Россия-Китай: ждать ли прорыва

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
3 июля 2017, 12:33
Михаил Джапаридзе/ТАСС
Председатель КНР Си Цзиньпин прибыл в Москву

Согласно ожиданиям Российского фонда прямых инвестиций, в ходе двухдневного визита в РФ председателя КНР Си Цзиньпина будут заключены соглашения о совместных инвестпроектах на 12 млрд долларов. Между тем, прорывов на встрече не ожидается: переговоры о западном газовом маршруте и подписании непреференциального торгового соглашения между ЕАЭС и Китаем не завершены.

В этот раз, в частности, стороны подпишут соглашение о продлении плана действий по реализации положений договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между РФ и КНР на 2017–2020 годы. Что же касается собственно инвестпроектов, то Российский фонд прямых инвестиций и созданный им совместно с China Investment Corporation Российско-китайский инвестфонд рассчитывают заключить соглашения о реализации инвестпроектов в области электронной коммерции, медицины, промышленности, создания инновационных парков, туризма и регионального сотрудничества. В повестке визита также непреференциальное соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве КНР с Евразийским экономическим союзом.

Из конкретных сделок стоит обратить внимание на покупку конгломератом Fosun доли в золотодобывающей компании ПАО «Полюс». Детали сделки объявлены еще в июне: Fosun приобретет 10% ПАО до конца года, а еще 5% сможет купить по повышенной цене через опцион, заплатив в общей сложности почти 1,4 млрд долларов. Однако в переговорах о более масштабном проекте — западном маршруте поставок газа в КНР — пока не удалось найти приемлемой формулы его строительства.

Экономическое сотрудничество между Россией и Китаем показывает положительную динамику, например товарооборот между странами в 2017 году достигнет уровня 80 млрд долларов, отмечает директор Центра экономических исследований Университета "Синергия"Андрей Коптелов. Только за январь-май этого года товарооборот вырос на 26,1% — до 32,3 миллиардов долларов, при этом китайский экспорт показывает положительную динамику, увеличившись на 7,3%, в отличии от импорта из РФ, снизившегося более чем на 3% в 2016 году. 

Но надежды на то, что российские компании смогут выйти на китайский рынок оправдались не в полной мере, так как российская продукция, за исключением углеводородов, столкнулась в Китае с серьезной конкуренцией, констатирует эксперт. Несмотря, на дисбаланс в динамике товарооборота, для России сейчас важнее сохранять политическую поддержку Китая, чем развивать экономическое сотрудничество.

Поддержка Китаем российской позиции в сирийском конфликте, и возможность участия в снятии напряженности  на Корейском полуострове, для российского правительства сейчас приоритетнее вопросов либерализации торговли между странами. В то же время можно наблюдать точечные инвестиции китайских бизнесменов в российские проекты, что позволяет надеяться на активизацию китайских инвестиций в ближайшие годы. 

В целом, несмотря на сохранение партнерских отношений на геополитической арене, где КНР и Россия по-прежнему остаются важнейшими друг для друга союзниками, в экономическом плане отношения по сути за последние три года в лучшую сторону не изменились, констатирует генеральный директор ИК "Форум" Роман Паршин. Для того чтобы понять, почему Китай продолжает смотреть на Запад, несмотря на географическую близость России и геополитическое партнерство, эксперт предлагает обратиться к цифрам.

По итогам прошлого 2016 года российско-китайский товарооборот показал впервые с начала кризиса робкий рост на 4,02%, увеличившись до $66 млрд, что сохранило за КНР статус крупнейшего внешнеторгового партнера России. Сальдо торгового баланса при этом сохранилось на стороне Китая: на $28 млрд отправила товаров Россия, на $38 млрд - Китай. По словам эксперта, такая диспропорция во многом связана с относительно неблагоприятной ценовой конъюнктурой рынка энергоносителей в прошлом году, а это важно, с учетом того, что, несмотря на относительную диверсифицированность российского экспорта в Поднебесную (а туда идут металлы, древесина, продукты питания), в целом, как и в случае с ЕС, в основном мы продаем КНР газ и нефть. Это, в частности подтверждается тем фактом, что за первое полугодие 2017 в связи с ростом котировок, при сохранении объемов, стоимость экспортируемых восточному соседу товаров выросла аж на 46%.

То есть в целом, 66 млрд - это, конечно, не запланированные три года назад $100 млрд, но в целом показатель хороший. Хороший для России, но не для Китая. Как нопоминает Паршин, только в прошлом году объем внешней торговли КНР составил $3,5 трлн, и, для сравнения, только китайско-германские торговые отношения в прошлом году оцениваются в $170 млрд, уже не говоря о таких крупнейших торговых патрнерах Китая, как США или Япония.

Однако основные показатели развития китайской экономки пока не блещут. В прошлом году рост ВВП КНР составил всего 6.7%, это абсолютный антирекорд за 26 лет, и это при условии, что комфортным для экономики крупнейшего экспортера является рост не ниже 8% в год. Стремительное снижение экспорта и импорта, связанного с падением внутреннего потребления, сейчас являются буревестниками надвигающегося большого шторма в китайской и мировой экономике. Чтобы не допустить худшего, руководству Китая приходится задвигать собственные геополитические амбиции на второй план, стараясь во что бы то ни стало вернуть былые темпы роста экономики. Так что, заключает Роман Паршин, дружба дружбой, но экономика – в первую очередь.