США и НАТО: кто для кого важнее

Говоря о взаимоотношениях США с Североатлантическим альянсом, надо учитывать, что никакие политические инициативы не смогут кардинально изменить их основу, а именно – обеспечение безопасности европейских государств. А вот от каких именно угроз и в каком объеме безопасность необходимо обеспечивать – тут как раз и могут возникать расхождения между Вашингтоном и его союзниками по Альянсу, саммит которого состоялся в конце мая в Брюсселе

PA Images/ТАСС

Еще во время избирательной кампании Д. Трамп поставил под сомнение будущую стабильность НАТО и назвал Альянс устаревшей организацией. Более того, он постоянно критиковал государства – члены за то, что они не ценят помощь Соединенных Штатов, которая, по его мнению, выражалась в поставке военной техники, оборудования и кадрового состава. В интервью The Washington Post в период избирательной кампании Д. Трамп подчеркнул, что концепция НАТО уже не отвечает современным реалиям, да и распределение взносов в бюджет организации должно быть пересмотрено.

Справедливости ради, Соединенные Штаты действительно вносят больший вклад в развитие НАТО, чем кто-либо другой из членов организации. Доля их расходов на оборону составляет более 3,5% от собственного ВВП (согласно договоренности членов НАТО страны должны тратить на оборону не менее 2%), в то время как у ближайшей к ним по расходам Греции она составляет 2,38%. А если еще и вспомнить, что ВВП США и Греции – это как Юпитер и Земля, то цифры начинают играть совсем другими красками.

К слову, Д. Трамп апеллирует к тому, что все должны соблюдать взятые на себя обязательства. И этот пункт про 2% будет возникать в его выступлениях, твитах и иных заявлениях, на личной встрече с генеральным секретарем НАТО и на самом саммите, речь о которых пойдет чуть ниже.

Основная цель Североатлантического альянса на протяжении большего периода его существования заключалась в защите от возможной угрозы со стороны Кремля. Сегодня Д. Трамп подвергается активной критике, в том числе и в вопросе выстраивания отношений с НАТО, применительно к «агрессивной политике России в Европе». Так, одним из мощных сигналов Москве со стороны американского истеблишмента стало турне по Балканам Джона Маккейна, председателя комитета Сената по вооруженным силам и ярого критика всего, что связано с Россией.

Его визит в Черногорию состоялся через день после того, как Д. Трамп ратифицировал протокол о вступлении в НАТО этой республики. В ней проживают 650 000 человек, а вооруженные силы насчитывают всего 2000 человек. Тем не менее она стратегически расположена вдоль побережья Адриатического моря и окружена членами или претендентами на членство в НАТО, за исключением Сербии, которая сохраняет военный нейтралитет.

Помимо Черногории шансы вступить в Альянс имеют еще две страны: Босния и Герцеговина, а также Республика Македония. Статус первой все еще находится на рассмотрении, пока власти не урегулируют вопросы о собственности на некоторые объекты обороны. Что касается второй, то она вряд ли вступит в ряды новых членов, пока не решит вопрос о своем названии с соседней Грецией, которая настаивает на недопустимости схожести именования государства с названием региона внутри самой Греции.

В НАТО также заявили, что в будущем видят Грузию и Украину в качестве членов. Однако вооруженный конфликт на Украине, а также напряженная и потенциально конфликтная ситуация между Москвой и Тбилиси не позволят этим бывшим советским республикам в обозримом будущем вступить в Альянс.

В этой связи усиление российской активности на постсоветском пространстве, особенно на Севере Европы, вполне может побудить НАТО к поиску более тесных контактов со Швецией и Финляндией. Но на данный момент в обеих странах пока нет единого мнения о том, действительно ли им целесообразно вступать в НАТО. Однако опыт Черногории, где, по разным опросам, как минимум половина населения выступает против вступления в Альянс, говорит о том, что подобного рода препятствия при необходимости легко обойти.

