Венесуэла: момент истины

Москва, 24.01.2019
В Венесуэле - два президента, Николас Мадуро и Хуан Гуаидо. Каждый из них признан за рубежом, у каждого есть свои сторонники, способные даже взяться за оружие Можно сказать, что в стране происходит попытка государственного переворота – или новая революция: оценка происходящего зависит от позиции оценивающего.

AP/TASS

С 23 января на многолюдном митинге в столице страны Каракасе главой страны объявлен спикер Национальной ассамблеи (парламента) Хуан Гуаидо. По крайней мере, так считают США, Канада и еще двенадцать государств, признавших его в новом качестве с молниеносной быстротой. Мадуро ответил на это разрывом дипломатических отношений с Соединенными Штатами, которые он обвиняет в стремлении сменить власть в Венесуэле. И объявил, что никуда с президентского поста не уйдет.  

Новость, на самом деле, не такая уж неожиданная. О намерении принять присягу в качестве исполняющего обязанности президента Гуаидо объявил еще в первой половине января. Юридические аргументы Национальной ассамблеи таковы: внеочередные президентские выборы 20 мая 2018 года, на которых Николас Мадуро переизбрался на новый срок, незаконны, так как были назначены и прошли с грубейшими нарушениями. А сам их победитель еще в 2017 году отрешен от власти большинством голосов парламентариев. Следовательно, по конституции, и.о. президента должен стать спикер Национальной ассамблеи. То есть, Хуан Гуаидо.

В свою очередь, сторонники Мадуро, к числу коих относятся и судьи Верховного суда, утверждают, что незаконны как раз действия Национальной ассамблеи. Она-де не имеет права смещать президента. И вообще, решением Верховного суда полномочия Национальной ассамблеи урезаны, а фактическим парламентом и одновременно учредительным собранием с 2017 года стала Конституционная ассамблея – орган, избранный с применением системы квот и являющийся, с точки зрения оппозиции и США абсолютно нелегитимным.

Дней десять обе стороны готовились к решительной схватке. 21 января или нервы противников Мадуро не выдержали, или они решили провести разведку боем. Группа из 27 бойцов Национальной гвардии атаковала военный пост, захватила там оружие и двинулась на Каракас. Здесь, в районе Сан-Хосе-де-Котиса их блокировал верный Мадуро спецназ, который не только обезвредил мятежников, успевших записать обращение на ю-тьюбе с призывом ко всеобщему восстанию, но и разогнал слезоточивым газом местных жителей, попытавшихся устроить акцию в поддержку попытки переворота.

Таким образом, обстановка в стране накалилась еще до заявления Гуаидо. И он, и Мадуро уже обратились к вооруженным силам с призывом быть верными «законной власти». Но очевидно, что противостояние без поддержки широких народных масс не решится. У Мадуро, несмотря на ужасающую экономическую ситуацию и очевидное банкротство проекта «боливарианский социализм» есть всё же твердое количество сторонников. Они всерьез считают, что обвал национальной валюты и дефицит всего и вся, от хлеба до туалетной бумаги, следствие козней США. А еще больше, чем американские империалисты им не нравится перспектива потерять после смены власти хотя бы то, что у них есть. Гуидо – человек правых (но не крайне правых) взглядов. Он выглядит тем самым страшным реформатором-рыночником, которым так долго пугали страну и Мадуро, и его предшественник Уго Чавес. При этом Гуидо никак нельзя отнести к числу самых популярных политиков страны и даже к числу непререкаемых авторитетов оппозиции. За ним нет, как у Энрике Каприлеса, считавшегося одно время лидером протестов против Мадуро и тем человеком, кто его сменит в случае переворота, опыта победы на губернаторских выборах или успешного проведения президентской избирательной кампании. Всё, чем может похвастать Гуидо как публичный политик – это избранием в Национальную ассамблею в 2015 году.

