Между Минском и независимостью

Москва, 10.03.2019

Валентин Спринчак/ТАСС

Внешнеполитическая концепция ДНР выглядит противоречиво, как и сама эта самопровозглашенная республика. Она сочетает несочетаемое. Однако если посмотреть на этот документ не как на полноценную стратегию государства, а как на своеобразный сигнал во внешний мир, то все становится на свои места.  

Право имеем 

В начале марта 2019 года в ДНР опубликовали концепцию внешней политики самопровозглашенной республики. Сам документ неоднозначен – хотя бы потому, что достаточно противоречив.

С одной стороны, документ подчеркивает приверженность республики Минским соглашениям, а также нацеленность ДНР на продолжение мирных переговоров. Причем Донецкая Народная республика позиционирует себя как «международно признанная сторона переговорного процесса в рамках Минских соглашений» , имеющая равные права с украинской стороной. И действительно, она является признанной стороной, однако лишь в качестве «отдельного района Донецкой и Луганской областей Украины». В тексте же Концепции четко указано, что Украина для ДНР – это не метрополия, а «государство-сосед». А республика там обозначена как «суверенное, независимое, демократическое, правовое и светское государство». 

Соответственно, среди целей внешней политики ДНР присутствуют «достижение признания права на суверенитет Донецкой Народной Республики мировым сообществом, увеличение количества государств, признавших независимость Донецкой Народной Республики», а также «обеспечение участия Донецкой Народной Республики в интеграционных процессах на постсоветском пространстве». А конкретно ДНР хочет «добиваться полноценного участия в Содружестве Независимых Государств, Евразийском Экономическом Союзе и Шанхайской Организации Сотрудничества». Кроме того, целью является получение признания путем присоединения к универсальным международным организациям, включая ООН.  

Куда прете?

Неудивительно, что сама концепция подверглась серьезной критике на Украине, а также скептическому отношению в российских экспертных кругах. Фактический отказ от Минска еще можно понять – сам Киев уже не только не соблюдает соглашение, но и похоронил его (например, через включение в украинскую конституцию пункта о стремлении в НАТО и ЕС, тогда как Минские соглашения четко указывают на сохранение Украиной нейтрального статуса). 

Однако в чем смысл прописывать стремление к вступлению в ООН и евразийские структуры? Ведь всем очевидно, что, несмотря на все влияние и авторитет России на постсоветском пространстве, ДНР (а вместе с ней и ЛНР) не войдет ни в ОДКБ, ни в Евразийское пространство. Просто потому, что остальные республики выступят против – и прежде всего Казахстан и Белоруссия. Нурсултан Назарбаев и Александр Лукашенко, конечно, с уважением относятся к Владимиру Владимировичу и его просьбам, однако они вряд ли согласятся с включением ДНР в их большую евразийскую семью. Ведь это означает автоматическое признание ими независимости Донецкой Народной Республики, и делает Минск и Астану объектами санкций со стороны Запада – не говоря уже об обнулении отношений с Украиной, что не нужно ни Нурсултану Назарбаеву, ни, тем более, Александру Лукашенко. В итоге получается, что включением «евразийских» пунктов с Доктрину руководство ДНР выставило себя на посмешище, а также поставила в неудобное положение Россию.

Зрячий да увидит  

Да, это так – если рассматривать Доктрину именно как целевой внешнеполитический документ. Однако на деле он таковым не является. Доктрина – это очередной сигнал ДНР и стоящей за ним России, посланный в адрес Киева и его западных партнеров. Сигнал, говорящий о том, что республика, формально не отказываясь от Минска, не надеется на его выполнение, и потому продолжает идти по альтернативному пути – получению суверенитета. Что республика, в отличие от самой Украины, смотрит на Восток, и будет ориентироваться на Российскую Федерацию. И целью своей видит интеграцию в состав России (что по политическим причинам не прописано прямо, однако читается между строк самой концепции). И чем дальше Украина будет упорствовать, тем дальше зайдет процедура ее развода с Донецкой Народной Республикой. То есть, по сути, Концепция – это еще один знаковый шаг в сторону независимости ДНР, наполненный как огромным количеством ритуальных заявлений (наподобие участия в евразийской интеграции), так и важным сущностным наполнением.

Из реальных же минусов Доктрины можно отметить обозначение отношений с Луганской Народной Республикой. Они характеризуются лишь как «братские, имеющие большой потенциал для своего развития». Тогда как если говорить о приднестровизации республик, или же о курсе на их независимость, то логично было бы прописать курс на объединение с ЛНР в рамках единого государственного проекта. Однако, по всей видимости, руководство республик не готово к такому объединению. Боятся лишиться своих вотчин, опасаются конкуренции, не готовы к объединению, не получили санкции Москвы – причин может быть множество. Однако сам по себе курс на объединение стал бы очень неплохим сигналом. И не только для Киева и его западных спонсоров, но и для населения республик. А также для простых россиян, которые еще верят в «Российский мир», частью которого и является ДНР. 

У партнеров




    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина

    Столица офсетных контрактов

    Новый инструмент промышленной политики — офсетные контракты — помогает Москве снизить расходы на госзакупки и локализовать стратегически важное производство

    Скованные одной цепью

    Власть и бизнес сотрудничают для достижения целей нацпроекта «Экология»

    Сергей Кумов: «“Техпрорыв” уже позволил исключить из добычи и переработки миллионы тонн пустой породы»

    Одно из стратегических направлений развития ПАО ГМК «Норильский никель» — модернизация производства и соответствие современным мировым стандартам. В 2020 году «Норникель» переходит ко второму этапу «Технологического прорыва» — программы повышения операционной эффективности, стартовавшей в 2015 году
    Новости партнеров

    Tоп

    1. «СЛЕДСТВИЕ ОДНОЙ ПЛАСТИНКИ»
      4 декабря 2019, Основная сцена театра «Новая опера» к 120-летию со дня рождения Марии Юдиной
    2. У американцев осталась в запасе еще одна мера против «Северного потока — 2»
      В конгресс США поступило 12 законопроектов о санкциях против России. Их обсуждение на уровне сенатского комитета назначено на 20 ноября. Аналитики скептически настроены в отношении перспектив этих инициатив, но называют одну, которая может еще раз осложнить строительство многострадального российского газопровода
    3. На рынок сжиженного газа выходит новый крупный игрок
      Со своими астрономическими запасами газа Тегеран рано или поздно должен был взяться за экспорт сжиженного газа. В этом поможет Россия
    Реклама