Урбанист и виноградарь

Москва, 02.04.2017

Артем Коротаев/ТАСС

Мосгордума приняла, Сергей Собянин подписал генплан для присоединенных территорий Москвы до 2035 года. В генплан заложены 105 миллионов квадратных метров нового строительства, включая 64 миллиона квадратов жилья, дающих более чем пятикратный рост населения - с нынешних 350 тысяч до миллиона шестисот тысяч человек. Считаю, замысел «новой Москвы» разъяснился.

Когда пять лет назад президент Медведев удвоил территорию столицы, экспертов попросили вложить в его решение смысл. Несколько человек, включая автора этих строк, для начала сосредоточились на критике переноса правительственных учреждений в совхоз Коммунарка. Прибавленная территория, если она включает новый кремль, не есть протуберанец, говорили мы, не выброс периферийной энергии. Это деление столичности в ядре, опричное деление, бегство столицы из себя. Бегство без политической или метафизической причины, без Грозного, без Тушинского Вора, без Петра. И правда, кремль в совхозе лопнул.

Протуберанец остался. Лучший смысл вложил в него покойный профессор Глазычев - урбанист до урбанистики; задолго до того, как стали урбанистами все троечники, хорошисты и отличники МАрхИ и Вышки, вице-мэр Хуснуллин и градостроительные департаменты мэрии в полном составе.

Это не расширение города, - написал Вячеслав Леонидович. – Это расширение субъекта федерации.

Иначе говоря, Москва впервые после векового перерыва получила в управление часть собственной губернии.

Сравним. Когда советская Москва вбирала ближний круг – земли Московского уезда, то очертила их «городовой стеной» автомобильного кольца с воротами-развязками. Сельские пространства в круге МКАД урбанизированы так же, как в XVII столетии урбанизированы сельские пустоты в круге Земляного города – Садового кольца с его воротами, а в XVIII столетии – пустоты в ломаной черте Камер-Коллежского вала с его заставами.

Взгляд на карту новых территорий не находит ни символических стен, ни ворот. Кроме дорожных указателей «Москва», торчащих в самых неожиданных местах на радиальных, кольцевых и местных трассах юго-запада. На некоторых трассах указатель можно встретить дважды или трижды, из-за чересполосицы размежевания субъектов федерации, и подъезжающие начинают сомневаться в целости рассудка. Действительно, войдя в одни ворота трижды, впору усомниться в собственном здравии. Но все здоровы, потому что нет никаких ворот. Есть размежевание между частями сельской местности, вотчинами двух губернаторов. Точно такое, как размежевание любых других губерний. Поскольку и покуда есть Московская губерния, соседняя зовется «г. Москва».

Слияние Москвы и области в один субъект не нужно прогнозировать, но можно смоделировать. Как стал бы называться целостный субъект? Неужто «г. Москва»? А если нет, то почему так называется слияние Москвы на пробу с частью области?

Вот лучший вариант - «столичный округ». Лучший потому, что отражает понимание: Москва имеет сельскую округу.

Генплан в сто миллионов метров нового строительства отображает противоположное понятие: округа делается городом.

 91.jpg imosrentgen.ru
imosrentgen.ru

 92.jpg imosrentgen.ru
imosrentgen.ru

Сначала деформируются ожидания. Сельские жители, одни с надеждой, другие с ненавистью, ожидают к себе город. Асфальт, дорожные развязки, пешая доступность магазинов отождествляются с Москвой, как будто область не должна о них стараться. Как будто развязать региональное кольцо и федеральный радиус в лесу нельзя, не объявив их прежде улицами «города Москвы».

Когда московский губернатор XIX века распоряжался о подсыпке, например, Калужского шоссе, он не считал, что подсыпает улицу Москвы. Он управлял Москвой как городом, округой – как округой. Улучшение шоссе не есть урбанизация. Распоряжаясь, например, в Коломне, московский губернатор развивал урбанизацию; но то была урбанизация Коломны, а не наступление Москвы.

Счастье, что исторические города обойдены «новой Москвой». Не то на въезде в них стояло бы «Москва», а Петр Палыч Бирюков благоустраивал бы городища и кремли, склоняя каску над компьютерными опусами юных урбанистов, выбранных «Активным гражданином» в прямом эфире «Москвы-24».

