подобным бизнесом. По мнению политолога Максима Казначеева,  одним из главных факторов отставки Кайрата Келимбетова стала публикация Нацбанком списка банков второго уровня, которые якобы занимались спекуляцией на паре доллар/тенге. «В элите подобный шаг мог рассматриваться в качестве недружественного жеста. Таким образом он обозначил собственников БВУ, которые работали на расшатывание курса тенге», – полагает казахстанский эксперт.

Более того, под конец его нахождения на своем посту Нацбанка принял решение перейти на новую систему финансирования проблемных банков, принятую в некоторых развитых странах. Теперь для того, чтобы получать доступ к государственному финансированию банки должны активно заниматься кредитованием бизнеса.

Возможно, именно эта жесткая, но целесообразная линия в отношении банковской системы стала одной из причин конфликта Келимбетова с казахстанской элитой. «За последние несколько месяцев отношения между Нацбанком и крупными банками подпортились. Не секрет, что за спиной крупных казахстанских банков стоят интересы многих представителей нашей политической элиты. Вступив в конфронтацию с этими банками, по сути Келимбетов косвенно вступил в конфронтацию с этими представителями элиты», - говорит казахстанский политолог Досым Сатпаев.

В целом отставка Келимбетова является некой «сакральной жертвой», своего рода желанием Нурсултана Назарбаева потрафить населению, обвиняющему во всех финансовых проблемах страны Карата Келимбетова. Однако поскольку макроэкономическая ситуация для страны не изменилась, нет никаких гарантий, что через какое-то время имиджевый трюк не придется повторить. «Новому председателю Нацбанка (Данияру Акишеву) в любом случае придется, скорее всего, также выполнять роль камикадзе в нынешней сложной кризисной обстановке, и ему не позавидуешь», - говорит Досым Сатпаев.

С другой стороны, Акишеву жить будет гораздо проще. Во-первых, потому, что ему не нужно будет проводить непопулярных мер. Часть из них была уже инициирована Келимбетовым (и, соответственно, поставлена именно ему в вину), другая же часть болезненных реформ уже воспринимается населением и элитами как неизбежный шаг. В частности, дальнейшее падение курса тенге. «Я не знаю среди официальных деятелей ни одного человека, который хотя бы просто критически относился к «колебательной» политике тенге как к таковой. Все рассуждают, как надо его девальвировать: постепенно или же сразу. В денежном и технологичном смысле – все они девальванты», - поясняет эксперт. 

У партнеров




    «Киберзащите промышленности нужны глобальные решения»

    Директор департамента защиты информации и IT-инфраструктуры «Норникеля» Дмитрий Григорьев — о применении информационных технологий и коммуникаций в мирных целях

    "Персонализация каналов продаж в ритейле"

    Компания «Той.ру» одна из первых внедрила в рознице омниканальную систему обслуживания клиентов. Учредитель сети Алиса Лобанова поясняет, чем этот опыт может быть полезен другим ритейлерам

    ММК признан одной из самых прибыльных для инвесторов металлургических компаний в мире

    Флагман отечественной металлургии вошел в топ-5 лидеров отрасли по показателю совокупной акционерной прибыли

    «План Сатаны», или Здоровая еда будущего

    Во всем мире неуклонно растет потребление альтернативных продуктов на растительной основе — мяса, молока, сыра, масла

    Продается завод металлоконструкций в Красноярском крае

    Действующее предприятие с многолетней историей - Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкрн Промышленный узел, 8) выставлен на торги.
    Новости партнеров

    Tоп

    1. По наличной валюте будут приняты решения
      Российское правительство рассмотрит проект изменений в валютном законодательстве для операций с наличными между резидентами и нерезидентами. Последним может в нововведениях понравиться не все, хотя в основном они направлены на либерализацию
    2. Путин ответил на газовый вызов
      Oilprice: американские сланцевая революция и сжиженный газ не остались без ответа. Он пришел из Арктики
    3. Недобровольная отставка
      Где искать скрытых инициаторов скандала вокруг британского посла в Вашингтоне
    Реклама