Лишние люди

Москва, 07.06.2019

ТАСС Автор: Сергей Карпухин

Первое что бросилось мне в глаза в Москве после 6 лет отсутствия - это невероятное обилие онлайн такси и служб доставки еды. По уровню развития «платформенной экономики» Россия, кажется, намного обогнала Европу.

После Швеции с ее языком политкорректности и атмосферой «социального мира» скандальный рекламный слоган Delivery Club просто режет глаза: «Ваш заказ доставит учитель литературы». Эта рекламная кампания задумывалась как коммерческая, но получилась остро социальной. Страна не смогла предложить всем этим учителям литературы и химии, заслуженным артистам и полиглотам никакой другой сферы реализации своих компетенций, кроме развоза пиццы и суши.

Я пересказываю шведским друзьям типичный сетевой анекдот: «- Алло, это доставка еды. Какой у вас код подъезда? – Наберите год написания «Гамлета». – Хорошо, поднимаюсь».

Очевидно, что за этой злой иронией стоит тупая, бесперспективная, тяжелая и изматывающая работа, которая ведет к депрессии и чувству отчаяния. А порой доводит и до трагедии, как случилось в конце апреля, когда в Петербурге от переутомления умер 21-летний курьер одной из подобных служб доставки еды. Сердце не выдержало переутомления от 12 часовых смен и постоянного страха быть оштрафованным. Уже мертвого его все-таки оштрафовали за опоздание на смену.

***

Внешне Москва поражает своей красотой и благоустройством. Все эти велосипедные дорожки, отреставрированные фасады, экзотические оттенками дорогой подсветки на Бульварном кольце, бесконечные переполненные рестораны и бары с таким разнообразием сортов пива, что Прага и Мюнхен кажутся жалкими пародиями. Когда я уезжал, возле станций метро и оживленных перекрестков были целые городки торговых киосков и павильонов. Сейчас от них не осталось и следа. Широкие, чистые тротуары, аккуратные аллеи. Вместо моря мелкой торговли теперь крупные сети. Город стал красивее и удобнее, но десятки тысяч людей потеряли источник дохода. Что стало с ними? 40 лет назад тысячи мелких торговцев, разорившихся из-за развития крупного бизнеса, стали главной движущей силой исламской революции в Иране, которую, как известно, «совершил базар». 

Внешне Москва никогда не выглядела так роскошно, как теперь. Но если в 1990-х на фоне всеобщего хаоса и нищеты совершались фантастические карьеры, многие в мгновение ока превращались в миллионеров, а в 2000-е российская столица переживала бурную революцию менеджеров, когда возникшие из криминального хаоса ельцинской эпохи крупные корпорации открыли карьерные возможности для тысяч молодых менеджеров и технократов, то теперь классовые границы застыли. Подняться по социальной лестнице стало почти невозможно, а разрыв между бедными и богатыми стал выглядеть непреодолимой пропастью.

Говорят, ядром кампании Берни Сандерса в США в 2016 году были разочарованные выпускники колледжей, которые в придачу к своим престижным дипломам получили большие долги по образовательным кредитам, но не смогли найти работы, соответствующей их компетенциям. В России таких разочарованных, по ощущениям, намного больше. Доля людей с высшим образованием традиционно высока – 30,2% (практически столько же, сколько и в Швеции и других развитых странах), но только 26% выпускников ВУЗов находят работу по специальности. Остальных ждут в «платформенной экономике» персональных услуг.

Внешнее благополучие и атмосфера праздника едва скрывает загнанные вглубь проблемы. Страну накрывает волна новой наркотизации, тоже замешанная на новых технологиях. В провинциальных городах на стенах домов повсюду красуются адреса в даркнете, где каждый может заказать «соли» и «спайсы», пришедшие на смену героину и гашишу, в даркнете. Полная анонимность, никаких посредников, минимум риска. Типичный интернет-магазин наркоты в даркнете выглядит как продвинутая торговая площадка. Каталог товаров, акции, скидки, вакансии. В мессенджере Телеграмм есть канал наркокурьеров на который подписано почти 200 тысяч человек. Из эмиграции я старался следить за всем что происходит в стране, но эта темная сторона жизни, погруженной в даркнет, оказалась для меня полным сюрпризом.

