Демократия как свобода выхода

Москва, 16.04.2016

ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

У всех стран, где была реализована настоящая демократия, есть два важных общих свойства. Во-первых, их легко было покинуть, во-вторых - там было несложно заработать своим трудом, независимо от местной власти, прочих сограждан или крупного капитала. Если у любого гражданина есть свобода покинуть свое государство, значит общество, чтобы выжить и решать задачи развития, вынуждено идти ему навстречу. Оно должно заинтересовать его в том, чтобы он остался на месте и участвовал в делах страны, а для этого необходимо учесть интересы человека и прежде всего - дать ему право быть услышанным при решении важных вопросов общественного управления. Что, собственно, и есть демократия.

Свобода выхода тесно связана с легкостью независимого заработка. Чем проще обеспечить себя и свою семью, чем ниже стоимость «входного билета» на полянку независимого предпринимательства - тем меньше общественные возможности для принуждения индивида и тем выше потребность в демократических институтах, имеющих целью согласование интересов ради общего блага.

Собственно, по этим причинам можно утверждать, что демократия (массовое участие в общественном управлении) - это всего лишь способ самоорганизации «открытых» стран и экономик в условиях недостатка людских ресурсов. И тому есть масса примеров. Все исторические демократии представляли собой открытые страны с относительно немногочисленным населением, где граждане пользовались свободой въезда и выезда, а заодно имели возможности обеспечить себя и свои семьи собственным трудом без серьезного общественного содействия. Как правило, это были небольшие государства, чья любая точка расположена не более чем в нескольких десятках километров либо от моря, либо от реки, в него впадающей.

Недовольные жители древнегреческого полиса могли легко перебраться в другой город всего в нескольких десятках километров - благо язык, религия и культура были очень похожи, а практика приема мигрантов имела повсеместный характер еще с архаических времен, или вывести колонию на незанятые земли. Море предоставляло самые широкие возможности для экспорта ремесленной продукции практически в любую точку тогдашнего мира. Морская торговля, военный флот и наемная военная служба давали работу очень многим. Так что при высокой степени личной и экономической свободы полис не имел шансов сохраниться без демократических учреждений, учитывающих мнение основной массы населения.

Римские плебеи, чтобы добиться своего в спорах с патрицианскими семьями, пять раз уходили из города на свободные земли, и возвращались после того, как их требования были удовлетворены - а для этого надо было иметь поблизости эти самые свободные земли. Средневековые исландцы, если бы они почувствовали ущемление собственных прав, могли легко сесть на корабли и переселиться на любой из северных островов - туда, где были свободные земли. Удерживать островитян на месте помогал исландский тинг, старейший из ныне действующих парламентов (впервые он собрался в X веке). Средневековые английские аристократы и простолюдины легко могли перебраться на службу на континент, на одну из многочисленных войн. Позже для них открылись возможности покинуть страну, направившись в колонии, или наняться во флот, людей для которого постоянно не хватало. Уже с XIV века Англия активно участвовала в широкой и разнообразной международной торговле, которая дала местным предпринимателям достаточно высокий уровень экономической и политической независимости. В последующие столетия колониальная морская торговля создала целое сословие людей, на которых центральная власть имела ограниченные возможности влияния. И, как следствие всей этой грозди обстоятельств - неизбежность появления демократических институтов на Британских островах.

Собственно, американская демократия берет свое начало из того же источника. Обилие ресурсов (прежде всего, свободной земли), близость моря (первоначальные США - это не более чем полоса земли на берегу Атлантического океана) и, как следствие - высокий уровень экономической и личной свободы первых американцев, который сделал необходимой систему демократической формы правления для удержания населения и поддержания жизнеспособности общества.

У свободы выхода есть одно любопытное последствие: открытые страны, как правило, более благополучные, чем закрытые. Из чего делается неправильный вывод о том, что демократия обеспечивает рост уровня жизни. Нет, это не так. Просто и демократические институты, и благосостояние народа вытекают из одного и того же источника - высокого спроса на рабочие руки, а также из обилия и общедоступности разнообразных ресурсов.

