Не нужно слушать МВФ

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
28 января 2019, 11:39
Владимир Андреев/URA.RU/TASS

Форум в Давосе прошел в этом году «с более негативным настроением» по сравнению с предыдущими годами. Как заявил Максим Орешкин, сейчас уже ясно, что глобальная экономика «разваливается» на отдельные зоны: США, Европа, Китай, сообщает РБК со ссылкой на заявление министра. Также причиной для негативного настроения стало понимание долгосрочности всех проблем, проявившихся за последние два года в мире, как в социально-политической жизни, так и в торговой сфере.   

В этой ситуации у России положение остается стабильным и прогнозы – вполне позитивными. «Международные организации с точки зрения прогнозов слушать нельзя, они все время опаздывают. Мы видим, что замедление происходит во всем мире, в четвертом квартале темпы роста снизились, в то же время еще в октябре МВФ публиковал отчет, где все было радужно: высокие темпы и так далее… и сейчас, в январе, они уже задним числом начинают прогнозы пересматривать в сторону понижения. Я думаю, что тренд на понижение сохранится, и 2019 год хоть и не будет суперплохим, это не кризис, не 2008 год, но проблемы будут нарастать, и они, к сожалению, не имеют быстрого решения», – заявил Максим Орешкин в интервью Вестиинанс.  

В отношении российской экономики Максим Орешкин указал, что ситуация с макроэкономическими показателями является достаточно стабильной, и хотя они всегда обладают некоторой волатильностью, что видно, к примеру, по курсам валют, общий тренд остается позитивным. Да, признал министр, начало 2019 года будет хуже, чем в 2018 году, но во второй половине года, по оценке МЭР, российская экономика снова должна выйти на темпы роста, близкие к 2%.  

Министерство экономического развития в лице Максима Орешкина отвечает в экономическом блоке правительства как раз за позитив, отмечает член президиума «Опоры России» Ирина Капитанова. «Поэтому и в этом интервью Максим Станиславович не был оригинальным.  Я вообще не помню ни одного негативного интервью или прогноза этого министра. В отличие, например, от минфина. Многие усматривают здесь противостояние между ведомствами, даже между личностями: новая генерация экономистов против «кудринской школы», однако это все же конспирология в большей степени», - отмечает Капитанова 

Минфин – бухгалтерия, констатирует эксперт, и его задача – учет финансов, их экономия и т.п. МЭР - ведомство, которое по определению деньги тратит. Тратит как раз на развитие экономики. Поэтому странно ждать негативного прогноза от руководителя, задача которого отвечать за рост.  

Истина как обычно где-то посередине, говорит Ирина Капитанова. Рост экономики в нашей стране, безусловно, зависит от нескольких факторов, главным из которых является набивший уже оскомину рост цен на энергоресурсы. Если этот рост будет значительным (или хотя бы стабильным, то даже несмотря на «усилия» правительства по средствам введения новых или повышения старых налогов,  недостаточность кредитования бизнеса и пр. будут не такими критичными для роста. 

Если же все будет так, как в 2018-м, то правительству нужно будет очень постараться, чтобы этот рост был, добавляет эксперт. И вот здесь как раз МЭР может оказаться в хорошем смысле лоббистом позитивных процессов. Иными словами, «инклюзивный рост» – это очень хорошо, но налоговые каникулы и дешевые кредиты вкупе с госпрограммами никто не отменял. 

Министра экономического развития приятно слушать, и его подход, который заключается в концентрации на позитивных аспектах развития экономики, полезен, потому что создает мотивацию у чиновников и бизнеса, учит замечать хорошее и продолжать работу, отмечает, в свою очередь, аналитик «Алор Брокер» Алексей АнтоновПо его мнению, Россия действительно по отдельным моментам развития экономики и страны опережает развитые страны, например, национальные проекты, если будут выполнены, будут мощным толчком для общества вперед через 5-10 лет, а сейчас их ругают за то, что они якобы плохо посчитаны, не продуманы KPI.  

Но это происходит потому, что сложно придумать KPI для принципиально новых сфер деятельности, их можно сформировать только в процессе работы, а потом еще раз переделать. Стоимость президентских национальных проектов составляет 13,1 трлн руб. до 2024 года, и это, можно назвать аналогом знаменитых «количественных смягчений», использовавшихся в США и Европе, только более продуманных: деньгами не просто накачивается финансовый сектор, вместо этого они вкладываются в инфраструктуру, которую давно пора обновлять. Правительство действительно старается снижать социальное неравенство и напряженность, и отсутствие вспышек насилия, таких как в Европе — доказательство того, что эта политика эффективна.   

С другой стороны, продолжает аналитик, реальные располагаемые доходы россиян по итогам 2018 года сократились на 0,2%, следует из доклада Росстата и это получился пятый год непрерывного падения реальных доходов населения. За пять лет накопленное снижение реальных доходов составило около 11-11.5%, и это то снижение уровня жизни, которое невозможно сделать незаметным с помощью популистской риторики. Домохозяйства потеряли примерно десятую часть доходов, и продолжают терять, а ведь далеко не все угрозы для российской экономики еще реализовались.   

С глобальной точки зрения, заключает Алексей Антонов, очень грустно наблюдать, как рушатся торговые союзы, создававшиеся в 90-е годы, и развитые и развивающиеся страны, словно возвращаясь назад во времени на 40-50 лет, отгораживаются друг от друга таможенными пошлинами и эмбарго. Эксперт уверен, что жажда торговых войн дорого обойдется мировой экономике, которая из-за этого будет терять примерно от 0.5 до 1 процентного пункта роста в год, даже если ситуация останется такой, как сейчас. Если торговые войны будут усиливаться, то возможна потеря до 1.5 процентных пунктов роста: в бизнесе война приводит к потерям с обоих противоборствующих сторон.