Чем-то это напоминает о 1990-х годы, когда социальная катастрофа, вызванная либеральной шоковой терапией, подсадила на иглу десятки и сотни тысяч моих сверстников, потерявших всякую надежду и ориентацию в жизни. Только на этот раз все происходит без всякой видимой катастрофы. Но в душном воздухе российской столицы явственно чувствуется безнадежность, дезориентация и социальная депрессия.

Самыми чуткими к этой атмосфере оказались, конечно, подростки. Они создают новую культуру страданий, декаданса и наркомании. «А у меня во дворе/ ходит девочка с каре…» —в популярном клипе поется о паре, которая бесконечно распивает вино, употребляет наркотики и танцует на крышах, пока загадочная девочка с каре не умирает от передозировки. Тогда ее возлюбленный везет ее в лес и закапывает в мерзлую землю под унылый рефрен «и я так в нее влюблен, и я так в нее влюблен». Любовь кончается вместе с дозой наркотика.

Разочарование и безысходность сквозят во всем. «Люблю испытывать боль» — пишут 17-летние подростки в Тиндере. И этот садомазохистский культ каким-то образом резонирует с реальностью этого поколения. В 2018 меня потрясла история парня и девушки из благополучных семей среднего класса. Они были только друзьями, но вместе снимали квартиру, употребляли наркотики и переживали постоянно углубляющуюся депрессию. И вот, однажды зимним вечером, парень убил свою подругу, потом всю ночь насиловал ее труп, спокойно и подробно описывая происходящее в блоге.

«- Я никак не пытаюсь оправдать себя. То, что я сделал, — ужасно. Но я сделал то, что захотел и посчитал нужным, потому что я могу» - написал он перед самоубийством.

Главный убийца русской литературы, Родион Раскольников, в убийстве искал ответ на вопрос о том, можно ли перешагнуть через общепринятые моральные границы, став сверхчеловеком. Теперь, как и полтора столетия назад, молодежь выбирает нигилизм, отрицает моральные и мировоззренческие нормы окружающего общества. И вновь этот нигилизм из сферы индивидуальной очень быстро переходит в область политического.

Большую часть жизни я прожил в России, в которой политика почти никого не интересовала. И самой деполитизированной была именно молодежь. Теперь все изменилось.

Та же самые юноши и девушки, которые культивируют депрессивный мир насилия и наркомании, активно пишут и в политические паблики. Даже на наркоманских форумах и телеграм-каналах полно политических текстов, дискуссий или постеров протестных демонстраций. А в российском сегменте Youtube происходит настоящая революция политического блогинга. Буквально за несколько лет возникли сотни идеологизированых каналов всех направлений. В последний год особенно быстро развивается левый сектор. Только за первые три месяца 2019 года 20 самых популярных леворадикальных ютуб-блогеров получили более полумиллиона новых подписчиков. У лидеров число подписчиков уже давно перевалило за миллион.

Эта волна переходит и в офф-лайн. По всей стране стихийно возникают марксистские кружки. Причем, если раньше их с большим трудом создавали политические организации, вроде Левого фронта, то теперь они возникают не просто автономно от них, а в ощутимом противостоянии с политическими группами. Доктринальная идентичность таких групп иногда поражает своей экзотичностью. В Питере есть, например, сообщество Tankies, которое самоопределяется как «аниме-сталинизм». Впрочем, качество производимых ею текстов, может удивить своей серьезностью и глубиной.

Этот подъем политизированного интернета, конечно, затронул не только левых. Сотни тысяч просмотров собирают блогеры либертарианского направления, националисты и русские сторонники альтрайт идеологии.

