Туризм с социальным лицом

Петр Скоробогатый
2 июня 2016, 13:24

Одна из важнейших задач для регионов в вопросе развития внутреннего туризма — стимулирование локального спроса за счет отдельных групп населения. Здесь нужно учесть эффект масштабирования: школьники, пенсионеры, инвалиды не только получат положительные эмоции, но и разнесут информацию о новых туристических дестинациях, запустят сарафанное радио. Механизмы уже обкатаны — речь идет о социальном туризме, на который в СССР приходилось до 80% всего национального туристского оборота и до 50% международного обмена. По таким программам в 1989 году отдохнули 42 млн туристов и 226,1 млн экскурсантов, а объем оказанных услуг за тот же период достиг 3 млрд рублей при численности персонала в системе 170 тыс. человек. Сейчас в России активно развивается система социального страхования. Из бюджетных источников по статье «здравоохранение», из внебюджетных — по статьям «социальное страхование» и «медицинское страхование» гражданам оплачиваются путевки в санатории и пансионаты. Но представляется, что внедрение механизмов социального туризма с уровня регионов может быть более эффективным, ведь таким образом можно направлять потоки в туристические зоны, которые требуют развития и продвижения.

Едва ли не единственный регион страны, который активно дотирует социальный туризм, — Башкирия. В прошлом году на эти цели было выделено 55,8 млн рублей. В социальных турах отдохнули 6647 человек.

Специализация социального туризма меняется с каждым годом — в этом уделено особое внимание людям с ограниченными возможностями. Впрочем, такой уклон не удивляет — «фишкой» республики является лечебно-оздоровительный туризм, который здорово поднялся уже в постсоветскую эпоху. Башкирия вложила немалые средства в модернизацию старых и в строительство новых санаториев, которые оснащены медицинским оборудованием по европейскому стандарту, да и условия размещения достойные.«Мы хотим, чтобы туризм в республике стал трендом. Для этого нужно постепенно менять менталитет наших жителей, — считает Вячеслав Гилязитдинов, глава Госкомитета по предпринимательству и туризму Республики Башкортостан, рассказав об этом в интервью "Эксперту". — Во-первых, стимулировать их чаще путешествовать. Во-вторых, обучать основам предпринимательства, чтобы туриста было кому встретить, обустроить и заработать на нем. Большая проблема — кадры. Быстро нарастив туристический поток, мы рискуем упереться в потолок возможностей, просто некому работать. Мы сейчас плотно сотрудничаем с тремя вузами, которые выпускают туристические кадры. Ну и конечно, инфраструктура, тут ответственность государства». Мы подробно распросили главу Госкомитета о туристских возможностях Башкирии и о трендах, значение которых выходит за пределы республики. 

- Что из себя представляет туризм в республике?

- Ещё с советских времён у нас заложены 9-10 кластеров. Позже государство вкладывалось и в крупные санатории, и в дома отдыха. Кто-то вырос и стал более современным. Кто-то, так сказать, остался на прежнем уровне. Основа в виде санаторно-курортного отдыха – она есть.

К примеру, Гафурийский район, где река Усолка. Это специализированная вода, сероводород, источники в которых купаются. В свою очередь это и святое место, в 16 веке явилась икона Божьей Матери и сегодня там расположена церковь Табынской Богоматери. Рядом построен крупный санаторий, в котором к примеру, проходят восстановление космонавты.  Заполняемость 100%. Проблем нет. Хотя там, конечно, нужно дальше развиваться. Я это место сравниваю с Карловыми Варами. Людям нравится приезжать в это место, но там не хватает европеизированной части отдыха. Чтобы с женой приехал, супруга здоровьем и красотой занимается, а сам на охоту, рыбалку на пару дней съездил. Вот это предстоит сделать.

Янган-Тау - это место, где уникальные геотермальные пары и газы, минеральная вода. В санатории воду разливают и можно ее с собой взять. В каждом санатории изыскивают себе некое позиционирование.

Яктыкуль – «банное озеро», где по легенде Пугачёв помыл всех солдат, и оно стало называться «банным». Там сегодня создаётся новый кластер. Рядом 35-40 км – Магнитогорск, международный аэропорт. Магнитогорский комбинат вкладывает деньги, развивает горнолыжку. Там стык границ регионов, с Урала приезжает очень много туристов, с Оренбуржья. Там по сегодняшним подсчётам одновременно может ночевать 10000 человек. Но не ночуют. Где-то, конечно, более-менее, хорошо. Где-то – плохо. В среднем – заполнение 30 -40 %. Резерв есть.

