Жертва Брекзита

Москва, 24.05.2019

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй уходит в отставку с поста лидера Консервативной партии. Это означает смену главы правительства. Мэй стала жертвой неспособности британских парламентариев ни договориться об условиях выхода из Евросоюза, ни отказаться от этого выхода. Теперь ее дело продолжит преемник, которым, скорее всего, станет бывший глава МИД Борис Джонсон. 

Глава правительства Великобритании Тереза Мэй едва не расплакалась, когда объявила, что уходит 7 июня с поста председателя правящей Консервативной партии. С 10 июня консерваторы должны провести партийные выборы и избрать нового лидера, который, как заведено в Великобритании, станет одновременно премьер-министром. «Я в полном объеме информировала ее величество о своих намерениях и я продолжу исполнять обязанности ее премьер-министра пока процесс не будет завершен», — сказала Мэй со слезой на глазах.

Она вправе переживать. Премьер-министр сделала максимум возможного, чтобы выполнить волю избирателей, проголосовавших на референдуме 2016 года за выход страны из Евросоюза. Однако убедить парламентариев согласиться хоть на какие-то условия брекзита оказалось выше сил главы британского правительства.

Предложенное Мэй соглашение о выходе из ЕС трижды ставилось на голосование. И трижды парламент отклонял его. Когда вышли все сроки, отведенные законодательством Евросоюза, а Великобритании дали отсрочку до осени, чтобы определиться с условиями брекзита, Мэй заговорила о новом референдуме по ЕС, и однопартийцы предложили ей покинуть свой пост. Что она, не без колебаний, но сделала.

Мэй поступила как азартный игрок: поставила на кон будущее своей партии, связав его с идеей выхода страны из Евросоюза – и проиграла. Консерваторы, не без усилий их теперь уже бывшего лидера, стали настоящей партией брекзита. Предшественник Мэй, Дэвид Кэмерон, затеявший референдум о членстве в ЕС, первоначально рассматривал его лишь как способ заставить евроскептиков замолчать. Она придерживалась той же позиции. Но когда, к удивлению и огорчению Кэмерона, британцы на референдуме не провалили, а поддержали выход страны из ЕС, Мэй твёрдо заявила, что приходит на пост премьер-министра чтобы выполнить волю избирателей. Видимо, она недооценила трудность этой задачи. Впрочем, так же недооценили сложности, сопутствующие прощанию с Евросоюзом, обычные британцы. 

Представления о том, на каких условиях необходимо выйти из Таможенного союза и из Единого европейского рынка ЕС оказались такими разными у британских парламентариев, что все попытки прийти к какому-то консенсусу были тщетными. Правительственный проект сделки с Евросоюзом критиковали и лейбористы, и консерваторы. Одни считали его слишком радикальным, другие, напротив, слишком умеренным.

Вероятно, так же будет не поддержан новый, уже четвертый по счету, правительственный вариант сделки. Его Мэй обещала предложить парламенту в первых числах июня. Лидер лейбористов Джереми Корбин уже заявил, что премьер-министр предлагает проголосовать за «ту же самую плохую сделку, но в новой упаковке». Так что уйти красиво у Мэй не получится. 

В дальнейшем уговаривать парламент согласовать условия «развода» с ЕС должен будет уже её преемник, которого изберут консерваторы. Сейчас в претендентах на этот пост числятся два десятка человек. Но наибольшие шансы есть у бывшего главы МИД страны Бориса Джонсона. Ему, согласно опросу ConservativePoll, симпатизирует почти 32% однопартийцев. Он – давний критик Мэй именно из-за тех вариантов брезкита, которые она предлагала. В своем твиттере Джонсон поблагодарил ее за «стоицизм», с которым она проявила, «служа своей стране и Консервативной партии». «Теперь пришло время добиться того, к чему вы так настоятельно призывали: объединиться и осуществить брекзит», — написал он. 

Мэй пробыла на посту премьер-министра два года. Это были не самые легкие для Великобритании времена. Мэй упорно не везло. Достаточно вспомнить выборы 2017 года, затеянные премьер-министром специально, чтобы укрепить позиции своей партии. Однако в марте того же года в стране произошло несколько терактов. В результате консерваторы не приобрели, а, напротив, потеряли места в парламенте. Джонсон, напротив, пользуется репутацией хоть и эксцентрика, но везунчика. Не случайно его уже не первый год поддерживает большинство членов партии. Собственно, он и должен был стать премьер-министром в 2016 году вместо Терезы Мэй. Но, видимо, благоразумно просчитав ситуацию, он предпочёл пропустить даму вперёд, доверив ей разбираться с последствиями референдума. Теперь, вероятно, ему всё же придется взять ответственность на себя. Отступать некуда – иначе в октябре будет жёсткий брекзит, который дорого обойдется и Великобритании, и Консервативной партии.  

У партнеров

    Новости партнеров

    Tоп

    1. Курс доллара может сильно удивить
      Авторы прогнозов, предрекающие в этом году слабый доллар, вновь ошиблись. И опять причина в сохраняющейся привлекательности процентных ставок ценных бумаг в Америке, которые по-прежнему выше ставок в большинстве как соседних, так и дальних стран.
    2. Подкаст 2-ой недели. Как работает человеческий ум
    3. Второе немецкое экономическое чудо подошло к концу
      Эра быстрого развития экономики ФРГ, которую один из главных немецких экономистов – Берт Рурап назвал «вторым экономическим чудом Германии», заканчивается. Германия в ближайшие годы может стать в экономическом отношении «серой», т.е. иметь практически нулевой рост экономики
    Реклама