Две правды ипотеки

Москва, 04.02.2017
По данным Объединённого кредитного бюро (ОКБ) число просроченных ипотечных кредитов растёт очень быстрыми темпами – на 39% за прошлый год, в то время как по данным Национального бюро кредитных историй (НБКИ) рост не такой уж значительный – всего на 4,3%. При этом обе весьма уважаемые организации претендуют на то, что дают «полную и объективную картину рынка». Чему же верить?

Антон Ваганов/ТАСС

Прежде всего, про «быстрый рост», который, как известно, бывает тогда, когда вначале было чего-то очень  немного — в данном случае, просроченных кредитов. В арифметике это называется эффектом «низкой базы», и,  как прокомментировала «Эксперт Online» пресс-служба ОКБ,  «именно из-за эффекта “низкой базы” просроченных кредитов по ипотеке рост в % получился значительным. Тем не менее, мы еще раз подчеркиваем, что качество кредитного портфеля по ипотеке продолжает оставаться крайне высоким».

Действительно, если посмотреть на относительный «вес» просроченных кредитов в общей сумме ипотечного долга, то он составил к концу 2016 года 4,4% от общего объёма  открытых кредитов. При этом, по данным пресс-службы ОКБ, в  базе бюро  в настоящий момент содержится информация о более чем 2,9 млн. открытых ипотечных кредитов, то есть просрочены платежи по очень небольшой доле ипотеки.  И  эти данные  близки к аналогичным данным НБКИ, где  просрочка на конец 2016 года составила 2,8% от общего  объёма ипотечных кредитов.

Теперь надо понять, откуда берётся расхождение в абсолютном количестве возникших  за 2016 год просроченных платежей. В ОКБ они выросли с  с 82 тыс. до 114 тыс. штук ( почти на 40%),  то есть в течение 2016 года добавилось  32 тыс. домохозяйств, которые задержали платёж по договору ( на день и более). А по данным НБКИ  число просроченных кредитов выросло всего  на 4,3%.

Ключевую роль могут сыграть два фактора. Первый состоит в том, что НБКИ считает только кредиты с просрочкой 90+ ( то есть более 90 дней), а ОКБ считает все, начиная с одного дня просрочки.

Второй  может состоять в том, что у  НБКИ нет «низкой базы» – в отличие от ОКБ.  Дело в том, что  в ОКБ стекаются данные Сбербанка – его доля в  портфеле составляет около 30%, по данным пресс-службы ОКБ. А  НБКИ его не обслуживает.  Как известно, Сбербанк – очень придирчивый кредитор,   и  «низкая база» по плохим долгам могла  возникнуть,  благодаря его  добросовестными  заёмщиками.  В результате ОКБ показало совсем другую динамику просроченных кредитов.

Происхождение всех этих цифр и реальную динамику роста ипотечных «плохих кредитов»  важно понимать ещё и потому, что  правительство и Центробанк  уже готовят предложение об ограничении прав банков и микрофинансовых организаций на взыскание просроченной задолженности по потребительским займам – через установление предельной долговой нагрузки.

Предполагается, что она не должна будет превышать  половину всего дохода заемщика, что  ограничит аппетиты кредиторов и несколько успокоит их неосторожных клиентов. Инициатива затронет, в первую очередь, ипотечных заёмщиков, у которых самые большие выплаты и, соответственно, риски.

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Китай наносит удар по ослабевшему доллару
    Падение стоимости доллара дает Китаю отличную возможность нанести сокрушительный удар по главному оружию геополитического противника
  2. США нашли «изящный» способ рефинансировать огромный госдолг
    США намерена рефинансировать старый долг новым займом под очень близкий к нулю процент. В этом и кроется изначально весь «секрет полишинеля», для чего одной рукой ФРС резко снизила «под кризис» до нуля и надолго процентные ставки, другой свободной рукой финансовая система США спешит элементарно перехватить взаймы как можно больше, и почти бесплатно
  3. Рубль и невидимая рука рынка: что стоит за обвалом национальной валюты?
    Падение курса рубля последовавшее за очередным заседанием ЦБ РФ, вызвало много разговоров, в том числе о девальвации. Однако главный фактор, влияющий на динамику рубля, остался неизменным
Реклама