Австрия проголосует, быть ли Турции в Европе

Игорь Гашков
9 июля 2016, 11:15

Решение конституционного суда Австрии отменить итоги президентских выборов, состоявшихся 22 мая, дало повторный старт предвыборной кампании в альпийской республике. На высший пост претендуют экс-эколог Александр ван дер Беллен и представитель крайне правой «Партии свободы» Норберт Хофер. Интрига выборов: смогут ли противники миграции,  выступающие за  возвращение полномочий, ранее уступленных ЕС,  добиться второй кряду победы в Европе.  Опрос социологической службы Галлап свидетельствует о преимуществе Хофера: 51% против 49%.  Впрочем, исследователи общественного мнения уже успели ошибиться на предыдущих выборах, когда согласно всем прогнозам, должен был побеждать крайне правый, а итог голосования оказался в пользу левого.

Исход тех выборов был поставлен под сомнение «Партией свободы», сумевшей доказать, что выборы в 14 округах прошли с нарушениями.   Глава «Партии свободы» Хайнц-Кристиан Штрахе заявил, что нарушения касались обработки 500 тысяч бюллетеней. «Это действительно серьезно», - отмечает политик. Серьезно потому, что разрыв между кандидатами на выборах 22 мая оказался символическим: 30 тысяч голосов.

Новые президентские выборы в Австрии, назначенные на 2 октября, станут первым в Европейском союзе большим общенациональным волеизъявлением после «Брекзита». Сразу же вслед за решением британских избирателей, потрясшим Европу, Норберт Хофер высказался за проведение австрийского референдума, итогом которого мог бы стать «Окзит» - выход Австрии из Евросоюза.  Тон его выступлений, впрочем,  изменился после того, как стало известно  о проведении повторных выборов. В июле ставший более умеренным Хофер заявляет, что поддержит референдум о выходе из ЕС , но только если в его состав войдет Турция.

Таким образом, президентские выборы в Австрии приобретают неожиданную направленность: они могут превратиться в референдум о доверии Анкаре. По соглашению от 18 марта Евросоюз обязался возобновить переговоры о вступлении Турции в обмен на помощь этой страны в решении миграционного кризиса, но с тех пор отношения между сторонами осложнились. Еще 1 июля Европарламент должен был  отменить визы для турок, но решение об этом до сих пор не принято.

Крайне правые намерены использовать предстоящие выборы для обсуждения еще одного актуального для Европы вопроса — о заключении двух торговых договоров: с Соединенными Штатами, известного как ТАFTA, и с Канадой, получившего название CETA. Европейское общественное мнение настроено резко против этих соглашений, в которых видит угрозу экспансии генномодифицированных продуктов, однако в соответствии с распределением полномочий между национальными правительствами и Брюсселем внешнеэкономическая дипломатия относится целиком к сфере компетенции Евросоюза. В Вене не могут контролировать ход переговоров с американцами и канадцами, ведущихся от ее имени.   Борьба против ТАFТА и СЕТА для Хофера — это еще одна возможность выступить против «европейского центра» и за суверенитет национальных правительств.

Третий ключевой пункт программы Хофера — борьба с нелегальной миграцией. В 2015 г. Австрия стала первой страной Евросоюза по числу беженцев на душу населения. Правительство канцлера Вальтера Файмана тогда полностью поддержало Ангелу Меркель, в том числе в ее наиболее непопулярном решении — отказе от введения «верхнего потолка» миграции, оставлявшем двери Европы открытыми для неограниченного числа переселенцев. Австрийские власти, как и немецкие, какое-то время соглашались принять столько беженцев, сколько их прибудет в Европу.

Подобная политика в случае с Австрией оказалась губительной. Страна, переживающая рост безработицы, к приему миграционного потока была не готова.  Ультра-правая «Партия свободы», ранее пользовавшаяся поддержкой лишь 20%, смогла совершить электоральный рывок. Поддержка Социал-демократической партии Файмана и традиционных правых - «Народной партии» Австрии, напротив, существенно снизилась.

Весной 2016 г. системные политические силы, оказавшиеся на грани электоральной катастрофы, согласились с  предложениями «Партии свободы». Австрия ввела потолок миграции (не более 80 человек за сутки) и на некоторое время возобновила контроль на границе с Италией, откуда до сих пор ожидают новой волны (на это раз прибывших через Ливию) беженцев. Запоздалые меры социал-демократов не смогли вернуть им популярность. Кандидат от партии Файмана набрал 10% на президентских выборах и не сумел пробиться во второй тур.

22 мая, когда многие в Европе еще боялись скорого возобновления миграционного кризиса, Норберт Хофер имел все шансы на победу, но не добрал 0.6% голосов. На выборах в октябре положение для него, скорее всего, осложнится. Убедившиеся в том, что уступки крайне правым не приносят электоральных дивидендов, социал-демократы с июня с.г. заявляют, что намерены вести наступательную кампанию против Хофера — и осуждают Файмана, пошедшего «Партии свободы» на уступки. Другой фактор: горечь и разочарование европейцев «Брекзитом» явно играют в данный момент против крайне-правых. Вдобавок к тому, в условиях, когда миграционный кризис большинству представляется завершенным, крайне правые  теряют свой самый главный козырь.  Надежду харизматическому Хоферу придают данные соцопросов: согласно им, кандидат от «ультра» по-прежнему впереди.