Дональд Трамп и Владимир Путин завершили долгую, но очень-очень нужную встречу в Гамбурге. Вот что происходит когда стороны пытаются согласовать свои интересы, а не чужие ценности.

Михаил Климентьев/ТАСС

Поговорили

Встреча G20 стала, пожалуй, самым важным, самым ожидаемым саммитом в 2017 году. Сама повестка ее интереса не представляла – журналисты ждали событий на ее полях, и прежде всего первой личной встречи между Путиным и Трампом. Между старой Россией, уже много лет защищающей свои интересы, и новой Америкой, которая впервые за десятки лет вроде как признает хотя бы наличие этих интересов.

Конечно, Москва, и Вашингтон дули на воду. Пресс-секретари Путина и Трампа говорили о том, что основная цель встречи – знакомство. Однако все, кто следили за подготовкой к встрече, понимали, что речь пойдет не просто о знакомстве, а о достижении договоренностей, причем серьезных. Об этом говорила и длительная подготовка, и визиты Тиллерсона и Лаврова в соответственно Москву и Вашингтон, и, наконец, встреча министров иностранных дел уже на G20, где они обговаривали последние детали. Об этом говорила и длительность встречи – в программе были анонсированы часовые переговоры, а на деле Путин и Трамп проговорили почти два часа. Вряд ли они столько времени знакомились – все-таки, Путин не настолько плохо знает английский язык. К тому же российский президент понимал, что следующий по очереди переговорный партнер нарушений протокола ох как не любит – после Трампа российский лидер должен был встречаться с премьером Японии Синдзо Абэ. Впрочем, японский лидер все понял. «Я неоднократно говорил, что для урегулирования таких вопросов, как Украина, Сирия, Северная Корея и других мировых вопросов необходима встреча между лидерами России и Соединенных Штатов», - отметил он. К тому же Путин уже принес ему извинения за опоздание.

О чем в итоге говорили Путин и Трамп? «Накопилось много вопросов — там и Украина, и Сирия, и другие проблемы, некоторые двусторонние вопросы. Мы опять вернулись к вопросам борьбы с терроризмом, кибербезопасности», - заявил российский президент. О сути некоторых договоренностей Москва и Вашингтон объявили сразу – например, о создании двустороннего канала, о дальнейшей работе по уточнению позиций между Лавровом и Тиллерсоном. Однако большая часть, судя по всему, останется за кадром (чем и объясняется скомканный характер слов Лаврова). Сейчас не время эти договоренности озвучивать.

Тем не менее, уже можно сказать, что переговоры прошли для России весьма удачно. Хотя бы потому, что они прошли в самый выгодный для Путина момент (а российский президент, как известно, блестящий тактик, и умеет пользоваться такими моментами).

Выгоден он не только потому, что а) Асад выигрывает и б) с обиженным Трампом Си Цзиньпином были достигнуты соглашения, которые кому-то могут напомнить зачатки политического альянса (а как иначе объяснить российско-китайский план снижения напряженности на Корейском полуострове, который по сути нацелен на выдавливание США из Восточной Азии?). Впервые за долгое время сбылась мечта Кремля – Путин может говорить не с единым, а с расколотым Западом.

Один на один

Если бы между Брюсселем (а точнее Берлином) и Вашингтоном было бы согласие, им было бы проще продавливать Путина – как они, собственно, и пытались делать в рамках дуумвирата Обама-Меркель при поддержке Олланда. Однако сейчас этого согласия нет, во многом из-за того, что Берлин не готов принять взгляды Трампа. «В последние дни Ангела Меркель резко критиковала американскую изоляционистскую политику, а также планируемый выход США из Парижского соглашения по климату. Она хочет вместе с другими европейскими лидерами противостоять Трампу, и ровно этого хотят от нее немецкие избиратели», - пишет Шпигель. Это противостояние, в частности, выливается в том числе и в символические удары. Например, на церемонии фотографирования лидеров G20 Трампа поставили на самый правый край – то есть на самый отшиб, максимально далеко от центра, где стояла Меркель. А дальше произошло интересное – президент Франции Эммануэль Макрон сошел со своего места во втором ряду и встал справа от Трампа, замкнув таким образом первый ряд. Непонятно, то ли его попросили это сделать из-за возмущения американского протокола, либо он сам догадался так выслужиться перед американским лидером. Если верен второй вариант, то получается, что раскол в Западе еще глубже, чем казалось.