Здесь подходим к самому главному «козырю» Мадуро, который уж не раз его выручал: разброду и шатанию в лагере его противников. Стоит напомнить, что даже прошлогодние президентские выборы они не встретили единым фронтом. Объявленный ими всеобщий бойкот избирательной кампании нарушил один из заметных деятелей оппозиции Анри Фалькон. Он принял участие в выборах, пошел в президенты, таким образом, не дав Мадуро победить совсем уж декоративных кандидатов.  

Профессор кафедры теории и истории международных отношений факультета международных отношений СПбГУ Виктор Хейфец полагает, что как минимум часть оппозиционных сил займет выжидательную позицию. «Если протесты примут масштабы полуторагодичной давности, когда протестовали сотни тысяч, они его поддержат, - считает он. – Если на улицы выйдут десятки тысяч, то у Мадуро будет передышка». И тогда, кто знает, может, у него получится, как и во время массовых протестов весны 2017 года, просто «пересидеть» своих противников, подождать, пока их запал выдохнется.

Правда, есть еще фактор армии. В истории Венесуэлы непопулярная власть не раз менялась военным переворотом. Вспомним, что и Чавес начал свое восхождение к посту президента с неудачной попытки свергнуть вооруженным путем руководство страны. Те же события 21 января еще раз показали, что вооруженные силы вовсе не являются стальным оплотом Мадуро. Есть основания предполагать, что недовольные имеются и в правящей верхушке страны, в руководстве пропрезидентской «Единой социалистической партии». Но одно дело – недовольство, другое – разветвленный заговор. Есть он или нет, станет понятно, только когда заговорщики начнут действовать.

Возможно, на верхушечный переворот, а так же на импульсивные, способные взорвать обстановку в стране, действия венесуэльского лидера и рассчитывает президент США Дональд Трамп, безоговорочно поддерживая Гуаидо. В любом случае, похоже, что во многолетнем противостоянии Мадуро и оппозиции наступает момент истины. И совсем нельзя исключить, что конфликт обойдется без иностранного вооруженного вмешательства. Прямое американское вторжение представляется маловероятным. Но есть, например, соседняя Колумбия. Здешнее руководство имеет весьма сложные отношения с Мадуро. А в 2015 году обе страны вообще оказались на грани войны. В числе прочего Мадуро ставилась в вину поддержка колумбийских левацких группировок. Сам венесуэльский лидер обвинял соседей в забрасывании через границу отрядов ультраправых «парамилитарес». Есть истина в этих обвинениях, нет ли, бесспорно, что в Колумбии, чья история так же богата на насилие как и венесуэльская, достаточно людей, способных стать «зелеными человечками», свергающими Мадуро. 

У партнеров




    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина

    Столица офсетных контрактов

    Новый инструмент промышленной политики — офсетные контракты — помогает Москве снизить расходы на госзакупки и локализовать стратегически важное производство

    Скованные одной цепью

    Власть и бизнес сотрудничают для достижения целей нацпроекта «Экология»

    Сергей Кумов: «“Техпрорыв” уже позволил исключить из добычи и переработки миллионы тонн пустой породы»

    Одно из стратегических направлений развития ПАО ГМК «Норильский никель» — модернизация производства и соответствие современным мировым стандартам. В 2020 году «Норникель» переходит ко второму этапу «Технологического прорыва» — программы повышения операционной эффективности, стартовавшей в 2015 году
    Новости партнеров

    Tоп

    1. На рынок сжиженного газа выходит новый крупный игрок
      Со своими астрономическими запасами газа Тегеран рано или поздно должен был взяться за экспорт сжиженного газа. В этом поможет Россия
    2. Россия удержит статус самого крупного экспортера газа
      К 2040 году экспорт российского газа на международные рынки должен возрасти с 290 до 336 млрд кубометров
    3. В России может быть введено госрегулирование валютного курса
      В Госдуме появился законопроект, авторы которого считают необходимым отказаться от режима «свободного плавания» рубля и ввести госрегулирование курса валюты. Воспринимается такое предложение как достаточно неожиданное, но аналитики считают его оправданным. Отмечается, что мир все меньше живет по законам свободной рыночной экономики, которая подменяется режимом жестких торговых войн
    Реклама