Защитники «Северного потока — 2» в ЕС заговорили в открытую

Москва, 10.10.2019
Дефицит газа в Европе может составить 100 и даже 300 млрд кубометров в год, заявил глава крупной немецкой энергетической компании. Это заявление, в котором фигурируют действительно большие величины, свидетельствует о накале борьбы — не столько даже против самого «Северного потока — 2», который не остановить, сколько против тех немецких и других европейских политиков, кто за бесперебойные поставки газа отвечает перед избирателями.

DPA/TASS Автор: Stefan Sauer

 

Европу еще накачивать и накачивать

 

По оценке главного исполнительного директора крупной энергетической компании Uniper SE (Дюссельдорф, ФРГ) Андреаса Ширенбека, в перспективе дефицит газа в Европе окажется столь большим, что даже ввод «Северного потока — 2» не покроет растущий спрос на него. Так что, место останется «и для трубопроводного газа, и для СПГ», цитирует агентство «Прайм» заявление представителя партнера «Газпрома» по «Северному потоку — 2».

«Если посмотреть на поставки газа внутри Европы, западной Европы, следует осветить сокращение объемов добычи и поставок из Норвегии, Британии… образуется весьма существенный разрыв между спросом и предложением. Этот дефицит газа, который образуется, невозможно будет удовлетворить полностью поставками по "Северному потоку — 2», баланс необходимо будет восстановить с помощью поставок, приема СПГ, эксплуатации терминалов по отгрузке СПГ», — сказал Андреас Ширенбек. По его подсчетам, дефицит газа (в куб м) составит «от 100 до 300 миллиардов в год». «Пропускная способность "Северного потока-2" — 55 млрд в год», напомнил он. Большой разброс оценок прогнозируемого дефицита Ширенбек объясняет тем, что «мы не знаем в частности, как быстро будут сокращаться объемы добычи в Норвегии».

 

Гордость и предубеждение

 

Конечно, полагает партнер консалтингового направления компании «Вальтер Констракшн» Анастасия Владимирова, реверанс в сторону СПГ делается не для того, чтобы предотвратить будущие энергетические проблемы Европы. Он делается для лоббистов американских газовых компаний, поставляющих СПГ в Европу и пытающихся увеличить свою долю рынка, а также создать конкуренцию «Газпрому». Доля СПГ на газовом рынке Европы сегодня составляет около 20% и продолжает расти.

Очень много зависит от температуры окружающей среды: холодные зимы 2016-2017 годов приводили к тому, что в отдельных странах Европы потребление газа выросло на 40-45%, и лоббисты хотят снова разыграть эту карту, прогнозируя холодную зиму 2019-2020 и под это выбивая квоты на поставки СПГ. Импорт растет примерно на 8-10% в год, и европейцы одновременно испытывают и потребность в российском газе, и опасения, что зависимость от поставок «Газпрома» сделает их слабее политически. По мнению эксперта, и после запуска «Северного потока — 2» продолжится борьба с ним.

Это будет противостояние длиной в несколько десятков лет, которое, как считает Анастасия Владимирова, может завершиться только сменой технологии энергоснабжения развитых стран. На этом фоне СПГ – лишь временный костыль, подпорка для того, чтобы продолжать снабжать энергоносителями развитые страны с помощью старых технологий.

Но, заметим, что если не заглядывать так далеко вперед, то в наших реалиях пока имеет место газовая война, как будто кран то в одну, то в другую сторону (трубопроводного газа или СПГ) и впрям может быть перекрыт. Справедливости ради надо подчеркнуть, что затеяли эту войну не из России. Хотя, если посмотреть в корень, то началось все со ссоры с украинской стороной после цветной революции 2004 года, ссоры, которая в экономическом отношении переросла в газовые споры последующих годов. И сами «потоки», как обход Украины, это результат тех же событий. Впрочем, и заглядывать так далеко назад, наверное, не обязательно.

А Анастасия Владимирова заключает: «Полагаю, что предложение лоббистов увеличить поставки СПГ может столкнуться с противодействием европейских избирателей, которые могут не захотеть покупать более дорогой СПГ в противовес относительно дешевому трубопроводному газу».

 

Газовщики-дипломаты

 

Заявление Ширебека – это позитивный сигнал для «Газпрома», уверен директор фонда развития права и медиации ТЭК Александр Пахомов. В ЕС признают, что потребление газа растет, а вот надежных источников топлива не так много, и «Северный поток — 2» как раз из таких. Но его мощностей, за счет директивы ЕС, не хватит для покрытия растущего дефицита. В какой-то степени это заявление можно рассматривать как определенный сигнал для противников российского газового трубопровода, поскольку ограничение по доступу к новой трубе до 50% означает, что половина мощностей будет просто пустовать, в то время как если бы не американское лобби – Европа могла бы минимизировать риски по дефициту газа.

