Создавая монополию

Москва, 07.08.2019
Решения ФАС об ограничении поставок «Росатому» гермопроходок создало монополию на этом рынке. Под угрозу поставлено строительство и модернизация не только российских станций, но и международных проектов госкорпорации

В середине июля заместитель генерального директора «Росатома» по международной деятельности Николай Спасский провел рабочую встречу с послом Республики Судан в РФ Надиром Бабикером. Стороны обсудили сотрудничество в области мирного атома, в том числе строительство плавучей атомной электростанции. Примерно в это же время глава Министерства энергетики РФ Александр Новак анонсировал строительство объектов в Боливии. И это при том, что в ближайшие пять лет госкорпорация запланировала строительство АЭС «Руппур» в Бангладеш, «Аккую» — в Турции, «Бушер-2» — в Иране, «Эль-Дабаа» — в Египте. Прорабатывается вопрос о строительстве станций в Саудовской Аравии, вовсю идет стройка в Белоруссии. 

У «Росатома» самый большой портфель заказов на строительство атомных станций в мире, а это требует работы всего холдинга и его структурных подразделений и поставщиков с точностью швейцарских часов: слаженно, организованно, в срок. На кону не только финансовое благополучие самой госкорпорации (ведь каждый день задержки стройки выливается в колоссальные потери), но и имиджа России как поставщика инноваций. Однако зависит это не только от «Росатома», но и от российских ведомств, контролирующих работу корпорации: Ростехнадзора, Минэнерго или ФАС, которые своей регуляторикой прямо или косвенно влияют на работу всех компаний — как входящих в госкорпорацию, так и поставляющих ей свою продукцию. И как раз контролеры от государства в последнее время начинают мешать одной из самых эффективных госкорпораций в России реализовывать сложнейшие проекты по всему миру.  

 

Гермопроходческая конкуренция

В последнее время пристальный интерес к поставщикам «Росатома» проявляет ФАС. На первый взгляд это оправданно, так как по множеству позиций закупки идут у единственного поставщика, уж такова специфика отрасли. Однако во многих странах национальный антимонопольный регулятор — это инструмент защиты национального рынка и потребителя. В случае же с «Росатомом» возник прецедент, когда ФАС играет против отечественного поставщика продукции в угоду импортному и более дорогому. Речь идет об ограничении работы российского поставщика, о производстве важного оборудования для АЭС, так называемых герметических кабельных проходок, или гермопроходок — изделий, предназначенных для прокладки кабельных линий через герметичную оболочку атомных реакторов. 

До 2015 года единственным поставщиком гермопроходок для российских АЭС было АО «Элокс-Пром», которое изготавливало гермопроходки на производственной базе на Украине и, будучи фактическим монополистом на рынке, поставляло их по цене от 800 тыс. рублей за штуку. Несколько лет назад на рынок вышел новый игрок — Подольский завод электромонтажных изделий (ПЗЭМИ). Предприятие потратило семь лет на то, чтобы провести исследования и испытания, получить все необходимые лицензии и разрешения, и в итоге смогло предложить продукт, не уступающий по качеству и безопасности украинским аналогам. При этом средняя цена гермопроходки от ПЗЭМИ составляла 400 тыс. рублей. Это не могло понравиться монополисту. «Пытаясь вернуть себе монопольное положение на рыке, АО “Элокс-Пром” подало заявление в Федеральную антимонопольную службу России о якобы незаконном использовании АО ПЗЭМИ секрета производства модулей гермопроходок», — рассказывает генеральный директор ПЗЭМИ Александр Герасименко.

Претензия заключалась в том, что ПЗЭМИ использует некий секрет производства «Элокс-Прома». При этом во всем мире подобное оборудование производится самыми разными компаниями: чешской Kabelovna Kabex, американской Mirion, немецкой Sсhott. Примечательно, что под маркой Škoda работает компания Škoda JS, которая уже 60 лет поставляет технологии для атомной энергетики и входит в состав холдинга ОМЗ. Она осуществила поставки более чем 1800 кабельных проходок на чешские и зарубежные АЭС и принимала участие в строительстве АЭС не только в Чехии и в Словакии, но и в Венгрии, Болгарии и Германии. Компания Visola производит проходки для венгерской АЭС «Пакш». Технологиями производства проходок владели и российские компании, например, ФГУП «Красная звезда», ООО «Исток-Проходка», ООО «Амуратом». Однако на российском рынке почему-то так сложилось, что есть только один игрок – «Элокс-Пром». Таким образом, абсолютно естественная ситуация для рыночной экономики – появление конкурентоспособных участников, стала разворачиваться по неожиданному сценарию. 

В сути вопроса ФАС России разбиралась 20 месяцев, но в итоге толком не определила, есть ли вообще какой-либо секрет производства в модуле гермопроходки, в чем его суть и в чем состоит незаконность деятельности ПЗЭМИ при изготовлении данной продукции.

 

Цена вопроса — репутация

Однако регулятор встал на сторону «Элокс-Прома» и вынес решение о запрете производства подольским заводом продукции, подходящей под некое общее описание в решении ФАС. При этом в зависимости от условий эксплуатации на АЭС все гермопроходки отличаются по материалам, исполнению и проектам АЭС.

