Атипичная ставка

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
1 августа 2019, 11:20
Zuma\TASS

Последний день лета 2019 года ознаменовался хотя и ожидаемым, но все же знаковым событием для мировых рынков. ФРС по итогам заседания 30-31 июля впервые за 10 лет понизила базовую процентную ставку - на 25 базисных пунктов (0,25 п.п.), до в 2-2,25% годовых. На данное событие курс американской валюты отреагировал ростом. В свою очередь, американские фондовые индексы упали на 1% после объявления ФРС по ставке. По состоянию на 21.57 мск промышленный индекс Dow Jones снижался на 1,15% - до 26885,77 пункта, индекс высокотехнологичных компаний Nasdaq - на 1,16%, до 8177,63 пункта, индекс широкого рынка S&P 500 - на 1,12%, до 2979,5 пункта. До оглашения итогов заседания ФРС все три индекса росли в среднем в пределах 0,1%.

Вопрос «что не так с рынками» сегодня мучает, отмечает эксперт Международного финансового центра Владимир Рожанковский, почти всех аналитиков по обе стороны океана. Официальная версия – дескать, глава ФРС США наотрез отрёкся от вменяемому ему «по умолчанию» серийному понижению ключевой ставки – то есть, глубокого разворота к монетарному смягчению – вроде бы не предусмотрено, что всех и расстроило: фондовые индексы упали, доллар вырос до 98,60 по индексу доллара DXY.

Что касается силы доллара – 98 по индексу – это слишком высокий уровень, считает эксперт, который в случае его фиксации на длительный срок неминуемо приведёт к ухудшению всевозможных торгово-фискальных балансов в США, что, в свою очередь, ускорит распространение европейской рецессии за океан – сценарий, которого опасается не только Джером Пауэлл, но и наверняка большинство американцев как с собирательного Уолл Стрит, так и с собирательного «Мэйн стрит». Именно поэтому играть на понижение доллара как в паре с евро, так и в паре с рублём, учитывая новую фундаментальную «ставочную» реальность – весьма очевидное и незамысловатое решение в таком случае.

На самом деле, говорит Владимир Рожанковский, произошедшие вчера движения в рыночных активах – притом, что они бесспорно противоречат фундаментальным основам теории рынков, характеризуют их перегретость и моральное старение. «Мне уже доводилось после августа 2008 года замечать подобные эпизоды «рынка наизнанку». Все они неминуемо заканчивались либо сильными коррекциями, либо сменой парадигмы Федрезерва (а в одном случае – в случае Бена Бернанке – его уходом с занимаемого поста). Надеемся, что в этот раз как-нибудь обойдётся, но сам по себе рынок наизнанку – довольно грозный сигнал для всех любителей затянувшихся однообразных игр на повышение», - указывает аналитик. 

В базовом сценарии эксперт рассчитывает, что здравый смысл возьмёт верх – возможно, уже со следующей недели. Так что менять основные прогнозы по рублю, золоту и прочим активам, считают в Международном финансовом центре, пока нет оснований.

Ставка ФРС до конца года ещё будет понижаться, вопрос лишь в графике и траектории, указывает, в свою очередь, руководитель департамента образования института трейдинга и инвестиций «Феникс» Евгений Удилов. Если накануне вчерашнего заседания на второе понижение ещё и в сентябре ставили практически 70% участников фьючерсного рынка в Чикаго, то теперь, выслушав Джерома Пауэлла, насколько им кажется, внимательно - на сентябрьское смягчение рассчитывают лишь 56,5%. Однако при этом по-прежнему 82,5% уверены в ещё хотя бы одном снижении ставки в США до Нового года.

Что касается упавших бирж, то пока сработала классика жанра: "покупай ожидания - продавай факты", или в более близкой большинству интерпретации "наши ожидания - наши проблемы", считает эксперт. Действительно, весь июнь-июль рынки "покупали ожидания", активно и заранее отыгрывая тему будущего снижения ставки и, соответственно, перспективу притока на биржи более дешёвых заёмных денег: индекс широкого рынка S&P500 и так "заранее" вырос за это время почти на 300 единиц до новых исторических рекордов выше отметки в 3000, а отражающий капитализацию наиболее технологичного сектора Nasdaq за два месяца вскарабкался наверх более чем на 1000 единиц до нового пика в 8027. Например, бумаги Apple преодолели с начала лета путь роста, превышающий 25%: со 175 до более чем 220 долларов за акцию. Поэтому и заметная корректировка индексов после принятого ожидаемого решения, с фиксацией прибыли по итогам уже состоявшегося движения, с самого начала находилась "на столе" как вполне вероятный сценарий.

Также, добавляет Удилов, рынки "зацепились" на пресс-конференции Пауэлла на сегодня именно за те моменты, на которых прежде всего сконцентрировали их внимание ведущие новостные порталы. Например, заголовки Reuters в первые же минуты успели поменяться интонационно с фраз в духе "ФРС впервые за 10 лет понизила процентные ставки и намекает на продолжение" до фраз с совершенно противоположным смыслом: "ФРС понизила процентные ставки, сигнализируя, что больше может этого и не делать" - в оригинале 'Fed cuts interest rates, signals it may not need to do more'. Хотя по факту, если не вырывать из контекста фразы Пауэлла вроде "давайте проясним - это пока не начало длинной серии снижения процентных ставок", или про "шаг к более аккомодационной политике в середине более длинного цикла", а также вспомнить и про его же "я не говорю, что это просто одно-единственное снижение ставки" (I didn't say it's just one rate cut), а также его ответы на вопросы - то картина ожидаемо выглядит совсем иначе. 