***

В истории России нечто похожее уже происходило. В середине XIX столетия империя сама создала своего социального антагониста. Половинчатая модернизация и развитие образования породили большую прослойку образованных людей, не находящих себе применения в консервативном сословном обществе с его самодержавием, аристократией и засильем бюрократии. Эти люди, выпавшие из старых сословий, назывались разночинцами, ощущали себя лишними, и быстро радикализировались. Очень скоро они превратились в носителей новой, подрывной идеологии. Из абстрактного нигилизма этот культурный и мировоззренческий протест эволюционировал в политический радикализм разных оттенков.

В октябре 2018 года молодой анархист подорвал себя в здании приемной ФСБ в Архангельске. А в этом году исполняется 140 лет террористической партии «Народная воля», боевики которой в 1881 году убили царя Александра II. Теоретические поиски «лишних людей» в условиях несвободы часто приводят к насилию. Но самой массовой кампанией разночинцев 19 столетия стало «хождение в народ». Образованные горожане наряжались в крестьянские одежды и отправлялись в деревни проповедовать ненависть к царю, дворянам и церкви. Похожую проповедь сейчас ведут политизированные блогеры в русском Ютубе.

«Хождение в народ» дало всходы не сразу. «Обращение с революционной проповедью к народу не пропадает даже тогда, когда целые десятилетия отделяют посев от жатвы» - писал Владимир Ленин, считавший разночинцев своими предшественниками.

История никогда не повторяется буквально. Но возникновение массового слоя «Лишних людей» роднит две эпохи русской истории. Как и 150 лет назад, отсутствие перспектив, бедность и нестабильная занятость контрастируют с зашкаливающим неравенством и роскошью элиты. Ее привилегии охраняет все более авторитарная власть, которая вводит цензуру, усиливает пропаганду и увеличивает число запретов и ограничений. Молодые учителя и инженеры, разносящие пиццу; подростки, растущие в условиях удушливой несвободы, цензуры и кричащей несправедливости; целые поколения, обреченные жить хуже своих родителей – все они вновь ищут пути разрушить систему, которая, как им кажется, украла у них судьбу.

Нынешняя власть всегда видела в царской России образец для подражания и источник для создания исторического мифа. Пропаганда бесконечно реконструировала национализм, консерватизм, клерикализм, сакрализацию власти «России, которую мы потеряли». Теперь власть неожиданно получила копию, но не своего собственного идеологического лубка, а той страшной и неприглядной реальности, которая однажды уже закончилась социальным взрывом планетарного масштаба.

У партнеров




    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина

    Столица офсетных контрактов

    Новый инструмент промышленной политики — офсетные контракты — помогает Москве снизить расходы на госзакупки и локализовать стратегически важное производство

    Скованные одной цепью

    Власть и бизнес сотрудничают для достижения целей нацпроекта «Экология»

    Сергей Кумов: «“Техпрорыв” уже позволил исключить из добычи и переработки миллионы тонн пустой породы»

    Одно из стратегических направлений развития ПАО ГМК «Норильский никель» — модернизация производства и соответствие современным мировым стандартам. В 2020 году «Норникель» переходит ко второму этапу «Технологического прорыва» — программы повышения операционной эффективности, стартовавшей в 2015 году
    Новости партнеров

    Tоп

    1. На рынок сжиженного газа выходит новый крупный игрок
      Со своими астрономическими запасами газа Тегеран рано или поздно должен был взяться за экспорт сжиженного газа. В этом поможет Россия
    2. Россия удержит статус самого крупного экспортера газа
      К 2040 году экспорт российского газа на международные рынки должен возрасти с 290 до 336 млрд кубометров
    3. В России может быть введено госрегулирование валютного курса
      В Госдуме появился законопроект, авторы которого считают необходимым отказаться от режима «свободного плавания» рубля и ввести госрегулирование курса валюты. Воспринимается такое предложение как достаточно неожиданное, но аналитики считают его оправданным. Отмечается, что мир все меньше живет по законам свободной рыночной экономики, которая подменяется режимом жестких торговых войн
    Реклама