План приватизации крупнейших компаний не раскрывается

Анна Королева
1 октября 2019, 13:12

Проект бюджета РФ на 2021-22 годы предполагает приватизацию федеральных пакетов акций в ряде крупных компаний.

Екатерина Штукина/POOL/ТАСС

Приватизационные прикидки

Как говорится в материалах к проекту бюджета, в понедельник внесенных в Госдуму, до 2022 года планируется сократить долю участия РФ в уставных капиталах акционерных обществ «Русгидро», «Современный коммерческий флот», «Транснефть», «Ростелеком», «Российские сети», «Объединенная зерновая компания, — сообщает агентство «Прайм» со ссылкой на документ.

Впрочем, конкретные сроки и способы приватизации этих компаний будут определяться правительством РФ с учетом конъюнктуры рынка, а также рекомендаций ведущих инвестиционных консультантов, отмечается в материалах. «В отсутствие принятых правительством РФ решений об отчуждении пакетов акций крупнейших компаний в 2020-2022 годах поступление средств от продажи пакетов акций указанных компаний не прогнозируется», — говорится в документе.

Если какой-либо актив продается, на его место приобретается другой, более выгодный с точки зрения экономического агента, замечает аналитик управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Александр Осин. В данном случае на продажу планируется выставить активы, прибыль которых стабильно играла роль амортизатора экономических шоков для бюджета.

Вывод о том, какие активы государство приобретет взамен выбывающих, можно сделать на основе анализа инвестиций ФНБ, полагает он. Инвестиции фонда в инфраструктуру уже становились поводом для расследования правоохранительных органов. 4 июля «Интерфакс» объявил, что на экс-председателя правления «Автодора» завели уголовное дело после того, как Счетная палата и прокуратура выявили многочисленные нарушения при строительстве Центральной кольцевой автомобильной дороги (ЦКАД) в Московской области.  Вложения ФНБ в БАМ также высокорискованны и трудно контролируемы, но уже с точки зрения долгосрочной истории этого проекта, продолжает Александр Осин.

С точки зрения оценок изменения эффективности работы приватизируемых предприятий в частных руках, аналитик отмечает, что все они являются в той или иной мере монополиями на своих сегментах рынка. В результате приватизации этих компаний усилятся конфликты интересов между экономическими агентами, в лице усилившихся частных отраслевых монополий — и остального бизнеса и общества. Механизмов нивелирования таких рисков в рыночной экономике не создано. В-третьих, продолжает он, исходя из показателей капитализации к чистой прибыли, большинство указанных компаний дешевы, а консолидированный бюджет РФ, исходя из правительственного плана и статистики за 2019 – 2022 годы, планируется профицитным.

В таких условиях, у противников приватизации найдется большое количество аргументов, чтобы её отсрочить. Включение пакетов крупнейших компаний в план приватизации не означает, что они обязательно будут проданы в течение 2020–2022 годов. К примеру, правительство с 2011 года пытается продать 25% «Совкомфлота», но 100% акций компании до сих пор принадлежит государству. Схожа ситуация с ОЗК, 100% которой планировалось к продаже, но продано только 50%, при этом инвестором стал квазигосударственный ВТБ. Подобный сценарий, заключает Александр Осин, выглядит наиболее вероятным и в случае анонсированной в сентябре плана приватизации до 2022 года.

Раздача слонов

Формально, добавляет аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов, целью приватизации является финансирование дефицита бюджета, в размере около 17-20 млрд рублей в течение 3-х лет. Этот приватизационный подход очень спорный, с точки зрения рынка, сейчас далеко не самое лучшее время для продажи государственных пакетов акций госпредприятий: санкции привели к тому, что экономика стагнирует, а значит, цена на активы сейчас находится ближе к своему дну, чем к вершине. Тем более, что распродаются предприятия, приносящие прибыль, например, Совкомфлот.

В тот момент, когда ВВП растет на 1-1.5% в год, разумнее было бы подождать, может быть, даже отмены санкций, и тогда продавать подорожавшие активы, считает он. Возможен и другой вариант — сначала накачать экономику деньгами, по аналогии с QE, и затем, когда индекс вырастет, попытаться что-нибудь приватизировать. А пока приватизация напоминает директивную раздачу в частные руки госсобственности, похожую на то, что происходило в 90-е годы.

По мнению аналитика, покупателями выступят близкие к элитам структуры, а государство как бы обменяет пакеты акций на повышенную лояльность, которая с приближением года транзита власти становится все более ценным активом, даже более ценным, чем контроль над госпредприятиями. Кто-то скажет, мол, государство — неэффективный собственник. Но при этом госкомпании занимают до 70% экономики и в силу монопольного положения получают прибыли, а если на место государства поставить частного собственника, то в условиях санкций этот капитал даже может попасть в руки наших «идеологических противников», через сеть фондов и номинальных владельцев.

Чтобы этого избежать, уверен Алексей Антонов, аукционов как таковых не будет, будет именно вручение пакетов акций доверенным лицам. От каждой компании будет продан небольшой пакет, 0.1-1%, их размер еще не определен.