Подписание Д. Трампом документа о вступлении Черногории в Североатлантический альянс и балканское турне Дж. Маккейна совпали с визитом государственного секретаря США Рекса Тиллерсона в Москву. Почему Вашингтон поступил таким образом? Во-первых, власти Черногории обвинили Кремль в попытке государственного переворота, который должен был произойти перед выборами президента США в октябре 2016 г. На Западе, в НАТО и в самих Соединенных Штатах, это восприняли очень серьезно. Ведь получается, что Россия не остановилась на «аннексии Крыма» и намерена идти дальше, причем в тот регион, который она традиционно считала сферой своих интересов. Во-вторых, события октября 2016 г. повлияли на позицию тогда еще кандидата в президенты от Республиканской партии – Д. Трампа.

Ведь до этого у него не было реальных оснований, кроме украинского конфликта и распространения терроризма из стран Ближнего Востока, для усиления своей позиции по «реальной эффективности» и «необходимости» в НАТО. До этого момента Россия лишь выражала свое несогласие с политикой расширения Альянса. Но с точки зрения НАТО, «попытка провести государственный переворот» в стране, которая стремится стать ее членом, лишь доказывает необходимость расширения и защиты не только уже имеющихся членов, но и «демократических государств, желающих присоединиться к коллективной обороне». Теперь же Североатлантическому альянсу пришлось реально задуматься над тем, что Россия способна активно вмешиваться в сферу интересов организации. Следовательно, этому необходимо воспрепятствовать всеми способами, в итоге – полное согласие Д. Трампа с Конгрессом по вопросу членства Черногории в НАТО.

Но Трамп не был бы Трампом, если бы не добавил масла в огонь и не назначил бы встречу с генеральном секретарем НАТО Й. Столтенбергом в тот же день, что и визит Р. Тиллерсона в Москву. Пока государственный секретарь США вел долгие переговоры сначала с С. Лавровым, а после и с В. Путиным, глава Белого дома беседовал с генсеком Североатлантического альянса и заверял его в том, что США и НАТО – неделимые элементы. Апофеозом стала совместная пресс-конференция.

Заявления, сделанные Д. Трампом и Й. Столтенбергом, окончательно разубедили всех сомневающихся в приверженности США политике поддержки НАТО. Хоть Д. Трамп и вернулся к тезису о том, что «другие государства–члены должны исполнить свои обязанности и внести 2% от своего ВВП на оборону», он сделал акцент не на этом, а на важности поддержки новых членов, а также на продвижении западных ценностей и противостоянии возможной агрессии со стороны Москвы. Например, 25 апреля с целью участия в военных учениях Альянса в Эстонию прибыли два истребителя США F-35, которые в итоге впервые будут развернуты в континентальной Европе. Истребители постоянно находятся на авиабазе США в штате Юта и являются частью самой дорогостоящей программы вооружений Пентагона, которая, по оценкам, обойдется примерно в 400 млрд долларов.

Однако все вышесказанное можно подвергнуть критике, рассмотрев то, какие встречи у администрации Д. Трампа были в приоритете. Ведь изначально 5 и 6 апреля в Брюсселе должна была состояться встреча министров иностранных дел стран – членов НАТО, но в Государственном департаменте дали понять, что Р. Тиллерсон на ней присутствовать не сможет из-за официального визита Председателя КНР Си Цзиньпина в Вашингтон. В итоге вместо госсекретаря на встречу с министрами иностранных дел стран – членов НАТО Государственный департамент утвердил кандидатуру заместителя госсекретаря Тома Шеннона. В НАТО высказали недоумение, и тогда в организации, предварительно посовещавшись с представителями остальных 27 членов, согласились перенести заседание, чтобы в нем принял участие госсекретарь США. Р. Тиллерсон все-таки присутствовал на встрече, но состоялась она 31 марта, так как это было удобно ему, а не остальным 27 членам Альянса.

