Хороший пример Китая

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
21 апреля 2016, 11:12
AP/TASS

Как сообщил сегодня Народный банк Китая, 21 апреля он в очередной раз провел операции РЕПО, влив в экономику 260 млрд юаней (40,1 млрд долларов). Днем ранее, в среду, в финансовую систему Китая было направлено еще 250 млрд юаней (38,7 млрд долларов). Это, как сообщает национальное агентство «Синьхуа», должно поддержать юань, который подешевел к доллару на 0,35% - до отметки 6,4803.

По идее, такие операции должны поддержать фондовый рынок, однако сегодня Шанхайская фондовая биржа открылась снижением: Shanghai Composite в течение торгов падал даже на 4,5%, хотя по итогам торгового дня смог подрасти на 0,2%. Китайские фондовые трейдеры, сообщает MarketWatch, зациклены на том, что Народный банк Китая не сможет продолжать смягчение в среднесрочной и долгосрочной перспективе». Опасения, что условия кредитования в дальнейшем могут ухудшиться, оказывают давление на рынок.

Не по китайски

Российские эксперты как обычно склонны осторожно оценивать политику денежного расширения. «Опасения понятны: ЦБ Китая расширил денежную массу на 0,8% от ВВП за два дня. Экономика Китая и так растёт по 6,5-7% в год, но в данном случае её рост ускорится ещё сильнее, приблизительно на 1 процентный пункт в течение половины года, - считает директор аналитического департамента ИК "Golden Hills - КапиталЪ АМ".» Возможно, - предполагает он, - китайский регулятор видит риски для макроэкономических прогнозов во второй половине 2016-го, потому что воздействие денежно-кредитной политики на экономику не мгновенное. Пытаться справиться с этими рисками с помощью расширения денежной массы - опасная тактика, уверен эксперт, особенно учитывая рост кредитования по 1,37 трлн юаней в месяц и общий уровень корпоративной задолженности к ВВП около 160%.

Как отмечает независимый аналитик Дмитрий Адамидов, китайские денежные власти действуют совершенно также как и в США и ЕС – стимулируют экономику путем эмиссии.  И как в случае с США и ЕС эти меры в нынешних условиях имеют ограниченный эффект, поскольку кризис невозможно преодолеть исключительно мерами денежно-кредитной политики, - полагает он. - Китайские власти, кстати говоря, это прекрасно понимают,  но проблема в том, что Китай слишком глубоко интегрирован в международное разделение труда и занимает в нем слишком значительное место, - отмечает эксперт.

Нельзя говорить о том, что методы, работающие там, можно перенести в российскую действительность, - указывает главный аналитик ИФК «Солид» Азрет Гулиев, - так как нельзя сравнивать текущие условия в России и Китае. Китайская экономика замедляется в условиях низкой инфляции и некоторого дефицита ликвидности, объясняет он. В этих условиях увеличение ликвидности поддержит промышленный рост. Но даже тогда надо понимать, что рост за счет вливаний ликвидности, несет в себе значительные риски в будущем.

В первую очередь, важно помнить, что экономика Китая и России имеют кардинальные различия как по структуре, так и по размеру, соглашается руководитель управления брокерских операций «Алор Брокер» Антон Ванин. Проводить аналогии и пытаться заимствовать положительный опыт нужно, но с оглядкой на этот факт. Китай - крупнейший импортер нефти. Россия - крупный экспортер. Таким образом, экономика Китая только выигрывает от текущего снижения цен на энергоносители, а Россия ищет пути коррекции дефицита бюджета. В этом свете, возможности экономики Китая, имеющей огромную добавленную стоимость, не в пример шире наших.

Ликвидность раскроет потенциал роста

Следует отметить, что опасения поддержки экономики за счет вливаний ликвидности являются обычными как для российской экономической политики, так и - для аналитики. Эти опасения имеют доктринальную и политическую поддержку со стороны, в частности, международных финансовых институтов. Но как мы видим, практически все без исключения страны, которым удается поддерживать на высоком или приемлемом уровне экономический рост, делают это, расширяя ликвидность. Выписывание падающей и обезденежной экономике России "неликвидного" рецепта под предлогом, что ее экономика имеет низкий потенциал роста, или что в ней высока инфляция, мягко говоря, вряд ли справедливо. Потенциал в России больше, чем у Китая, и с "китайскими" (по аналогии) деньгами экономика бы это продемонстрировала. Инфляция была бы побеждена ростом выпуска, ведь "уравнивать" денежную и товарную массу можно по по-разному.

Приходится также отметить еще одну сторону политики денежного ограничения - она выгодна большинству участников рынка, поскольку это, по сути, политика высоких ставок. Между тем на днях глава Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин заметил нечто, идущее вразрез с этой привычной тенденцией. Он сказал, говоря, очевидно, как раз от имени "промышленников и предпринимателей", что если ставка в будущем году не будет выражаться однозначным числом вместо двузначного, то на стагнацию мы обречены. А лучше, по его словам, если однозначной будет не только ставка ЦБ, но и - конечная.

Пока же высокие ставки при наличии некоего минимума ликвидности позволяют прилично зарабатывать финансовым рынкам. В особенности - привлекая иностранный капитал, "летящий" на высокую ставку, как муха на гуано, но не дающий национальной экономике ничего, кроме лишней волатильности. По своему интересен такой спекулятивный капитал и финансовым властям. Все это создает некий консенсус вокруг дефицита ликвидности и дорогих денег, которого, очевидно, нет в растущем уже много лет сверхвысокими темпами Китае. Последний, конечно, сталкивается сейчас с проблемами, но это проблемы совсем другого уровня, чем у российской экономики. Если там, как и в США, возможено и пора думать, чем заменять количественные смягчения, то нам уже давно пора подумать о том, как их начать.