Да, конечно, Трамп хотел бы найти с Меркель общий язык, и Европа хотела бы, чтобы он хотел. «Для Трампа визит в Гамбург является вторым шансом. Искуплением за провальный майский визит в Берлин», - пишет издание Politico. Однако это вряд ли возможно – слишком уж сильны разногласия.

В этой связи для Москвы открываются очень, очень интересные перспективы. И Трамп, и Меркель заинтересованы в достижении реальных соглашений с Путиным, причем с минимальным согласованием позиций друг с другом. В некоторых вопросах даже друг против друга. «Германия, самопровозглашенный образец европейских ценностей, в изоляции воюет за то, чтобы помочь государству-изгою Путина во имя выгоды "Корпорации Германия"», - пишет Форбс. Берлин хочет стать газовым хабом Европы, и тут, конечно, желание Трампа поставлять в Польшу СПГ абсолютно не в тему. Как и вообще его желание противопоставить Восточную Европу Западной (знаменитый рамсфельдовский принцип «Старая Европа против Новой»), который Трамп претворял в ходе визита в Польшу.

Произошедшее еще раз доказывает, что терпеливым достается мир. В 2016 году достижение таких соглашений было бы невозможным. Оно оказалось возможным лишь в холодное лето 2017 года – и оно состоялось.

Новости партнеров







Цифровизация на основе немецких технологий

Немецкие и австрийские компании имеют значимые компетенции в области разработки и внедрения современных ИТ-решений. О том, к каким из них российский бизнес проявляет особый интерес, рассказывает управляющий партнер австрийско-немецкой компании msg Plaut в России Вольфганг Кестлер

С бизнесом будут держать совет

Московские власти создали площадку, которая поможет объединить усилия бизнеса и города в восстановлении экономики после пандемии и выработке долгосрочной стратегии развития столицы. Уже сейчас экспертам очевидно, что главной точкой роста при этом должна стать реализация национальных проектов

«Организационный иммунитет» для компании

Условия пандемии заставляют компании адаптироваться к новым непростым рыночным условиям. О том, как успешно перестроить бизнес-процессы в соответствии с новыми реалиями потребительских предпочтений, рассказывает Сергей Ким, генеральный директор ООО Миле СНГ, представительства немецкого производителя бытовой и профессиональной техники премиум-класса Miele в России

Вся правда о московских кабелях

Давайте честно: о московской кабельной промышленности жители города знают не очень много. И даже те из них, кто интересуется промпроизводствами столицы. А между тем, ее продукция лежит в основе всех технологических процессов, ведь именно по кабелям, как по венам, течет электричество, дающее жизнь сотням тысяч производств.

ММК серьезно нарастил чистую прибыль и доходность для акционеров

После снижения основных финансовых показателей во втором квартале 2020 года, вызванного последствиями пандемии коронавируса, по итогам третьего квартала Группа ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» существенно нарастила выручку, чистую прибыль и свободный денежный поток
Новости партнеров

Tоп

  1. Курс доллара: названа главная опасность для рубля
    Результаты президентских выборов в США, считают западные аналитики, важнее для «здоровья» рубля, чем даже состояние российской экономики.
  2. Турция копает под «Газпром»
    Турецкие спецслужбы арестовали шестерых сотрудников бывшей «дочки» российской газовой компании, обвинив их в шпионаже в пользу России
  3. Валютные депозиты вновь популярны
    Свой коллективный прогноз валютного курса сделали вкладчики российских банков, нарастивших долю сбережений, хранимых ими в валюте
Реклама