Дачные жители ждут город с ужасом. Садовые товарищества строились, чтобы не видеть города, и с той же целью покупались деревенские дома. Теперь генплан тщится развести сто миллионов метров нового жилья с селами, деревнями и дачными поселками. Соседство города, тем более высотного, с деревней обрекает деревню.

Чтобы безобразие имело свое приличие, территории, ближайшие к городу, названы первым поясом урбанизации. К ним даже пророют метро. Но одно дело засвидетельствовать, что предместье уже урбанизировано, другое - отдать его на этом основании под новые сто миллионов квадратных метров.

Некоторые просторы объявлены в генплане природными комплексами. Кажется, им ничто не угрожает. Но лес тут понимается как городской (по аналогии с Лосиным островом), поле – как поле в городе. Это ошибка смысла, возвращающая нас к началу разговора.

Для сравнения: имя субъекта «Севастополь» объединяет город, море, степь и горы. Это город плюс район, старинный Севастопольский уезд. И да спасутся виноградари от урбанистов.

Править городом и загородом как двумя частями города – о да, тут нужен генеральный план. Глупость по плану временами лучше глупости без плана.

Москва имеет шанс вновь научиться управлению своей губернией на пробном поле. С изрядной форой - без малых городов, почти без сельского хозяйства. Казалось, губернатору, явившемуся из Тюмени, это близко и нетрудно. Все губернские столицы управляют плеядой малых городов, загородом и собой.

Увы, пока Москва не оценила шанс. Она вернула себе загород не чтобы поучиться, а чтобы умножать квадраты и кубы. И деньги разных лиц.        

Новости партнеров







Запуск маркетплейса позволит ММК существенно нарастить онлайн-продажи

ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» планирует в начале 2021 года запустить собственный маркетплейс – электронную платформу, где покупатели смогут заказывать металлопрокат и метизы онлайн

Мировые эксперты представили достижения «Индустрии 4.0» на конференции по цифре

Мировые лидеры цифровой индустрии, ведущие университеты и научно-исследовательские центры представили на конференции достижения в области цифровизации и поделились опытом внедрения разработок в крупных транснациональных и отечественных промышленных компаниях

Аналитики данных захватывают рынок труда

В ближайшие пять лет одной из самым популярных вакансий станет специалист по обработке данных. В целом, для рынка это не новость, а вот для молодых специалистов, получивших образование совсем в других областях – большой вызов

Мясо вместо танков

Поставки российской сельскохозяйственной продукции за рубеж уже превысили доход от экспорта оборонно-промышленного комплекса. О том, как Россельхозбанк поддерживает это наступление, рассказывает первый зампред правления банка Ирина Жачкина

Ставки сделаны

Власти Москвы одобрили проект бюджета на 2021 год и на плановый период 2022–2023 годов. Мэрия делает упор на социальные программы и наиболее важные инфраструктурные проекты

Живучий Honor для всей семьи

Производитель мобильных и носимых гаджетов Honor выводит на российский рынок новый смартфон Honor 10X Lite с блоком камер из четырех модулей и самой быстрой зарядкой, доступной в среднем ценовом сегменте. «Эксперт» разобрался в ключевых особенностях новинки и выяснил, почему стоит обратить внимание на новый смартфон.

«Векторы развития медицинского бизнеса. Быть первым: преимущество или испытание?»


Новости партнеров

Tоп

  1. Чубайс не ушел под Шувалова
    Кабмин устроил большую чистку среди институтов развития. Причем с некоторыми решили не церемониться — их просто ликвидируют. Некоторые — объединяют. Иногда — в довольно странные гибриды
  2. Возможна ли российская школа без «Войны и мира»
    Рассмотреть возможность убрать огромные тома таких классических литературных произведений, как «Война и мир» и «Тихий Дон» из школьной программы предложила доцент Московского городского педагогического университета (МГПУ), кандидат филологических наук Ирина Мурза. Предложение немедленно вызвало бурную дискуссию в СМИ, педагогической, филологической и родительской среде, дойдя даже до Госдумы
  3. Армения. На пути к катастрофе
    Как Никол Пашинян довел Армению до военной капитуляции и почему он до сих пор у власти
Реклама