В один момент мы собрали там всех отельеров, всех представителей турбаз. И говорим: «Коллеги, давайте сделаем так, чтобы отдых здесь был и всесезонным. Как  вы считаете, чего не хватает?» Не хватает развлекательного комплекса, детского комплекса, конно-спортивной базы. Не хватает дорожек красивых, пляжа городского, чтобы это стала уже «Европа». Инициатива и инвестиции есть, но необходима поддержка в плане межевания земли, подвода электросетей, воды и т.п. Мы, Госкомитет, поддерживаем их административным ресурсом, помогаем чем можем. У этого кластера есть перспектива развития, возможность крупных событий, способных привлечь туриста.

В прошлом году они провели интересное событие – курортный сабантуй. Понятно, традиционные башкирские сабантуи, они проходят весной, в начале лета. А здесь они провели уже среди лета курортный сабантуй, в рамках которого объединились все работники туристского сектора. И сделали, действительно, как положено сабантуи – шатры, палатки, выставки народного творчества. Сделали великолепный концерт. В этом году вновь его проводим и хотим делать ежегодно. Здесь можно проводить крупные республиканские, межрегиональные или международные события, к примеру, фестиваль юмора, фестиваль музыки, конкурс красоты и т.п. Потенциал огромный. 

И так у каждого кластера – есть предыстория, есть история.

- Есть ведь и сама Уфа?

- Да, мы вместе с городскими властями обратили внимание на то, что Уфа сама по себе не на слуху как экскурсионный центр, как туристический центр. Но как раз в это время построили наши гостиницы для ШОСа и БРИКСа. Аэропорт реставрировали, модернизировали. Следовательно, нужно наполнение. Собрали экскурсоводов, историков, археологов, институты туризма. Что сделать, чтобы Уфа тоже стала экскурсионным центром? Вот всё есть, что надо? Создали вместе с администрацией города, так называемый базовый экскурсионный маршрут. Он двух - трёх часовой, охватывает самые интересные места Уфы.

- А что же – раньше не было экскурсионного маршрута?

- Каждый экскурсовод вёз по своему маршруту и это не давало возможности развивать конкретные точки. Как только мы сказали: «Коллеги, всё понятно. Всё красиво. Но давайте развивать базовый маршрут как основу экскурсий.». Почему? Рано или поздно, мы обязательно там разместим палатку с ремесленниками. Не где-то, абы как, а на базовом маршруте со временем разместим продажу сувениров, там на маршруте можно будет посмотреть, как шьют, как валенки делают, как кумыс делают, музей меда. Дальше – мы на этом же маршруте расположим все современные навигаторы для туристов. Здесь будет несколько площадок смотровых, чтобы город посмотреть, сделаем стоянки для автобусов.

Так вот, договорились о том, что по базовому маршруту будем сосредотачивать туристические информационные центры, киоски, где можно путёвку купить и так далее. Будет какой-то дом для гостей, куда в первую очередь можно приехать, попить кофе, дождаться большого автобуса. Раз в два часа, допустим, он ездит. Два часа ходишь, гуляешь.

- Как вы объединяли туроператоров?

- Мы не можем быть лоббистами какой-то одной фирмы. Говорим: давайте какую-нибудь организацию, которая бы вас всех объединила, вот её интересы мы готовы блюсти. Вот сейчас   вместе с администрацией города создали многофункциональный информационно-туристический Центр.  Да, теперь нам понятно, с кем работать. Но теперь, после того, как в Уфу люди стали приезжать, когда начались регулярные экскурсионные поездки по городу, теперь мы предлагаем несколько таких же базовых маршрутов, но уже по республике.  На сегодня разработано – порядка 150. Сами туроператоры разработали трехдневные, пятидневные маршруты, маршруты выходного дня.

От Уфы на периферию

- В столице, наверное, проще, чем на местах.

- Если какой-то городок говорит: «А почему ко мне не ездят туристы?», мы говорим: «Давайте, коллеги, точно также сделаем 5-7 базовых маршрутов, предлагайте своё заполнение». Но они-маршруты, должны быть. Для того, чтобы мы понимали, где поставить придорожный сервис. Кафе, телефон, медпомощь, хороший туалет. Иначе туриста не привлечёшь.

