Незатухающий конфликт

Пекин вновь обвиняют в строительстве на спорных островах. КНР все отрицает. Между тем, другие страны региона ведут себя не менее активно и время от времени сами подбрасывают дров в топку тлеющего конфликта

ИТАР-ТАСС/ Алексей Дрожжин
Китай. Моряки на борту эсминца китайских ВМС «Харбин».

В Пекине категорически отрицают обвинения в строительстве объектов на островах спорного архипелага Сакрборо, расположенного в Южно-Китайском море.

«Там нет никакого строительства,- заявила 22 марта, на брифинге в Пекине представительница МИД КНР Хуа Чуньин.- Китай действительно уделяет большое внимание защите экологии Южно-Китайского моря, но сообщения о строительстве станций не соответствуют действительности».

Речь идет о строительстве мониторинговых станций на рифах и островах архипелага Скарборо. Об этом 17 марта написало китайское издание Hainan Daily со ссылкой на высокопоставленного чиновника КПК.  Пресс-секретарь МИД КНР выступила после того, как Манила попросила Пекин прояснить вопрос о строительстве на островах архипелага.

Дело в том, что Филиппины находятся ближе всего к этим рифам и считают их своей территорией. Китай захватил Скарборо после едва не приведшего к вооруженному конфликту противостояния с филиппинскими кораблями в 2012 году. Четыре года прибрежные воды были закрыты для филиппинских рыбаков. КНР разрешила им приближаться к Скарборо лишь в конце прошлого года, после октябрьского визита президента Филиппин Дутерте в Пекин.

«Думаю, президент (Дутерте) выразился предельно откровенно,- заявил ИО министра иностранных дел Филиппин Энрике Манало.- Мы хотим решать все спорные вопросы мирным и дипломатическим путем, но в случае необходимости всегда готовы защищать наши права и интересы».

С обострением обстановки вокруг Скарборо, наверняка, связано и очередное заявление президента Филиппин Родриго Дутерте, вновь повторившего, как сообщает агентство Bloomberg, что он разрешил российским военным кораблям также, впрочем, как и китайским, заходить в филиппинские порты. С одним условием: МО РФ должно заранее предупреждать Манилу о таких визитах. 

Филиппинский лидер ведет сложную дипломатическую игру и пытается одновременно заигрывать сразу с несколькими странами. Прошлой осенью он произвел фурор, заявив о «разводе» с Соединенными Штатами и сближении с Китаем в обмен на обещание многомиллиардных инвестиций в филиппинскую экономику. Не прочь получать деньги Дутерте и от Японии, с которой он тоже заигрывает. Понятно стремление Родриго Дутерте поддерживать хорошие отношения с соседями. Причем, речь зачастую идет не только об экономическом сотрудничестве, но и о военном.

Президент Филиппин неоднократно  заявлял о готовности присоединиться как к трехстороннему – российско-китайскому-филиппинскому союзу с упором на экономику и военную сферу, так и о намерении проводить совместные с Россией военно-морские учения. Российские военные корабли уже заходили в филиппинские порты в январе этого года.

В Вашингтоне с тревогой следят за событиями на Филиппинах с прошлого лета, когда Родриго Дутерте вступил в должность президента. Отношения между Манилой и Вашингтоном обострились осенью 2016 года после громких заявлений Дутерте. Сам президент, кстати, как-то сказал, что каждые два из пяти его громких заявлений – шутки. Неизвестно, относится ли это к заявлениям по поводу отношений с Америкой, но первые опасения американских политиков по поводу разрыва с одним из главных союзников в Тихоокеанском регионе оказались сильно преувеличенными. Все громкие заявления Дутерте оказались просто словами. Он, правда, отменил совместное патрулирование ЮКМ филиппинскими и американскими военными судами, существовавшее при его предшественнике, но дальше этого не пошел и, например, продлил действие договора о военном сотрудничестве. То, что президент Филиппин «пошутил», стало все более очевидно после президентских выборов в США, когда к власти там пришел Дональд Трамп.

Надеяться на лучшее Вашингтону позволяет и состояние отношений между Филиппинами и Китаем, которые охладели так же резко, как потеплели. Поначалу Родриго Дутерте даже запретил филиппинским чиновникам говорить публично о выигрыше дела в Международном трибунале, в который Манила обратилась при его предшественнике с жалобой на территориальные притязания Пекина в ЮКМ. Однако уже в декабре 2016 года Филиппины начали заявлять все более смелые протесты против военного строительства Китая на спорных островах. Пекину такая смена курса, естественно, не понравилась. Китайское руководство не замедлило показать Маниле свое недовольство. Причем, сделало это довольно резко, отменив в последнюю минуту 23 февраля официальный визит в Манилу министра коммерции КНР Гао Хучэна.

За два дня до этого резкого демарша тогдашний глава МИД Филиппин Перфекто Ясай, председательствовавший на встрече министров иностранных дел АСЕАН, заявил, что блок выражает «серьезную обеспокоенность» в связи с размещением Китаем военной техники и вооружений на искусственно созданных островках в архипелаге Спратли.

9 марта министр обороны Филиппин Дельфин Лорензана выразил «глубокую озабоченность» по поводу нескольких фактов нарушений китайскими кораблями территориальных вод страны в конце прошлого года. Лорензана сообщил, что в случае повторений инцидентов филиппинские военные корабли будут выдворять нарушителей в случае необходимости и силой.

В конце прошлого года мировая пресса много писала о победах китайской дипломатии. В том числе и в Южно-Китайском море, где у Пекина, по крайней мере, так казалось в тот момент, остался один серьезный противник – Вьетнам. Похоже, и эти победы преувеличены. Что же касается Вьетнама, то Ханой, хотя и заявлял о приверженности к мирному разрешению всех спорных территориальных вопросов за столом переговоров, тем не менее, довольно резко отвечал и отвечает протестами на все факты нарушения китайцами его притязаний на спорные районы в ЮКМ. Ханой и Пекин претендуют на Парасельские острова, в районе которого в 1974 году даже вспыхнул вооруженный конфликт между китайскими южновьетнамскими военными. Вьетнамцы требуют, чтобы Китай прекратил круизы китайских туристов на спорные острова и вернули их законным хозяевам, т.е. Вьетнаму.