Разумеется, указывает эксперт, всех потребностей ЕС труба бы не покрыла, но то, что мы наблюдаем сейчас, однозначно нельзя назвать конструктивным подходом. Да, Европа выступает за дифференциацию поставщиков тепловой энергии, поэтому допустить доли роста «Газпрома» на своем рынке не может. Однако при растущих объемах спроса, в действительности, доля «Газпрома» расти не может, так как рынок увеличивается в своих размерах и «Газпром» просто заполнял бы спрос на дополнительные кубометры газа. 

Европе с таким интенсивным потреблением энергии в холодные периоды действительно не хватит трубопроводного газа, поэтому члены ЕС и продолжают активно строить распределительные центры и приемники СПГ, считает Александр Пахомов. Обходится это дорого и для некоторых стран по-прежнему остается выгоднее транзит трубопроводного газа из России, но они идут от своей политической позиции: найти пути независимости от России. При этом и здесь не все так идеально в плане борьбы с зависимостью, например Литва, построив СПГ-терминалы, закупает тот же самый российский СПГ «Новатэка», так как он дешевле американского. Но они предпочитают эту тему не обсуждать, гордясь достижением — тем, что способны обойтись без трубопроводного газа, заключает Александр Пахомов.

Если верить Андреаса Ширебеку... Впрочем, он сделал свое заявление не для того, чтобы ему верили или нет. Это нечастый пример ответной газовой дипломатии на стороне России, своевременный, поскольку ее публичные интересы слишком уж поприжали в недавние дни. Да и от Дании долгожданных сигналов не поступает.

На какой результат расчитана политическая и юридическая борьба вокруг поставок газа из России, в том числе сентябрьское решение суда о принудительном недоиспользовании мощностей связки «Северный поток» — газопровод OPAL, которое прогнозируемо скажется и на будущей связке «Северный поток — 2»  EUGAL, о чем говорит выше эксперт? Помимо остро воспринимаемого нами давления на Россию, где к сожалению уже привыкли «утираться» (впрочем, Россия строит, что сейчас самое главное), главным здесь является давление на власти стран-потребителей, прежде всего, видимо, Германии и Италии, которые утираться не менее привычны, но для них эта проблема в определенный момент (холодная зима, например) может оказаться куда более чувствительной. На эти чувства давит как настырная администрация Белого дома, так и, совершенно явно, «безответственные» политические игроки внутри самого ЕС. Опасность эаморозить страну, это угроза для любого ответственного политика страшная. Российская сторона дипломатически помочь вряд ли может. Вот и приходится видным немецким бизнесменам обнародовать калькуляции гигантской потребности Европы в газе, не так важно, насколько плюс-минус точные, чтобы поддержать свой политический класс.

У партнеров




    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина

    Столица офсетных контрактов

    Новый инструмент промышленной политики — офсетные контракты — помогает Москве снизить расходы на госзакупки и локализовать стратегически важное производство

    Скованные одной цепью

    Власть и бизнес сотрудничают для достижения целей нацпроекта «Экология»

    Сергей Кумов: «“Техпрорыв” уже позволил исключить из добычи и переработки миллионы тонн пустой породы»

    Одно из стратегических направлений развития ПАО ГМК «Норильский никель» — модернизация производства и соответствие современным мировым стандартам. В 2020 году «Норникель» переходит ко второму этапу «Технологического прорыва» — программы повышения операционной эффективности, стартовавшей в 2015 году
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Вопрос с поставками газа становится в Европе все острее
      Трубопровод Eugal, который продолжит «Северный поток — 2» по Европе, скорее всего будет введен в строй до окончания строительства самого «потока»
    2. «СЛЕДСТВИЕ ОДНОЙ ПЛАСТИНКИ»
      4 декабря 2019, Основная сцена театра «Новая опера» к 120-летию со дня рождения Марии Юдиной
    3. У американцев осталась в запасе еще одна мера против «Северного потока — 2»
      В конгресс США поступило 12 законопроектов о санкциях против России. Их обсуждение на уровне сенатского комитета назначено на 20 ноября. Аналитики скептически настроены в отношении перспектив этих инициатив, но называют одну, которая может еще раз осложнить строительство многострадального российского газопровода
    Реклама