ЕАЭС: внутренняя энергия и китайский вектор

Михаил Рогожников
Главный редактор онлайн редакции журнала «Эксперт»
2 июня 2016, 16:50

Саммит ЕАЭС в Астане обозначил несколько конкретных интеграционных проектов и стремление экономического союза к международному сотрудничеству. Последнее интересно тем, что укрепляет субъектность нового образования. «Мы поддерживаем предложение казахстанского председательства сконцентрировать усилия на дальнейшем углублении экономических связей Союза с другими странами и интеграционными объединениями» - сказал на саммите президент РФ. Но еще, отметил он,  предстоит принять Соглашения о порядке заключения союзом международных договоров.

Говорили о целом ряде внешних векторов, но похоже, важнейший среди них – на Китай. Конечно, тема налаживания отношений с ЕС, о котором собираются говорить вскоре на ПМЭФ с приезжающим в Петербург  Жаном Клодом Юнкером, тоже очень важна. Но с учетом нынешних сложностей в отношениях — скорее на будущее. А по поводу Китая существует уже даже специальный термин – «сопряжение» им обозначают сближение ЕАЭС и китайского, тоже евразийского, «Шелкового пути». «Готовится перечень конкретных проектов в развитие идеи сопряжения Евразийского экономического союза с китайской инициативой “Шёлкового пути”», — рассказал Владимир Путин.

ЗОС с Китаем: выгоды и риски

«Рейтер» сообщил, что ЕАЭС намерен заключить торговое соглашение в течение двух лет. Вице-премьер Шувалов сказал об этом, что переговоры будут очень сложными. По его словам Шувалова, Пекин хочет, чтобы ЕАЭС сократил таможенные пошлины на китайские товары или полностью их отменил, однако блок пока не принял решения относительно этого вопроса. Сначала будут обсуждаться нетарифные ограничения.

Антон Соничев, эксперт центра «Общественная Дума», комментируя эту перспективу создания зоны свободной торговли (ЗОС) для «Эксперт Online» отметил: «По смыслу сделки с Китаем она будет похожа на планируемое ТТИП между ЕС и США, т.е. заключение  соглашения о свободной торговли между странами ЕАЭС и Китаем, что означает свободное передвижение товаров и услуг между странами. Такой союз выгоден как странам ЕАЭС, так и Китаю в плане внешних торговых отношений, повышении экспорта стран и доходов от него, а также в снижении расходов на экспорт.

Правда, с экономической точки зрения бесбарьерная торговая среда сейчас более выгодна Китаю, — считает аналитик, — поскольку он больше поставляет товаров и услуг в страны ЕАЭС, чем они в Китай. При этом доля китайских товаров на национальных рынках стран ЕАЭС выше, чем доля товаров стран ЕАЭС на китайском рынке. Но если союз будет хорошо реализован, то страны ЕАЭС смогут со временем нарастить объемы экспорта в Китай.

Для ЕАЭС, а особенно для РФ, — полагает он, — такая сделка также выгодна в политическом плане, поскольку позволит усилить их позиции на мировой арене и снизить зависимость от США и ЕС. От сделки, кроме роста торговых отношений, стоит ожидать увеличения количества инвестиционных проектов между странами в различных отраслях экономики. Однако есть риск того, что китайские товары и предприниматели потеснят отечественный продукт и бизнес с российского рынка. Особенно это может произойти, если для китайских товаров снизят таможенные пошлины или отменят их. Это уменьшит их цены и российским товарам станет тяжело с ними конкурировать. Такое часто происходит при свободной торговле между странами.»

У РФ будет меньше газовых конфликтов

Что касается интеграции внутри, то тут конечно на первом месте сейчас — создание единого энергорынка Евразийского экономического союза к 2025 году. Как сказад на саммите российский президент, об этом его участники «очень много говорили и спорили в своё время». Теперь принимаются «соответствующие документы, которые предусматривают равные условия конкуренции на территории всего союза, что даст совокупный эффект в газовой отрасли более $1 млрд, а в нефтяной – до $8 млрд в год». А к»2019 году должен быть сформирован общий рынок электроэнергии, утверждена его концепция, начата подготовка соответствующей программы. По оценкам экспертов, реализация этой задачи обеспечит дополнительный прирост ВВП государств – членов союза в размере $7 млрд».

Роман Терехин, эксперт Комитета Госдумы по экономической политике, иновационному развитию и предпринимательству, считает что «создание единого энергорынка в ЕАЭС приведет к тому, что энергетические компании союзных стран получат недискриминационный доступ к энергетической инфраструктуре партнеров, смогут закупать газ, нефть и нефтепродукты без количественных ограничений по рыночной цене без экспортных пошлин, которая будет формироваться в том числе на биржевых торгах.»

Более того, «создание единого энергорынка в ЕАЭС даст возможность странам-участникам снизить влияние мировых цен на энергоносители и сгладит этим ценовые колебания, — полагает он. — Благодаря этому рынок станет более стабильным и повысит свою конкурентоспособность. Больше всего это выгодно РФ, поскольку в плане энергоносителей она лидирует. Но чтобы получить выгоду, России нужно будет сначала выровнять внутренние и экспортные цены, поскольку если она будет продавать странам ЕАЭС газ по нынешним внутренним ценам, то это приведет к убыткам, ведь они зачастую ниже экспортных. Правда, это повысит цены на нефть и газ на внутреннем рынке РФ, что является минусом новации. Но среди плюсов создания единого энергорынка в ЕАЭС можно назвать то, что РФ сможет снизить случаи реэкспорта ее энергоносителей, ведь страны ЕАЭС больше не смогут это делать под видом серых схем.

Также РФ сможет уменьшить количество газовых конфликтов (например, подобных нынешнему с Белоруссией). Кроме этого РФ сможет получить доступ к инфраструктуре других стран, что позволит с меньшими затратами расширить число покупателей газа среди труднодоступных сейчас стран. Здесь наиболее интересен для РФ газопровод “Казахстан – Китай”. И хотя другие страны тоже получат доступ к инфраструктуре Газпрома и смогут выйти на европейский рынок, у них все равно недостаточно запасов, чтобы стать конкурентом для РФ на этом рынке. А РФ в свою очередь сможет конкурировать с Казахстаном на рынках в КНР и Юго-Восточной Азии. При этом РФ смогла бы этим потеснить и Туркмению на этих рынках», — заключает Роман Терехин.