Классика в стиле рок

15 ноября в Московском театре мюзикла начался блок показов рок-оперы Эдуарда Артемьева в постановке Андрея Кончаловского «Преступление и наказание». Впервые спектакль был представлен на новой площадке Театра мюзикла в самом центре Москвы – в отремонтированном здании кинотеатра «Россия» на Пушкинской площади.

Художественный руководитель Московского театра мюзикла Михаил Швыдкой утверждает, что на новой сцене зритель увидит совершенно новый спектакль. Во-первых, предполагаются чисто визуальные отличия: изменилась световая партитура в связи с другим размещением театрального света, нежели это было в прежнем здании в Филевском парке. Вписать невероятно сложные технологически декорации британского сценографа Мэтта Диили в новое пространство также оказалось задачей нетривиальной. Однако по мнению тех, кому удалось побывать на первых прогонах спектакля в центре Москвы, постановка с переездом только выиграла в зрелищности и масштабности. И самое главное – весь первый сезон проката спектакль, который успел получить две «Золотые Маски» (Эдуард Артемьев взял награду за работу композитора, а Мария Биорк – за женскую роль в мюзикле/оперетте), доводили до ума. Имели место и постановочная «шлифовка», и новые актерские вводы (например, удачным приобретением театра стала Ася Будрина в роли Сони), и даже музыкальные доработки: с момента премьеры «Преступления и наказания» Эдуард Артемьев внес в партитуру несколько значительных корректив. На наш взгляд теперь музыка спектакля «бьет» точнее, а порой и погружает в себя, обволакивает, унося зрителя куда-то в категорию подсознательного – коллективного, такого узнаваемого и современного, или главного героя, со всеми его метаниями, столь близкими любому ищущему человеку. Более того, музыкальная составляющая спектакля, во всей своей полифонии и разножанровости (приставка «рок» к постановке, в которой помимо рока присутствуют и фолк, и симфонизм, и много чего еще, применима здесь с известной долей условности) удивительно соответствует духу первоисточника и психологии главного персонажа. Эта «лоскутность» музыкальной ткани поклонников музыкального театра должна только радовать, тем более, что запоминающихся, увлекающих, если не сказать берущих за душу мотивов, мелодист Артемьев вплел в свое полотно не одну и не две.

Из актерских работ стоит отметить не только справедливо оцененную жюри «Золотой Маски» Марию Биорк, но и Галину Безрук и Асю Будрину, также убедительных в роли Сонечки Мармеладовой. Первая в нынешнем театральном сезоне утвердилась в статусе звезды мюзиклов (главные роли в спектаклях двух основных российских «поставщиков» мюзиклов), вторая – оправдывает своим появление всю затею с целевым набором Театром мюзикла курса в Щукинском театральном училище.

Роль следователя Порфирия, отданная резиденту Театра мюзикла Ефиму Шифрину, являет широчайший диапазон этого глубокого и тонкого артиста. Убеждаешься в справедливости характеристики, данной Шифрину Швыдким: «грустный клоун». Из находок кастинга следует выделить также Антона Аносова в роли старухи-процентщицы. Карикатурный отвратительный образ, созданный актером, между тем ни на йоту не переступает грани, за которой «мужик в юбке» непременно скатывается в пошлость.

Еще одно театральное допущение: актер Андрей Гусев воплотил образ шарманщика, в котором легко угадывается сам Достоевский. С этим «вводом» складывается ощущение, что все на сцене происходит с ведома и под присмотром Федора Михайловича. Впрочем, подобная «страховка» для интерпретаций «Преступления и наказания», в общем, не обязательна: писатель некогда сказал, что с романом можно делать все что угодно, главное – сохранить его дух. О том, удалось ли это Театру мюзикла, – чуть позже.

 20160318_bogoma.jpg Юрия Богомаза
Юрия Богомаза

Возвращаясь к визуальной составляющей рок-оперы, необходимо отметить, что Андрей Кончаловский привел с собой в Театр мюзикла интернациональную команду – хореографы из США, художники из Великобритании. Зная это, удивляешься не уникальной технологии, которая на российской театральной сцене применяется впервые – динамическое видео, проецируемое на движущиеся объекты – разноформатные и разнорельефные части декорации. И даже не кукольной лошади, которую раз за разом убивают во сне Раскольникова – невероятная по эмоциональному накалу сцена, отдельный театр в театре, относящий нас к традициям площадных действ. Удивляешься той степени достоверности, с которой художнику-постановщику Мэтту Диили, англичанину, удалось явить на сцене истинный Петербург с его дворами-колодцами, подворотнями, подземкой и переходами. Более того, декорация, которая с доскональной точностью являет приметы времени – а действие романа перенесено в 90-е годы ХХ века, невероятно соответствуют той питерской атмосфере, его духу, которые описал в своем романе Достоевский. И в этом несомненная победа спектакля Театра мюзикла: несмотря на все условности, неотделимые от жанра, на неизбежное сокращение персонажей и линий, диктуемое средней продолжительностью театральной постановки, в рок-опере «Преступление и наказание» совокупностью всеми доступными театру выразительными средствами удалось сохранить главный посыл произведения-первоисточника, его нерв, его атмосферу, его суть.

Когда в сентябре Театр мюзикла открывал свой новый – и первый на Пушкинской площади – сезон, руководство театра говорило о том, что в силу сложности транспортировки в центр города массивных декораций (в здании кинотеатра «Россия» складские помещения просто не предусмотрены), все спектакли здесь будут играться продолжительными блоками – по месяцу-полтора. «Преступления и наказания» это условие не коснулось – возможно, к счастью, для актеров, у которых не появится ощущения замыленности к окончанию проката. Однако зрителю стоит поторопиться: первый блок рок-оперы продлится всего до 2 декабря.

 

Московский театр мюзикла

«Преступление и наказание»,

рок-опера по мотивам романа Ф. М. Достоевского

Постановка Андрея Кончаловского

Музыка Эдуарда Артемьева

Стихи Юрия Ряшенцева

15 ноября – 2 декабря 

Пушкинская пл., 2,

метро «Пушкинская», «Тверская», «Чеховская»