Сможет ли Uber повторить успех Amazon

Москва, 17.04.2019
Выход Uber на биржу — самое долгожданное IPO этого года. Почти нет сомнений, что оно будет проведено, однако долгосрочная перспектива компании вызывает немало вопросов. Инвестиции в Uber — это ставка на бизнес, еще не доказавший свою долгосрочную стабильность

Компания Uber обнародовала первую часть документации в Комиссии по ценным бумагам США, что говорит о ее готовности к листингу на Нью-Йоркской фондовой бирже. В заявке отмечен рост бизнеса компании — она уже работает в 63 странах (700 городов) и обеспечила 5,2 млрд поездок в прошлом году, примерно по одной на каждого человека в Европе и Азии. По расчетам Uber, инвесторы оценят компанию в 90-100 млрд долларов, что сделает ее IPO крупнейшим за многие годы в сфере технологий в США. (Facebook в 2012 году получил оценку 104 млрд долларов). 

Uber — гигантский прорывной «единорог» (unicorn). То есть это компания, целью которой является изменение принципов функционирования сразу нескольких отраслей. В основе успеха Uber — распространение смартфонов и, как следствие, возможность онлайн-оптимизации использования традиционных ресурсов — например, транспорта. По сути, компания не владеет ничем, кроме информации, которую она собирает с пользователей. Право делиться этой информацией и эффект масштаба принесли Uber успех и дали повод говорить о новом явлении в экономике — «уберизации». Немаловажную роль сыграло и первенство компании в освоении новых онлайн-возможностей и скорость, с которой Uber распространялась по планете. Во имя этой скорости в Uber закрывали и продолжают закрывать глаза на негативные финансовые показатели — в первую очередь, отрицательную рентабельность. Сегодня Uber — это электронные скутеры и велосипеды, бизнес по доставке еды, программное обеспечение для грузовых перевозок и логистики. В планах Uber даже создать полностью беспилотный автомобиль. И компания стремится быстро расти и дальше. 

«Сегодня на долю Uber приходится менее 1% всех миль, проезжаемых по всему миру, — констатирует гендиректор Дара Хосровшахи в письме, прилагаемом к заявке в Комиссию по ценным бумагам. — Мы еще даже на 1% не закончили свою работу, поэтому будем работать с прицелом на будущее». В 2018 году компании удалось несколько улучшить свои финансовые позиции. Так, выручка увеличилась на 42% и составила 11,3 миллиарда долларов. При этом операционные убытки сократились с 4,1 млрд до 3 млрд долларов. Количество активных пользователей Uber превысило 91 миллион человек, что на 23 миллиона больше, чем годом ранее. Однако темпы роста выручки замедляются. Частично это связано с растущей мощью конкурирующей компании Lyft, которая в настоящее время также завоевывает пользователей и навязывает конкуренцию Uber на ключевых рынках — США и ЕС. Заметим, что Lyft уже провела IPO, и его результаты сейчас привлекают внимание всех инвесторов мира. Акции Lyft пока торгуются существенно ниже начальной стоимости, и, возможно, что Uber и другие единороги будут затягивать IPO с целью досконально изучить инвестиционную активность вокруг Lyft. В любом случае, примеру Lyft в ближайшее время намерены последовать ряд ведущих «единорогов» — кроме Uber — это Airbnb, Slack и Palantir. Таким образом, борьба за деньги как потребителей, так и за инвесторов неизбежно будет ужесточаться.

Конкуренты не ждут

Забавно, в каких конкурентных условиях оказалась Uber на некоторых рынках. Компания стала совладельцем аналогичных сервисов — Didi (Китай), Grab (работает в странах Юго-Восточной Азии) и «Яндекс.Такси». В рамках двусторонних соглашений они согласились не конкурировать на внутренних рынках, но это мешает конкуренции этих компаний с Uber в других странах, на которые соглашение не распространяется. Получается, что потенциальные инвесторы в Uber будут получать не столько акции Uber, сколько своего рода индексный фонд компаний со всего мира. От работы этих компаний будет зависеть и устойчивость Uber. Растет конкуренция и в других сферах работы Uber— в первую очередь в сегменте доставке еды. 