В крупных континентальных странах исторически все складывалось по-другому. Высокая стоимость коммуникаций и более низкая мобильность населения проводили к повышению капиталоемкости бизнеса, и, соответственно, к уменьшению числа занятых самостоятельным предпринимательством. Как следствие, основная масса населения зависела от «подателей благ» - властей и крупного бизнеса - в том, что касалось поддержания и улучшения их благополучия. В качестве компенсации они делегировали этим самым «подателям благ» права на устройство общественной и экономической жизни по их усмотрению, что может создать иллюзию отсутствие демократии. Но это на самом деле только внешнее обманчивое впечатление. На самом деле недемократических стран просто не существует.

Во-первых, нет стран, где совершенно отсутствует «свобода выхода». Например, в России XVII века поток беглых крестьян направлялся на степные свободные земли, и правительство ничего не могло с этим поделать. Бежали люди и из сталинского СССР, и через Берлинскую стену... Во-вторых, даже соглашаясь на сокращение собственного потребления и политических свобод в пользу «подателей благ», население «несвободных», «закрытых» стран при всех обстоятельствах ориентируется на принятый в обществе стандарт потребления, и никакое принуждение не заставит общество «провалиться» ниже его минимального уровня. Точнее, провалиться оно может, но ненадолго. Далее нарастает общественное недовольство, социальные структуры трещат по швам, что снижает комфортность бытия для всех - и для «низов», и для «верхов». Рано или поздно им приходится договариваться, вырабатывая новый компромисс в распределении благ. Так что тем или иным способом мнение большинства принимается к учету при выработке общественных управленческих решений.

И все же будет лучше, если личные свободы, демократические институты и разнообразие доступных ресурсов сделают ненужными революционные «утряски интересов».

Есть ли в сегодняшней России та самая «свобода выхода»? Очевидно, есть. К сожалению, а может и к счастью, сегодня эмиграция из России затруднена - в странах, куда готовы ехать россияне (это в первую очередь Западная Европа, а следом за ней - США), их особо не ждут, с языком и с разрешениями на работу опять же проблемы. Нет сплоченной русской диаспоры, способной принимать иммигрантов, что в большой степени и сдерживает возможный отток населения. Тем не менее, страна наша, безусловно, открыта для внешней эмиграции, и особенно – для миграции внутренней. Хотя угроза оттока населения пока не играет никакой значимой роли при выработке политических решений, как на федеральном, так и на более низких уровнях. Нет больше обилия свободных ресурсов, которые можно использовать для легкого создания своего бизнеса, все меньше эффективных бизнес-идей для всех. Нет у нас пока и дефицита рабочих рук, чему в большой степени мы также обязаны трудолюбивым мигрантам из Центральной Азии. Им мы и скажем горячее «спасибо» за недостаточность развития массовых демократических институтов в нашей стране.

Этого нельзя сказать о бизнесе: дефицит инвестиций, бизнес-идей, рабочих мест у нас в стране практически повсеместный. Приток или отток предпринимателей, инвестиций, рабочих мест - миграция источников доходов составляет головную боль если не всех, то очень многих территориальных управленцев, от министров до мэров небольших городов. Поэтому сегодня формальные и неформальные демократические институции с участием крупного и среднего бизнеса находятся в нашей стране на стадии более или менее продвинутого установления, особенно в регионах, руководство которых ясно понимает пользу от привлечения предпринимателей. Так что Россия, скорее всего, движется в направлении восстановления демократии по образцу Новгородской республики, где реальным голосом обладали купцы, способные организовать дальние походы за пушниной в Зауралье. Наверное, это хуже, чем массовая всеобщая демократия, но «на безрыбье и рак рыба», как сказал тов. Сталин о пьесе Булгакова «Дни Турбиных». К тому же, хочу напомнить, недемократических стран просто не существует на свете…

У партнеров




    «Норникель»: впереди десять лет экологической ответственности

    Компания впервые представила беспрецедентную стратегию на десять лет, уделив в ней особое внимание экологии и устойчивому развитию

    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина

    Столица офсетных контрактов

    Новый инструмент промышленной политики — офсетные контракты — помогает Москве снизить расходы на госзакупки и локализовать стратегически важное производство
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Вопрос с поставками газа становится в Европе все острее
      Трубопровод Eugal, который продолжит «Северный поток — 2» по Европе, скорее всего будет введен в строй до окончания строительства самого «потока»
    2. Saudi Aramco оценили в 1,7 триллиона долларов
      IPO аравийской нефтяной компании Aramco выходит на финишную прямую.
    3. Хватит бегать!
    Реклама