Как нам распорядиться своими 30-ю триллионами

Анна Королева
19 января 2018, 12:22

Как нам распорядиться своими 30-ю триллионами За 2017 год рублевые накопления россиян выросли почти на 14%, а их объем сбережений достиг 29,5 трлн рублей.

ТАСС Автор: Дмитрий Серебряков
В наличных россияне хранят 5 трлн рублей. На фото: мобильное приложение "Банкноты 2017", разработанное АО "Гознак", представленное публике 18 января. С помощью приложения на мобильном устройстве можно определить подлинность новых банкнот номиналом 200 и 2000 рублей

Что рассмотрела статистика в карманах граждан

 

Согласно данным Росстата, объем сбережений российских граждан по итогам 2017 года достиг рекордной суммы — 29,5 трлн рублей. В этот же период, рассказывают «Известия», рублевые накопления россиян увеличились 13,9%, что превышает инфляцию в 5,5 раза. При этом часть денег население хранит на банковских вкладах — объем депозитов составил 19,6 трлн рублей (без учета валютных вкладов). В наличных россияне хранят 5 трлн рублей, а в ценных бумагах — 4,7 трлн рублей.

Одной из причин роста общего объема сбережений россиян власти и эксперты называют увеличение реальных зарплат. По данным Росстата, в январе-ноябре их уровень поднялся на 3,2%. Больше всего выросла оплата труда работников социальной сферы, подчеркивается в «Картине экономики» за январь, подготовленной Минэкономразвития. Только за первые девять месяцев прошлого года размер их зарплат увеличился на 10%.

В то  же время темпы роста стали сокращаться. В Центробанке это назвали отходом от «сберегательной модели» поведения: в первой половине 2017 года население откладывало в среднем по 200 млрд рублей в месяц, то во второй половине —по 150 млрд рублей в месяц.

 

Сколько в стране капиталистов?

 

НИУ ВШЭ время от времени проводит мониторинг финансового благосостояния российских семей путем общероссийского опроса, и достаточно интересно сравнивать их данные с данными Росстата, хотя они могут расходиться во времени, плюс-минус один-два года, рассказывает генеральный директор компании «Мани Фанни» Александр Шустов.

Так, по состоянию на сентябрь 2016 года, по данным НИУ ВШЭ, более половины жителей России (51%) не создавали сбережений до кризиса и не делали никаких сбережений на период опроса. Также данные говорят о том, что финансовая подушка отсутствует чаще всего у молодых людей в возрасте 25-35 лет. А теперь еще более шокирующие данные: в случае потери всех источников дохода прожить за счет сбережений не меньше года смогут около 9% семей. Накопления 23% россиян дадут возможность прожить в привычном режиме не более месяца.

Раньше все было проще. Накопил - и машину купил. "Волга" могла стать хорошим вложением капитала и превратиться со временем в ретроавтомобиль tass_201985.jpg Фото Владимира Яцины (ИТАР-ТАСС)
Раньше все было проще. Накопил - и машину купил. "Волга" могла стать хорошим вложением капитала и превратиться со временем в ретроавтомобиль
Фото Владимира Яцины (ИТАР-ТАСС)

Все эти цифры дают возможность сделать вывод, говорит аналитик, что серьезные накопления есть только у небольшой прослойки населения, в которой, возможно, эта традиция передается из поколения в поколение. По его мысли, у них была традиция защиты капитала, видимо, еще во времена советских сберкнижек. Тогда, кстати, люди вкладывали средства и в золото, но чаще — в дорогие предметы домашнего обихода. А скажем, новые дачи на шести сотках мало кем воспринимались как «недвижимость». Позднее у опытных или вновь вступивши на этот путь семей появилась возможность  распределения капитала по разным финансовым инструментам, его реинвестирования. Возможно, это 10-15% населения, не больше, полагает Александр Шустов.

