Реинтеграция по-украински: как Киев намерен возвращать Донбасс?

Слухи о том, что Киев намерен принять законопроект о реинтеграции Донбасса, ходят уже несколько недель. Отдельные депутаты уже цитировали избранные отрывки, и вот украинские издания наконец-то выложили его в полном виде. И у многих после прочтения возникли вопросы, главный из которых звучит как «и где тут реинтеграция»?

Оккупация с отношениями

Самым важным пунктом законопроекта является, безусловно, искажение сути конфликта на Донбассе. В документе говорится о том, что Россия «осуществляет вооруженную агрессию против Украины» и «временную оккупацию» территорий страны «с помощью Вооруженных сил Российской Федерации». Это, как ни странно, новшество – несмотря на регулярные заявления о российских оккупантах на Донбассе Украина до этого не закрепляла данный термин юридически. В этой связи возникают два вопроса. Во-первых, как можно принимать закон с такой формулировкой, когда заместитель украинского министра по делам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгий Тука прямым текстом заявил, что «мы не можем пока, несмотря на все старания, юридически доказать присутствие на Донбассе регулярной российской армии»? Во-вторых, если Украина все-таки принимает закон, в котором часть ее территории называется оккупированной со стороны Российской Федерации, то может все-таки пора разрывать дипотношения и объявлять России наконец-то войну?

Естественно, Киев это делать не собирается – воров там, конечно, много, но дураков нема. Тогда зачем «оккупация»? Причин несколько. Прежде всего, это подрыв Минска. Смысл Минских соглашений в том, что конфликт на Донбассе – это гражданский, внутриукраинский конфликт. И Киев должен решать его именно в этом ключе – то есть через переговоры с ополченцами, восстановление гуманитарных отношений, а также изменение основ украинского государства. Однако статус «оккупированных территорий» подразумевает, что «в Донбассе нет никаких повстанцев, борющихся за свои права, никаких законных требований по языку и другим вопросам, а есть только «оккупация». Понятно, что это очередная бумага, призванная в глазах мировой общественности закрепить этот термин», - уверен председатель комитета Госдумы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Леонид Калашников. Более того, в статье 2 этого законопроекта Украина не признает легитимными органы ЛНР и ДНР, а также все решения, которые принимаются этими органами. А значит в принципе отказывается от диалога и реальной реинтеграции.

Власть и деньги

Реинтеграция в понимании украинских властей – это «освобождение территорий и восстановление конституционного строя», а также «защита прав и свобод людей, пострадавших от российской агрессии». Под последним понимается «содействие обеспечению их социально-экономических потребностей, восстановлению гуманитарных и культурных связей, доступа к украинским СМИ, национальных средств правовой защиты». Но означает ли это, что украинские власти намерены снимать режим экономической блокады ДНР и ЛНР? В этом есть очень большие сомнения.

Еще один смысл документа – усиление Порошенко. Президент получает возможность вводить режим военного положения в Донецкой и Луганской областях, а также привлекать ВСУ к решению возникающих проблем. Что дает ему очень широкие полномочия. Например, по отмене голосования на всем Донбассе в ходе досрочных выборах. Да и не только Донбасса – формулировка настолько расплывчатая, что под нее могут попасть и другие территории Юго-Востока.

Наконец, документ защищает украинскую репутацию и, что еще важнее, бюджет (он хотя бы есть). Называя территорию оккупированной, Украина «отказывается принимать иски в международные суды от граждан, проживающих на неконтролируемых территориях. Довольно много людей подают иски против Киева в международные инстанции относительно разрушения домов, причинения ущерба и так далее. Если эта территория будет признана оккупированной, подача таких исков станет невозможна. Украина будет настаивать на том, чтобы все претензии подавались к России», - отмечает украинский политолог Руслан Бортник.

Все против

Естественно, в Москве крайне негативно отнеслись к этому документу. «Законопроект о "реинтеграции Донбасса" есть полное и окончательное отторжение Минских соглашений. И как таковой не имеет ни малейшего шанса», - заявил российский сенатор Алексей Пушков. Не приняли его в народных республиках.

По всей видимости, не примут его в Европе. По мнению и.о. министра иностранных дел ДНР Натальи Никоноровой, Киеву «следует не вносить в парламент несогласованные законопроекты, тем более о реинтеграции с помощью Вооруженных сил Украины, а начать выполнять договоренности и предписания комплекса мер по выполнению минских соглашений в том порядке, который там указан: в консультациях и по согласованию с представителями республик».

Да, конечно, в администрации президента Порошенко говорят о том, что сейчас идут консультации, да и перенос голосования по документу на осень Александр Турчинов объяснил «необходимостью дополнительных консультаций с нашими стратегическими партнёрами». Однако «лидеры стран-участниц "нормандского формата" ясно выразили свою позицию — альтернативы "Минску" не существует, и Украина понимает, что оспорить данную позицию без конкретных аргументов не удастся, по крайней мере в ближайшее время», - уверен представитель ДНР Александр Костенко. «Европейская сторона настаивает на неукоснительном соблюдении минских договоренностей. Уже поэтому опубликованный украинский законопроект международной поддержки не получит», - уверен украинский политолог Михаил Погребинский. По его мнению, в Киеве понимают, что Европа против, и с помощью этого законопроекта хотят лишь продемонстрировать, что «на Украине появилась «партия войны», которая стремится резко обострить конфликт на Донбассе, поэтому Запад должен усилить давление на Москву и пойти на новые уступки Киеву». На такие вещи Европа уже давно не клюет. Хотелось бы надеяться.  

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Конец сланцевой революции
    Сланцевый сектор США в этом году получил сокрушительный удар, от которого оправиться не может до сих пор. Однако значит ли это, что 2020 год ознаменуется окончанием сланцевого бума?
  2. Клан Шеффлеров потерял три четверти состояния
    За два с половиной года семья производителей автомобильных шин и компонентов потеряла около 30 миллиардов долларов.
  3. Большая ошибка Лукашенко
    Отношения между Москвой и Минском находятся, пожалуй, на самом низком уровне за все последнее время. Причиной тому стала история с арестом белорусскими властями российских граждан – а точнее то, как Александр Лукашенко обставил этот арест и какими смыслами его наполнил. Сейчас же у Лукашенко появилась уникальная возможность хоть как-то исправить ситуацию.
Реклама