Таким образом, «уберизация» привела к возникновению целого ряда конкурентов Uber, которые не позволяют говорить больше об особом положении Uber в мировом масштабе. Не исключено, что рынок цифровых услуг и дальше ждет ужесточение конкуренции, поэтому заявления представителей Uber о стремлении «работать на будущее» понятны — компания стремится привлечь новые инвестиции для создания новых онлайн-сервисов не только в рамках такси, но, возможно, и в более широком поле деятельности — например, попытаться занять лидирующие позиции в зарождающемся сегменте беспилотного транспорта (в первую очередь, грузового), а также любых других грузовых перевозок. В любом случае, на одних только такси и доставке еды доминирующее положение занять никак не удастся из-за уже существующих мощных конкурентов. 

С другой стороны, в более широком смысле главными конкурентами Uber являются, во-первых, личные автомобили населения, и, во-вторых, общественный транспорт. Именно в полной перестройке работы этой сферы Uber видит свою будущую прибыль. Как раз это кроется за желанием компании, чтобы инвесторы рассматривали ее как «платформу», а не структуру, занимающуюся «поездками на такси». В Uber рассчитывают, что в перспективе создадут условия, когда поездка на Uber будет конкурентоспособна с любым другим видом транспорта. В компании отмечают: «Мы включаем все мили, которые проезжают пассажирские автомобили и общественный транспорт во всех странах мира в наш целевой рынок». Объем этого рынка составляет 5,7 триллионов долларов в год. И в сравнении с этой цифрой 100 млрд долларов капитализации не выглядят такими уж высокими. Однако, как возможно достичь этой перестройки транспорта при всей его зарегулированности и низкой социальной ответственности Uber, непонятно.

Решение всех этих проблем Uber-оптимисты видят в якобы грядущем неизбежном естественном изменении глобальных цифровых услуг — проводится аналогия с последними двумя десятилетиями. Получает, что Uber просто рассчитывает на историческую «приливную волну». И здесь в качестве примера приводят Amazon и рассматривают судьбу компаний эпохи бума доткомов. Да, стоит признать, что в отличие от спекулятивных IPO конца девяностых сегодняшние IT-компании все же демонстрируют стабильный рост выручки. И это, пожалуй, главный аргумент в пользу их устойчивости. Вокруг этих компаний сегодня не только мечты и надежды, как это было в эпоху бума доткомов, но вполне реальные финансовые показатели. 

Также часто говорят о нестабильном характере IT-бизнеса в целом. Так, для инновационных стартапов в последние два десятилетия действительно стало нормой демонстрировать нестабильность в прибыльности. К примеру, на протяжении почти всей своей истории Amazon, вышедшая на IPO в 1997 году, показывала весьма скромную прибыль. А первые пять лет после IPO Amazon так и вообще работала в убыток. Когда дела пошли лучше Джефф Безос часто направлял свободные средства не на выплаты акционерам, а на дальнейшее развитие бизнеса. Теперь акционеры пожинают плоды. В четвертом квартале 2017 года Amazon, наконец показала колоссальную прибыль — 1,86 млрд долларов. Получилось, что Amazon за один квартал принесла больше денег, чем за предыдущие 58 кварталов. Оптимисты, верящие в грандиозный успех Uber, часто приводят в пример именно этот пример. После IPO компания Безоса оценивалась в скромные по сегодняшним меркам 500 млн долларов, и тогда скептики говорили, что у Amazon ничего не выйдет. Теперь же, указывают оптимисты, конкурент Uber — компания Lyft — на размещении привлекла 2 млрд долларов, а оценка стоимости компании на пике достигла 26 млрд долларов. Это больше, чем у таких «единорогов» как Snapchat, Dropbox и Spotify. И, главное, больше, чем сумма всех остальных 17 IPO, проведенных в США в первом квартале.

Но история доткомов изобилует и обратными примерами. 1999 год был также годом Webvan и iVillage. Они обе быстро достигли многомиллиардной стоимости, а затем просто исчезли. Нынешние компании, конечно, кажутся более динамичными и жизнеспособными, они имеют значительно больший доход, даже при всех своих издержках. Например, на пике 1999 года стоимость iVillage оценивалась более чем в 2 млрд долларов, при доходах компании менее 20 млн. долларов. Да, выручка Lyft в 2018 году составила более 2 млрд долларов. Однако и оценки капитализации теперь значительно выше. Таким образом, как и в конце 1990-х современным «единорогам» еще только предстоит доказать свою способность генерировать прибыль и выжить в условиях неизбежного ужесточения позиции регуляторов по всему миру.