АО ПЗЭМИ обратилось в Арбитражный суд. Суды первой и второй инстанции решение ФАС признали незаконным, но «Элокс-Пром», в свою очередь, пошел в Суд по интеллектуальным правам. Последний с коллегами не согласился и признал решение ФАС о «недобросовестной конкуренции» законным.

Даже если вынести за скобки цену вопроса (а речь идет об экономии в сотни миллионов рублей), следует учитывать тот факт, что гермопроходки «Элокс-Пром» производит на украинском заводе, а конечный бенефициар этой компании имеет мальтийское гражданство. Непонятно, как решение ФАС соотносится с национальным курсом на импортозамещение и локализацию производств на российской территории и, тем более, с промышленной безопасностью.

ПЗЭМИ уже вложил 87 млн рублей собственных и заемных средств в производство этого оборудования, что значительно ухудшило финансовое состояние завода и привело к вынужденному режиму простоя и сокращению штата сотрудников.

ПЗЭМИ добился высокой степени локализации производства: 90% продукции производится на собственных мощностях. При этом на предприятии разработаны и внедрены собственные технологии по производству изоляционных материалов и ряда иных компонентов герметичных кабельных проходок, что и обусловило двукратное снижение себестоимости изделия, а следовательно, и стоимости продукции для конечного потребителя. С 2014 года завод выполнил десять контрактов на поставку гермопроходок, в том числе на Балаковскую, Ростовскую, Кольскую, Нововоронежскую АЭС.

Решение же ФАС заморозило новый проект «Росатома» — Курскую АЭС-2 — и по факту вернуло отрасль в 2015 год. Это значит, что рынок снова имеет дело с единственным поставщиком, который волен сам выбирать, в каких проектах участвовать, а также диктовать свои ценовые условия.

Так, на конкурс на поставку герметичных кабельных проходок, объявленный Балаковской АЭС в апреле этого года, не откликнулся ни один производитель. Не нашлось желающих на поставку данных изделий и при запросе предложений со стороны Ростовской АЭС в июле 2019 года. Такая же участь постигла тендер Кольской АЭС. При таком развитии событий могут пострадать как действующие атомные станции, так и проекты по строительству новых.

А главное, под вопросом выполнение международных контрактов. «Элокс-Пром» уже отказался от участия в ряде контрактов и, возможно, будет просто не в состоянии закрыть все потребности в поставках.

Что, безусловно, нанесет колоссальный ущерб репутации госкорпорации. В этом контексте конфликт «Элокс-Прома» и ПЗЭМИ видится не просто спором хозяйствующих субъектов и потенциальным источником социальной напряженности, но серьезной угрозой благополучию ключевой экспортной отрасли.

Пока АО ПЗЭМИ и ФАС России пытаются разобраться в сути интеллектуальных прав и спорят о формулировках, атомные станции уже в полной мере ощущают на себе негативные последствия решения регулятора.

У партнеров




    Цена блокировки

    Дело экс-мэра Владивостока Игоря Пушкарева переросло из уголовного в гражданское. Цена вопроса — 3,2 млрд рублей. Пока идет суд, под угрозу поставлена строительная отрасль Дальнего Востока

    Коллектив «Полюса» заработал благодарность президента

    Коллектив компании ПАО «Полюс» получил благодарность президента России Владимира Путина за заслуги в развитии золотодобывающей отрасли и высокие производственные показатели. «Полюс», крупнейший золотодобытчик в России и один из десяти крупнейших в мире, последовательно наращивает объем производства

    Одно из направлений в искусстве

    7-9 ноября впервые состоится Международная форум в области дизайна и архитектуры «Best for Life», который пройдет в Италии. В рамках форума организована премия «Best For Life Award» в области промышленного и цифрового дизайна, архитектуры и визуальных коммуникаций

    Открой #Моспром

    Москвичи и гости столицы стали участниками проекта «Открой#Моспром» и своими глазами увидели работу московских промышленных предприятий. Они посетили крупнейшую в Европе фабрику мороженого «Баскин Роббинс», завод известного на весь мир производителя напитков — Coca-Cola HBC Россия и многие другие точки на карте высокотехнологичной промышленности столицы

    Меньше серы, больше «цифры»

    «Норильский никель» ведет масштабную модернизацию производства, призванную существенно сократить негативное влияние на окружающую среду, и готовит к выпуску новый продукт для инвесторов — токены на металлы
    Новости партнеров

    Tоп

    1. О чем молчит глубинный народ
    2. Второе дыхание «Одного пояса, одного пути»
      По оценкам Всемирного банка, уже построены или находятся в процессе строительства железные дороги и автострады, порты и множество других проектов общей стоимостью 575 млрд долларов
    3. Последний звонок: такого не было в США 12 лет
      Событие, которого так долго ждали, наконец произошло. И хотя назвать точную дату прихода рецессии в США не может никто, сейчас очевидно, что она может нагрянуть в любой момент
    Реклама