По мнению эксперта, Пауэлл обозначил в ходе пресс-конференции вполне достаточно мыслей, которые можно трактовать как готовность и в дальнейшем понижать в течение года ставки. Допустим, на прямой вопрос, а не считает ли он недостаточным «всего лишь» ожидаемые -0.25% по ставке, он так в сущности и сказал, что смотреть надо будет на развитие событий в течение всего года, а не приковывать всё внимание к шагу на одном лишь заседании. Чем не повод понять, что ставки будут понижаться и дальше?

Тем более что и на вопрос ближе к концу пресс-конференции от корреспондента Dow Jones, мол, как Пауэлл лично относится к тому, что пока он выступает, фондовые рынки тем временем активно падают, Пауэлл ответил в духе, что для ФРС важно делать правильные вещи, вот сделали, что надо, а на остальное сейчас как бы с ходу не надо обращать особого внимания, но надо будет потом пошагово следить за развитием событий на следующих заседаниях и так далее - и кажется вполне прозрачным, к чему он всё ведёт. А именно, к тому, что чётко руководство к действию по дальнейшим заседаниям он давать не хочет, но всё, что надо будет сделать, будет сделано - просто ФРС будет выдавать свои решения и прогнозы своих дальнейших действий медленно, в месяц-полтора по чайной ложке. 

Но понятно и то, продолжает аналитик, что переход к большей мягкости со стороны ФРС продлится ещё долго: если даже и не будет запущен полноценный цикл из 3-4 снижений ставки, то американский регулятор явно постарается растянуть всё это удовольствие для рынков на максимально длительный период в 1,5-2 года - как минимум захватывая дату американских выборов, то есть до конца 2020. ФРС может действовать медленнее ожиданий, но он явно не ограничится всего лишь одним июльским "профилактическим" разом. А это значит, что и биржи постепенно вернутся скоро к росту - ровно по той же причине ожидания дальнейшего смягчения от ФРС - и будет лишь вопросом времени момент, когда именно мы увидим и на американских, и на европейских фондовых площадках новые максимумы. 

Причём, как только этот позитив вернётся, он поддержит сразу же и новый виток ралли по индексам Мосбиржи и РТС. Финансовые потоки в направлении emerging markets будут тем сильнее, чем дольше сохранят стремление к низким ставкам главные мировые центробанки: не только ФРС и ЕЦБ, но и, другие - например, только Банк Австралии понижал процентные ставки этим летом уже дважды до исторически никогда вообще не бывавшего в этой стране уровня всего лишь в 1% годовых. 

Предельно низкая, а в некоторых случаях и отрицательная доходность долговых бумаг этих стран, которые имеют максимальные рейтинги надёжности, с параллельными перспективами роста фондовых бирж - будут заставлять инвесторов по-прежнему и методично перекладывать хотя бы часть своих средств в облигации с более высокой доходностью: не только в Россию, но и в ЮАР, Малайзию, Индонезию. 

Но, считает Евгений Удилов, и среди облигаций этих стран российские ОФЗ будут рассматриваться как лучшие в плане сочетания сегодняшней доходности выше 7% годовых с высочайшей обеспеченностью золотовалютными резервами в более чем полтриллиона, если считать наши резервы в долларовом эквиваленте. Фактически же они имеют ещё большую ценность за счёт сокращения в них до минимума удельного веса именно американской валюты, которая в перспективе 1,5-2 лет будет постепенно терять в стоимости, тогда как инвесторы будут со временем ожидать более высокого курса и евро, и юаня, и более дорогого золота: то есть, "прибавки в весе" тех активов, на которых и базируются теперь российские резервы. Так что рубль будет получать двойную подпитку: и от притока в ОФЗ на фоне близких к нулю ставок большинства мировых центробанков, и продолжения ралли на мировых биржах - через механизм вложений рискового капитала и в акции, и долевые проекты в реальном секторе.

Возможно даже, что под влиянием этих механизмов пара доллар/рубль снова перейдёт к снижению чуть раньше, чем доллар начнёт всерьёз отрабатывать ожидания дальнейшего снижения ставок ФРС и ослабляться по отношению к главным мировым валютам. Пока же доллар упорствует, продолжая укрепляться не только к евро, но и к фунту, и к австралийскому, канадскому доллару - так как каждая из этих валют имеет на сегодня достаточно собственных причин для слабости, включая и предельно низкие процентные ставки, и ту же перспективу "брекзита без сделки" для фунта.

Очевидно, если бы не вчерашнее снижение ставки, то доллар дорожал бы ещё быстрее, заключает Евгений Удилов. Условное же разочарование вчерашним решением это движение денег в доллар даже слегка подтолкнуло, но постепенно оно будет терять обороты и в течение года, вероятнее всего, развернётся в сторону ослабления доллара. По мере того, как на рынках будет углубляться понимание, что разворот в политике ФРС это всерьёз, а не на пару месяцев - и что он будет иметь долгоиграющие последствия для всех инвестиционных потоков, а не только для сиюминутных спекулятивных позиций.