Инвесторы проголодались

Желание нескольких крупных «единорогов» выйти IPO именно в этом году вызвано не столько их успешными результатами за 2018 год, сколько давлению первых инвесторов. Венчурные фонды уже много лет ждут, когда их инвестиции в Uber принесут прибыль, и такое же давление на себе испытывают все единороги. 

Выход на публичный рынок — один из способов для первых инвесторов обналичить свои средства. Это может быть хорошо для них и самых первых сотрудников компаний, но не обязательно хорошо для компаний в целом. Публичные рынки предъявляют многочисленные требования, которые лягут тяжелой ношей на молодые нестабильные компании. Так, инвесторы на фондовом рынке менее терпимы к избыточным расходам и низкой прибыльности. На каждую Tesla и Amazon, которые успешно привлекают инвесторов на фондовом рынке, приходится десяток других компаний, цена акций которых падает с каждым убыточным кварталом и каждым заявлением руководства о том, что они «инвестируют в будущее».

Более того, требования, предъявляемые к публичным компаниям — ежеквартальная отчетность и контроль регулирующих органов — могут помешать развитию «единорогов», которые могут лишь проиграть от требований прозрачности, налагаемых на публичные компании. Что бы ни было, можно утверждать, что выгоду от IPO в первую очередь получит небольшое число банков и ранних инвесторов. 

Публичная компания гораздо более чувствительна к регуляторным рискам. Если вдруг регулирующие органы в крупных странах решат, что водители Uber больше не являются независимыми подрядчиками, а должны считаться сотрудниками, имеющими право на льготы и более строгий контроль, то это развалит бизнес-модель компании и инвесторы будут терять. Уже сегодня Uber сталкивается по всему миру с судебными тяжбами и протестами водителей, оспаривающими ее бизнес-модель. Поэтому IPO Uber может попросту не оправдать ожиданий и привести к масштабной переоценке всех современных «единорогов».

Новости партнеров







Офисное пространство будущего

Насколько сильно рабочее пространство офисного работника в самом скором времени будет отличаться от принятых сейчас традиционных представлений

ЮУрГУ получил первый на Урале нейрокомпьютер

Леонид Соколинский — о новейшем нейрокомпьютере на Урале, о будущем нейросетей и искусственного интеллекта

«Криогенмаш» - по-прежнему стратегический актив Газпромбанка

Новый глава совета директоров предприятия — заместитель председателя правления Газпромбанка Тигран Хачатуров. Перед менеджментом стоит задача разработать новую стратегию «Криогенмаша», который рассматривается Газпромбанком как стратегический актив.

Эксперты верят в ценные бумаги ММК

По мнению ряда финансовых аналитиков, акции ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» сохраняют потенциал роста и выгодны для приобретения на фоне постепенного восстановления спроса на сталь

Продается ЗАВОД МЕТАЛЛОКОНСТРУКЦИЙ В Красноярском крае

Действующее предприятие с многолетней историей Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкр промышленный узел, 8) выставлен на торги. Сейчас его возможно приобрести по минимальной стоимости

Мобильный отряд. Как мобильные решения повышают чек в ритейле

Несмотря на цифровую революцию последних лет до объявления в мире режима самоизоляции именно оффлайн-магазины оставались основным местом совершения покупок. С появлением же COVID-19 цифровизация магазинов стала для многих компаний единственно возможным способом остаться на плаву
Новости партнеров

Tоп

  1. Sukhoi SuperJet очистят от иностранного влияния
    Разработка обновленного ближнемагистрального самолета Sukhoi SuperJet New, призванного заменить существующий Sukhoi SuperJet 100, должна завершиться уже к 2023 году
  2. «Они не помнят нас хороших, пусть не забудут нас плохих»
    Кто такой «русский хакер», чем он руководствуется, что у него на душе, есть ли вообще у него душа и действительно ли хакеры настолько всесильны, что могут влиять на политику
  3. Турция на всех парах мчится к финансовой катастрофе
    Экономика Турции приближается к краху. Курс национальной валюты - лиры - обновляет исторические минимумы день за днем буквально без остановки, и это не атака спекулянтов, а отражение реального положения дел
Реклама