Франция ищет преемника Олланду

Игорь Гашков
11 января 2016, 13:38

Спустя 2 месяца после терактов в Париже, можно говорить с уверенностью, что французское общественное мнение не качнулось вправо. По данным социологического опроса, проведенного 10 января службой Ifop, Николя Саркози, призывающий к тесному союзу с Россией, стремительно теряет популярность. Лидером начинающейся президентской гонки становится мэр Бордо Ален Жюппе, предлагающий Франции сохранение status quo. Теракты показали, что общество этой страны консервативно: испугавшись резкого поворота вправо, избиратели сплачиваются вокруг умеренного политика.

Zuma\TASS
Ален Жюппе согласно опросу стал номером один президентской гонки во Франции

Рост популярности Жюппе можно назвать прямым последствием нападения исламистов на Париж - пусть и не таким последствием, которого ждали в России.  В то время, как Николя Саркози и Марин Ле Пен сделали ставку на гнев французов, мэр Бордо воздержался от воинственных заявлений и неожиданно для многих вышел в лидеры. Успех Жюппе объясняется непопулярностью действующего президента Франсуа Олланда и нежеланием большинства поддержать Саркози, сделавшего ставку на крайне правого избирателя. 75% французов не хотят видеть в Елисейском дворце ни нынешнего президента, ни его предшественника, и в эту нишу удачно поместился  центрист.

В политическом истеблишменте Франции также все больше находится тех, кто готов сделать ставку на Жюппе: в большинстве это разочарованные возросшим рейтингом «Национального фронта» Марин Ле Пен. Речь вновь идет о необычном следствии недавно произошедшего события — региональных выборов.  Готовясь к ним, Саркози попытался привлечь крайне правого избирателя, отказавшись от коалиции с левыми, о которой его просил премьер-министр Мануэль Вальс. Результатом стала двойная неудача. Республиканцы Саркози не только выступили хуже, чем рассчитывали, но и испортили отношения со второй главной  политической силой, к тому же, находящейся у власти. После этого некоторым своим однопартийцам Саркози стал казаться опасным радикалом. Другие упрекнули его в авантюризме,  едва не обернувшемся прорывом к реальной власти националистов Марин Ле Пен.

Жюппе в ходе этих споров неизменно заявлял о солидарности с левыми. Не предприняв никаких выдающихся усилий, 71-летний политик смог выйти в лидеры исключительно за счет ошибок конкурента.

Умеренный по стандартам Франции, для России  фаворит избирательной  кампании  приберег немало критических слов. В апреле 2014 г. Жюппе заявил, что «Путин понимает только силу» и полностью одобрил введение санкций. В 2015 г., в отличие от Саркози, мэр Бордо поддержал отказ от продажи вертолетоносцев «Мистраль». Во Франции подобная позиция считается центристской, ее же придерживается и президент страны Франсуа Олланд. Как и глава государства, Жюппе считает, что  ограничительные меры против России принесут успех, если применять их последовательно и долго и приводит аргумент, почему это так: « Посмотрите на Иран. Я убежден, что эта страна была вынуждена вернуться за стол переговоров именно потому, что страдала от санкций. Это грустно, ведь теряют простые граждане, а не правители государств, но другого средства в нашем распоряжении нет».

С точки зрения Москвы, переход политической инициативы к Жюппе может означать конец проекта франко-российского сближения, горячим сторонником которого является Саркози. Кремлю уже приходилось иметь дело с Жюппе в 2011-2012 гг, когда тот возглавлял МИД Франции, выступившей с инициативой свержения Асада и Каддафи,  и этот опыт трудно расценивать как позитивный. Не добавит теплоты в двусторонние отношения и недавнее высказывание Жюппе, сделанное, впрочем, до инцидента со сбитым СУ-24: «мы рассматриваем рейды российских самолетов в воздушное пространство страны НАТО как провокацию».

Для внутренней политики Франции возможная победа Алена Жюппе на президентских выборах может означать продолжение курса Франсуа Олланда, но без него  самого. В глазах многих избирателей глава государства дискредитировал себя тем, что не смог выполнить своего главного обещания — снизить уровень безработицы. При Олланде этот показатель не только перешагнул психологически важный рубеж в 10%, но и существенно вырос в мусульманских кварталах, голоса которых обеспечили социалисту победу над Саркози. В знаковом для Франции  департаменте Сена-Сен-Дени, единственном, большинство жителей которого исповедует ислам, безработица при Олланде выросла почти на 30%. Разочарованные сторонники левого центриста вполне могут отдать свои голоса центристу правому.

Париж