Попробуем из этого сделать второй вывод, продолжает он: скорее всего, те 19,6 трлн рублей, которые находятся на депозитах в банках, не являются инвестициями этих 10-15% состоятельных людей. Их инвестиции, вероятно, уже и так находятся в реальном секторе экономики, в ценных бумагах компаний развитых стран, в зарубежной недвижимости, и, совсем чуть-чуть — в российских ценных бумагах. А то, что они хранят на депозитах — это не потенциальные инвестиции, это просто финансовая подушка на случай непредвиденных обстоятельств, таких как болезнь, например.

Потому что, объясняет эксперт, доходность в 7-8% годовых, которую можно сегодня получить по банковскому вкладу,— это с большой вероятностью слишком мало для предпринимателей, которыми в большинстве случаев являются состоятельные граждане. И часть средств этих состоятельных россиян минфиновцам удалось «разглядеть» привлечь на долговой рынок во время размещения так называемых «народных ОФЗ» — тогда сам Минфин говорил о том, что большое число заявок пришло от людей, вкладывавших в бонды от 10 до 15 млн рублей.

В акции российских компаний эти инвесторы, считает Александр Шустов, пока не готовы идти, они слишком консервативны и имеют доступ к американским и европейским ценным бумагам. Также они не готовы брать на себя риски допэмиссии, как это часто бывает в России, и не могут привыкнуть к тому, что большинство компаний не платит или платит очень маленькие дивиденды. Когда эта ситуация поменяется, то деньги сами придут на российские финансовые площадки. А пока они, скорее всего, заняты в реальном секторе, в займах юрлицам и подобных инструментах, подытоживает он.

 

Спрос на инвестиции — то ли он есть, то ли…

 

Необходимым условием для роста инвестиций, помимо наличия достаточного уровня сбережений, является спрос, который в свою очередь зависит от степени прогнозируемости денежных потоков, напоминает глава аналитического департамента Dominion-World Станислав Вернер. Одного успеха Банка России в подавлении инфляции (по последним данным в годовом выражении она составила 2,3%, и теперь есть действительно высокие шансы, что она не превысит 4% в обозримом будущем) недостаточно.

Необходима, по словам эксперта, также предсказуемость налоговых ставок, и разговоры об их пересмотре после проведения выборов президента этому никак не способствуют. Нужны структурные реформы, которые возможно начнутся с началом нового политического цикла и без которых тяжело себе представить оживление инвестиций и рост ВВП выше текущих потенциальных темпов в 1,5-2,0% в год, считает он. Необходима менее жесткая направленность монетарной политике, что постепенно станет актуальным в течение ближайших 2-3 лет.

Пока эти вопросы не решены — рост инвестиций у нас идет за счет госстроек, констатирует Станислав Вернер. Строительство Керченского моста, «Сила Сибири» и подготовка к чемпионату мира по футболу — основные факторы, которые привели к тому, что Росстат рапортовал о росте инвестиций на 4,2% за январь-сентябрь 2017 года (по последним данным). Для решения амбициозных задач по ускорению ВВП темпы должны быть выше, а для этого помимо государства должен участвовать и частный сектор. 30 трлн рублей — достаточная для этого сумма.

Однако, отмечает аналитик, они не работают на благо экономики в полной мере. Из-за отзыва банковских лицензий на руках у населения находится 5 трлн руб. Темпы корпоративного кредитования остаются отрицательными с сентября 2016 года, а прирост средств на депозитах идет на увеличение кредитования населения.

Со своей ролью, замечает Станислав Вернер, справляется лишь финансовый рынок:  за 9 месяцев номинальный объем локальных облигаций вырос на 3,2 трлн руб., однако из этой величины на корпоративный сектор пришлось менее половины — 1,4 трлн руб. Рынок акций в свою очередь показал рекорд с 2011 года по показателю новых размещений, включая допэмиссии — порядка 6,5 млрд долларов, однако здесь проявил себя отложенный эффект из-за заморозки рынка капиталов по причине санкций.