К примеру, разрабатываются мусульманские маршруты. Из Средней Азии в 11 – 14 веках приезжали первые проповедники ислама, сохранились места, связанные с их пребыванием: мавзолеи, могилы, источники. Но это всё, опять же, самодеятельность нескольких фирм. На сегодняшний день совместно с туроператорами, разрабатываются паломнические мусульманские маршруты, а также внедряются параметры программы «Халяль Френдли», программы ориентированной на прием туристов из мусульманских стран и Башкирия уже имеет хороший положительный опыт в таком приеме.

Например, у нас есть недалеко (два часа езды) славный город Бирск. Он исторически называется купеческим, там размещалась вся торговля. Это старинные причалы для того, чтобы обмениваться товарами, последняя точка, куда доходили большие пароходы. Там зерно собирали для вывоза и продажи.    

- Есть что показать?

- Там есть замечательная историческая часть. Везде написали нынешнее название улиц и бывшее. Про каждую улицу история своя. Допустим, улица Миллионная. Почему она так называлась? Потому что купец на свои деньги сделал улицу, облагородил. И по тем деньгам миллион потратил. Причём, как говорят, в жизни был очень скупой. Но, тем не менее, на благое дело потратился. Там прямо в центре города три старые церкви. В одной из них служил ещё дед нынешнего патриарха Кирилла.

Пленные французы в 1812 году. Их по каким-то причинам в Бирск отправляли. Так они там жили 2 года. Был врач, он, естественно, стал в больнице работать. Многие стали учителями, преподавали различные науки. Закончилась война. Обмен пленными, а они уезжать не хотят. Жалование получали 50 копеек в месяц. И этого хватало, чтобы неплохо жить. Приехал губернатор из Уфы и сказал: «Не, так не положено. Домой уезжайте». Великолепная историческая  такая легенда!

Вот так создается один из маршрутов. И это уже маршрут больше связан с православием. Мы убедились, что такой маршрут можно делать, он интересен. И вот такие маршруты должны быть в большом количестве, при этом считаем важным, что бы маршруты из Уфы начинались.

Дальше – очень большая работа сделана по так называемому красному туризму. Пожилые китайцы сейчас очень интересуются временами революции, временами первых революционеров. Пока это Москва – Санкт-Петербург – Ульяновск -Казань. И мы задались вопросом, ведь у нас он тоже был Владимир Ильич вместе с Крупской. Мы очень долго пытались вписаться в «красный маршрут», было проделано много работы. В итоге, мы подключаемся к этому маршруту. Нам важно что? Нам важно, чтобы, наконец, у нас системно стали появляться иностранцы. Они, конечно, появляются, кто-то к друзьям, кто-то в командировку. А вот системно…

 5.jpg

Вот те шаги, которые мы делаем сегодня. Например, для китайцев. Китайцам очень важно, чтобы они везде, как говорится, чувствовали себя как дома. Питание, чай, церемония. В гостиницу зашёл, и точно знаешь, что там будет, например, специальный чайничек. Существует программа по приему китайцев - «Чайна френдли». Это сертификат, который выдаётся гостинице. И китайцы видят сертификат. Знают, что там всё предусмотрено  под их требования.

- То есть целая гостиничная сеть для китайцев?

- На самом деле это целая программа по приему туристов из Китая, которая охватывает не только средства размещения, а все сферы туризма. Уже сейчас проводятся обучения для гостиниц, кто хочет в эту систему войти. Получается, что задача «хорошо принять минимум 50 китайцев» превращается уже в некую системную задачу, что их надо уже на другом уровне обслуживать.

И наверно есть крупные проекты?

Кластеры или точки роста, которые мы для себя по республике определили. Первое. Это летние или, иначе говоря, тёплые виды отдыха. Это у нас озеро Кандрыкуль,- кластер. Он порядка, наверное, 5-10 тысяч может «проглотить», условно говоря, коек без ущерба для экологии. А сейчас там всего 1000, может быть, полторы. Перспектива есть, там уже сделано зонирование по разному уровню средств размещения. Осталось дело за инвесторами.

Второе, Аслы-куль. Это своего рода другая «жемчужина». Это солоноватая вода, озеро- практически это башкирское море. Там тоже сегодня уже есть генплан развития территории озера и территорий в его округе.  К примеру, Давлеканово – городок, в котором 200 лет назад жили немцы. Говорят есть немцы, которые до сих пор помнят, что они выходцы из Давлеканово. И то один, то другой приедет. Там сохранились дома князя Волконского. Пожалуйста, ты приехал туда на озеро, но ещё тебе на 2-3 дня могут предложить услуги по экскурсии.