Как можно интерпретировать данный дипломатический жест? На первый взгляд, это идет вразрез с заявлениями и даже действиями 45-го главы Белого дома. Но на самом деле, это и есть внешнеполитическое видение Д. Трампа. Его суть в том, чтобы демонстративно напомнить всем участникам международных отношений, что Соединенные Штаты все еще являются «мировым жандармом» и сами способны выбирать, кто и какое место занимает в этой системе. Таким образом, именно НАТО как никто другой нуждается в США, и никак не наоборот. Д. Трамп это прекрасно осознает и демонстративно высказывает свои критические замечания в адрес одних и положительные ремарки в отношении других. Но он также понимает, что невозможно «сделать Америку снова великой» без инструментов поддержки этого самого величия – военно-политического блока НАТО, традиционных союзников США (Япония, Израиль и т.д.) и интервенционистской экономической политики через крупнейшие международные финансовые институты, а также собственные ТНК.

Со всеми ключевыми союзниками он уже встретился, экономикой занимается пока преимущественно на внутреннем направлении. Теперь же настал черед и Североатлантического альянса. Первый этап был пройден, когда Д. Трамп и Й. Столтенберг встретились лично. Второй этап завершился во время саммита стран-членов НАТО в Брюсселе 25 мая, на котором присутствовал и 45-й глава Белого дома.

Практически накануне саммита в Великобритании произошел теракт, организованный боевиками ИГ. Это происшествие не мог обойти Д. Трамп, выступая перед лидерами Альянса (где среди прочих присутствовал и премьер-министр Черногории). Президент США обратился к собравшимся: «Терроризм должен быть окончательно остановлен, или ужас, который вы наблюдали в Манчестере и других местах, будет продолжаться вечно». Более того, в своем выступлении он упомянул «терроризм» девять раз, в то время как слово «Россия» прозвучало только однажды и то в предложении о том, что «НАТО будущего должна уделять больше внимания терроризму и миграции, наряду с угрозами от России и на восточной и южной границах НАТО». Все же, несмотря на все усилия крупных европейских и американских СМИ, Россия стоит не на первом месте в списке основных угроз, по мнению главного бенефициара Альянса. Так или иначе, США никогда не откажется от НАТО, а роль и функционирование самой организации будут под четким критическим надзором Вашингтона. 

Новости партнеров




Масло выведут «под арбитраж»

Пока власти определяются со сроками введения нового норматива для растительных масел, крупные масложировые холдинги в срочном порядке изыскивают средства на модернизацию. Путь, который ЕС проходил в течении 14 лет, российский бизнес должен пройти максимум за пять лет

«Эксперт Северо-Запад» начал прием заявок на премию «Эксперт года-2020» 18+

Станьте экспертом года в одной из 20 отраслевых номинаций. Подайте заявку на бизнес-проект, общественную или культурную инициативу — и получите признание делового сообщества. Совет премии по доброй традиции возглавил Михаил Пиотровский

РСХБ удвоил поддержку птицеводов-экспортеров

В прошлом году Россельхозбанк выдал экспортерам мяса птицы около 56 млрд рублей, это более чем вдвое превышает показатели 2018 года

«В гонке онлайн-банков мы догнали лидеров»

Председатель совета директоров СКБ-банка Александр Пумпянский — об оптимальной доле онлайн-операций, затратах на онлайн-банкинг и будущем цифрового банкинга
Новости партнеров

Tоп

  1. Вирус бедности: что предстоит лечить правительству
    Нынешний кризис от предыдущих отличается тем, что источники шоков — не экономические. Ключевую роль в нынешней ситуации, в отличие от того, что происходило в 2008 или 2014 году, играет социальная составляющая
  2. У меня уже был коронавирус? Как узнать и что делать?
    Симптомы Covid-19 разнообразны, и медленный подсчет зараженных во многих странах невольно наталкивает на мысль, что многие, возможно, уже переболели коронавирусом, даже не зная об этом
  3. Чудеса устойчивости
    Ситуация на финансовых рынках мира постепенно стабилизировалась. Мировые индексы оттолкнулись от дна и начали восстанавливаться, хотя волатильность остается высокой, и рост сменяется падением. Тем не менее, никаких признаков паники уже нет, и особенно на этом фоне относительной стабильностью выделяется российский рынок
Реклама