Шенгеневая кожа

Сергей Мануков
корреспондент Expert.ru
15 февраля 2016, 10:20
Zuma\TASS
Дэвид Кэмерон.Саммит глав государств и правительств стран ЕС

В четверг и пятницу в Брюсселе пройдет саммит ЕС. Президент Евросовета Дональд Туск написал лидерам членов ЕС письмо. В нем он предупредил, что возникла реальная угроза единству ЕС. Речь идет, конечно, о Великобритании, которая может покинуть Европейский союз уже этим летом. 

Ситуация, по мнению Дональда Туска, сложилась очень серьезная. В Британии у сторонников выхода из ЕС довольно сильные позиции. Евроскептики рассчитывают на победу. Между тем, выход Великобритании угрожает союзу труднопросчитываемыми сейчас последствиями. Ясно одно – ни к чему хорошему он не приведет.

Выход Британии, считает Spiegel, может стать концом объединенной Европы. По крайней мере, в ее нынешнем виде. Евроскептицизм – не только британская «болезнь». Как показывают исследования, ей страдают и жители других европейских стран. Доверие к ЕС в таких странах, как Франция и Германия, сейчас такое же низкое, как на туманном Альбионе.

Худшим сценарием может быть цепная реакция. Конечно, в Брюсселе понимают, что проще всего избежать распада Евросоюза, если уговорить британцев остаться. Однако сделать это будет нелегко. Переговоры между Брюсселем и Лондоном проходят сложно, британцы выдвигают ряд требований, которые, как считают в Еврокомиссии, неприемлемы. Например, Лондон требует серьезного уменьшения социальных выплат мигрантам, против чего возражают в Брюсселе.

Spiegel считает, что пришла пора расстаться с рядом заблуждений и иллюзий, которые мешают европейцам жить и трезво оценивать обстановку.

1. Процесс общеевропейской интеграции углубляется

Главной целью объединенной Европы, начиная с 1957 года, было укрепление и углубление союза между европейскими народами. Однако на деле цель оказалась недостижима. Мало того, сейчас происходит обратный процесс: вместо углубления интеграции намечается дезинтеграция Евросоюза.

Отцы-основатели объединенной Европы мечтали об единой валюте для всего континента, но несмотря на расширение еврозоны будущее евро после шестилетнего кризиса выглядит туманно. Не менее туманно выглядит и судьба Европы без границ. Из-за наплыва мигрантов даже у самых больших оптимистов и сторонников интеграции сейчас сомнения в жизнеспособности Шенгенской зоны.

2. Расширение ЕС продолжается

За два десятилетия Евросоюз вырос почти в 2,5 раза – с 12 до 28 членов. Если на заре своего существования он был похож на эксклюзивный клуб богатых стран, то сейчас это разноплеменное объединение с полумиллиардным населением.

Казалось бы расширяться дальше некуда, но Брюссель продолжает вести переговоры о расширении с рядом европейских стран, в том числе и с Турцией. Расширение ЕС, с одной стороны, служит благой цели – объединению континента, но с другой, оно принесло немало проблем. В первую очередь это разница в экономическом развитии и уровне благосостояния его членов. До кризиса эти и другие противоречия, например, культурные были не очень заметны. Последние годы раскол между Востоком и Западом и Севером и Югом проявляется все сильнее. Не удивительно, что даже в коридорах Еврокомиссии сейчас можно услышать слова типа «имперское перенапряжение». Термин позаимствован у историков. Он обозначает трудный период в развитии империй, которые, захватив слишком много чужих земель, не смогли их «переварить» и в конце концов распались.

3. Европа управляется европейцами

В сущности Европа так и осталась элитным клубом, которая управляется высококвалифицированными технократами. Конечно, авторитет и влияние Европарламента растут, но народ по-прежнему далек от управления союзом. Простые европейцы терпели такое положение вещей, когда все было хорошо. Большую роль сыграли и обещания элиты о скором наступлении мира, безопасности и всеобщего процветания. Однако последний кризис раскрыл многим европейцам глаза на истинное положение вещей. Разочарованию и недовольству жителей объединенной Европы способствуют популисты и националисты, которых всегда хватало.

Spiegel считает, что Европа переживает один из самых сложных и, возможно, решающих периодов в своей истории. Успокоить британцев и уговорить их остаться в Евросоюзе уже недостаточно. Не исключено, что придется принимать какие-то радикальные меры, например, создавать как бы двойной Евросоюз. В центре континента может возникнуть ядро в составе Франции, ФРГ и стран Бенилюкса со своими парламентом, правительством, валютой и армией. Остальные же европейские страны образуют что-то вроде внешнего кольца, менее спаянного и интегрированного.

Европейская интеграция, делает вывод Spiegel, может продолжать существовать только при помощи убеждения. Однако реальность значительно сложнее и суровее выкладок и сценариев политиков. Соединить европейские народы можно только путем принуждения или денег. Именно в этой реальности Европе предстоит жить, и ей лучше как можно быстрее осознать это.