Далее,  Павловское водохранилище. Своя изюминка. Это водохранилище, это наша Швейцария. Есть большой потенциал развития этой территории. Сейчас обсуждается интересный проект. О чем он? Проект по развитию речного туризма. На сегодня, к сожалению, от Уфы до Павловской ГЭС не проплывёшь. Вот сейчас совместно с предпринимателями обсуждаем возможности по данному направлению. Если мы «раскрутим» проект, то у нас Павловка водным путем соединится аж с Москвой. Яхты, катера, «господа, играющие в карты» как говориться. И все это достаточно реально. Здесь нас и Глава республики Рустэм Закиевич поддержал. Проект сегодня уже согласовывается в необходимых инстанциях.

 6.jpg

Развитие туристических зон вокруг еще двух  водохранилищ. Это Нугушское водохранилище и  Юмагузинское водохранилище. Уже сейчас мы вошли с проектом «Бурзянский кластер» в Федеральную целевую программу. Согласно программе предусматриваются следующие инвестиции: сами инвесторы дают более миллиарда, Москва выделяет более 300 миллионов, республика более 60. Итого примерно полтора миллиарда на развитие «Бурзянского кластера». Здесь предполагается путешествие по воде с шикарными причалами, которые там запланированы. И оттуда в знаменитую на весь мир  Капову пещеру, знакомство с бортничеством, с национальным колоритом, с башкирской кухней. Понятно, что там еще нужны дороги, там нужны хорошие гостиницы и хорошие стоянки.

Посчитать и заработать

- В русском туризме большая беда со статистикой. Как вы её считаете в республике?

- Очень легко считаются те, кто приехал в санаторий. Они паспорт отдают, и прописка видна. Более-менее хорошо считаются те, кто приехал через аэропорт, если они проходят через миграционную службу, мы тоже видим и понимаем статистику. Но у нас очень большое количество самозаезжающих, самовыезжающих. Дай Бог, если он ещё национальный парк заехал, то он тоже как-то считается. Хотя бы по билетам, которые они купили. Поэтому статистика пока считается достаточно неточно.

    Так по количеству размещенных в санаториях, гостиницах, турбазах в 2009-ом в республику Башкортостан приехали 489 тысяч туристов, 10-й чуть меньше – 476, дальше по годам 571, 820, 864 тысячи человек.

Но это без учета "дикарей".

- Это без учёта, да. Порядок цифр сейчас по статистике 800, ну 900 тысяч туристов. Но это только цифры по местам коллективного размещения. Вообще, говоря о подсчете туристов, посещающих тот или иной регион, достаточно сложно найти реальные цифры в силу того, что нет единой, точной методики их подсчета. Каждый регион считает немного по-своему. Мы сейчас разрабатываем для себя методику ориентируясь на рекомендации Росстата и Росстуризма.

А численность иностранных туристов... Она, конечно, меньше, но динамика очень хорошая. Если в 9-м году 7300, то 14-й год – 24600 человек приехали.

- Летний сезон – это сколько месяцев?

- 3-4 месяца. А потом затишье. Поэтому сейчас многие из летних рекреаций обзаводятся зимней составляющей - подъёмниками, тюбинговыми трассами и т.д.  И превращаются во всесезонные. Их жизнь заставляет, они двигаются.

Если взять зимние курорты, то из 32 горнолыжек Южного Урала, 19 расположены в Башкирии  – от совсем уж «чайниковых» до очень шикарных. То есть львиная доля горнолыжек Урала – это в Башкирии. Ряд горнолыжек: Белорецк, Абзаково, Банное подходят не только для спокойного отдыха. Это серьезные спортивные курорты на которых происходит подготовка профессиональных спортсменов. На Белорецкой – можно проводить крупнейшие международные соревнования, трасса отвечает всем необходимым требованиям. Абзаково и тот же Якты-куль – международные соревнования так же принимают. В 2015 Сурдлимпийские зимние игры проходили на ГЛЦ Банного озера. Есть также потенциал для развития. Опять же необходимо построить гостиницы, кафе и рестораны. При этом стоит учесть  выгодное транспортное расположении региона: железная дорога подходит, аэропорт недалеко.  Развивай – не хочу. И в Белорецке есть интересные объекты для показа, сам по себе – старинный интересный город. Работа там идет- уже землю под строительство  нарезали. Все это сейчас объединяется единой логистикой в кластер «Легенда Урала». Думаю, это будет один из крупнейших и замечательных зимних кластеров в России.

- То есть, инвесторов нашли?

- Переговоры ведем. По крайней мере, землю сумели за свой счёт отмежевать и т.д.. Это большое дело. Теперь собственно за инвестором дело.

- Можно говорить, что уже сейчас в республике налажено государственно-частное партнёрство в сфере туризма?

- Ну, вот в таком виде, как сейчас определяет закон «государственно-частное партнерство» - пока не удаётся. Потому что и сам механизм ещё сырой. Но если называть любое взаимодействие государства и муниципальных властей с частниками, то, конечно, оно есть.

Первое – земля. Как правило, любая земля пригодная для туристического развития либо сельхозназначения, либо это  лесной фонд. Вот, к  примеру, инвестор говорит: «Здесь хотелось бы построить объект». Надо несколько лет убить, чтобы землю перевести из лесного фонда хотя бы в рекреационный. А учитывая, что лесной фонд – это вопрос федерального подчинения, это втрое сложней. То есть, земля – это первая «беда».

Второе. Как известно, вложение  в туризм очень долго окупается. Редко какие проекты «стреляют» в 5-6 лет. Обычно 10-15 лет. Найти людей, которые бы настолько времени заморозили свои деньги с неизвестным результатом, сложно. Какой будет трафик, как изменятся цены и т.д. Но понятно, что есть просто «просящиеся в руки» туристические объекты.   

Вот например, гора Иремель, которая как известно, притягивает очень многих туристов. Считается горой силы. Существует легенда – если на ее вершине  загадывать желания,  то они обязательно сбываются. Сегодня  к этой горе есть удобный подход со стороны Челябинской области. Там летом в обычные выходные от 200 до 300 человек идёт на подъём. А если длинные выходные, 3 или 4 дня, тогда там 500-600 человек  в день обязательно проходят. Есть дорога, хоть последний участок километров 15 – гравийка. Есть и турбазы. Причём, дома хорошие, рядом ресторанчики, где можно очень неплохо поесть. И всё это вполне доступно по цене. Таким образом со стороны Челябинской области- это вполне прибыльный туристический  бизнес. А вот с башкирской стороны, со стороны  Учалинского и Белорецкого районов удобного подхода нет.  И вот поэтому есть планы, что надо аналогично челябинской, башкирскую зону осваивать. Вот здесь, в таком проекте, и можно применить все принципы ГЧП.

- Проверяли легенду?

- Да, конечно. Все работает! Там ещё в Учалинском районе Святая гора есть - Ауш-Тау. И источник, который с горы бьёт, где вот как раз один из мусульманских проповедников, по-моему, в 11-м веке принял мученическую смерть. Говорят, за лето 2000 человек только паломников туда приезжает. Грех этим не воспользоваться. Они приезжают и тут же уезжают. А вот создай  там условия, места для проживания – пожалуйста, они останутся с удовольствием. Бывая там, каждый раз понимаешь – времени на все не хватает. Потому что знаешь, там есть и старые железные дороги, которые были там, в диких лесах, в горах ещё 19-го века, тоже объект интереснейшего показа.

- Демидовские, да?

- Да. Там ходили не только грузовые поезда, которые руду возили, там даже пассажирские вокзалы остались. Там, в свое время, люди жили настолько насыщенной жизнью, что путешествовали по этим железным дорогам. Очень хочется это всё восстановить, показывать. Старые железнодорожные каменные мосты. Уже понятно, что в таком полуразрушенном состоянии, но все равно это крайне интересно.

Социальная поддержка рынка

- Есть такое понятие – социальный туризм. Как он возник в республике? На что ориентирован?

- Эта история появилась 4 года назад. В одном из посланий нашего Главы была озвучена мысль о том, что когда едешь за рубеж, видишь, что там главные туристы - счастливые пенсионеры, бегающие весёлыми стайками. А мы всё ещё остаёмся такой вот закрытой по разным причинам республикой, в которой люди зачастую вообще из своих деревень не выезжают. Не видят не только другие страны, но соседние города. И вот тогда было придумано – социальный туризм. В нём участвует государство, оно субсидирует, оплачивает часть путёвки. Нашим туроператорам предлагается: вы имеете возможность завлечь людей на свои маршруты. В итоге туроператор зарабатывает деньги и развивается. С одной стороны, мы стимулируем движение людей, а с другой - наши башкирские туроператоры зарабатывают. Соответственно, госкомитет занимается программой социального туризма, ориентированную на пожилых людей, инвалидов и детей-сирот. Приходит очереднику сообщение: «Ваша очередь подошла. Приезжайте, посмотрите какой маршрут, тур вы выберете». Он приезжает. Ему предлагают все 150-200 турпродуктов, которые предварительно отобрала специальная  комиссия.

- Каковы субсидии?

- К примеру, путёвка стоит 16 тысяч. Тогда 8 тысяч – за счет государства, остальное – доплачиваешь  сам. Выбрал маршрут. Соответственно, в н-ный день поехал по нему. Отдохнул, вернулся. Всё, тебя из очереди убрали. Следующий раз ты можешь в «хвост» очереди встать, если хочешь. Соответственно, так же работает схема для субсидирования детей, инвалидов  и так далее.

Такой туризм позволяет нашим туроператорам заработать, развиваться особенно в межсезонье. Если туроператор «выиграл» маршрут значит у тебя обязательно, например 1000 человек будет на таком маршруте, и ты можешь заранее хоть что-то просчитать. Купить лишнюю лодку или палатку.

- Это тоже скрытая форма поддержки.

- Да. Это тоже даёт определённую возможность для развития небольших компаний.

 2.jpg

Нужно менять менталитет населения

- Я нашёл программу развития внутреннего въездного туризма республики на 2012-2016 годы. Обновились ли даты? Появилась ли новая программа? Или пока ещё дорабатывается старая?

- Нынешняя программа продлевается до 17-го года, и мы однозначно дорабатываем действующую  программу. Большую работу  сейчас ведем по привлечению дополнительного  финансирования, например на проектное финансирование. То есть, не под какую-то общую программу, а проект. Проект «речной туризм». Проект «Бурзянский кластер» и т. д. Под него мы пытаемся деньги найти, начиная от частных инвесторов, заканчивая федеральными деньгами.

А в программе мы заложили пункты общего характера. Например, по всей республике установить навигационные знаки международного класса. Это всегда нужно, чего такой пункт менять? Но изменения в программу мы уже и сейчас вносим. Запланировали средства на организацию выставок, на продвижение турпотенциала Республики. И конечно начали обсуждение Программы на 2018-2023 годы с туробщественностью.

- Как вы оцениваете потенциал старой инфраструктуры? Насколько её ещё можно эксплуатировать? Или она настолько поиздержалась, что нужно менять на новую?

- Новую строить надо непременно. Особенно это касается дорог, естественно, и придорожного сервиса. Нужны хорошие гостинцы по республике. Требуется для туроператоров   хороший экскурсионный автотранспорт.

- Что вы делаете для продвижения башкирского туризма?

- Первое. Это, конечно, привлечение внимания собственных жителей к туризму, как таковому. Выставки, конференции. Мы хотели бы, чтобы внутренний туризм стал бы действительно одним из жизненных трендов.

Вот что касается позиционирования республики уже за пределами республики – здесь пока тяжело. Чтобы нас помнили, знали, захотели приехать, нужна целая программа продвижения.  Но ситуация меняется в лучшую сторону. Недавно Глава Республики, Рустэм Закиевич, практически дал нам поручение самым серьезным образом проработать вопрос программы продвижения республиканского туристического потенциала. Вместе со специалистами продумываются предложения и по событийным мероприятиям федерального или по крайне мере межрегионального масштаба, продвижение в СМИ,  в соцсетях, на сайтах. Организация пресс туров, рекламных туров, участие в значимых выставках по России и т.д.  Разработанные по стандартам Ростуризма 15 брендовых маршрута- будут визитной карточкой республики. Активней стали участвовать в конференциях, семинарах.  Вот только недавно вернулись из Казани наши девушки волонтеры - на прекрасном туристическом мероприятии представляли Башкортостан. Буквально в эти дни рассказываем в Пятигорске о великолепных возможностях медицинского, курортного туризма в Республике. Договариваемся о проведении в республике значимых туристских форумов, конференций.

- Возможно, эффективнее с точки зрения продвижения поддерживать туроператоров, как мелких, так и средних?

- Хорошее, интересное замечание. Соглашусь, наверное, с ним. У нас вообще по всей республике четырёхмиллионной работают 40 туроператоров. Самое главное, на мой взгляд, это то, что сами туроператоры должны соорганизоваться в какую ни будь ассоциацию и продвигаться под единым «зонтичным» туристическим брендом республики. Вот в этом Госкомитет готов помочь и собственно такую работу мы уже начали.