Винты ударили по живому

Москва, 17.10.2019
Начало реформ в вертолетной отрасли России уже привело к массовым сокращениям персонала на заводе в Приморском крае. Теперь на очереди Москва, где КБ Камова и КБ Миля должны быть объединены в одну компанию

Юрий Смитюк/ТАСС

Глава авиационного кластера «Ростеха» Анатолий Сердюков приступил к тотальной оптимизации избыточных производственных мощностей на подконтрольных предприятиях. Началось все с Арсеньевской авиационной компании «Прогресс», входящей в холдинг «Вертолеты России». Еще в начале прошлой неделе не менее двухсот сотрудников «Прогресса» получили официальные уведомления об увольнении с начала будущего года. А уже на этой неделе все они вышли на митинги в Приморье.

Главная причина этого решения – полное отсутствие заказов на производство ударных вертолетов Ка-52 «Аллигатор». Так, контракт на поставку 140 таких машин для ВКС России уже практически выполнен, а новое соглашение с Минобороны подписать не удалось. Изначально предполагалось, что наше военное ведомство сделает ставку сразу на два типа ударных вертолетов – Ми-28 и Ка-52. Причем последние должны были закупаться в меньшем количестве (называлась пропорция 5 к 1), главным образом для использования в качестве командирских машин. Но оказалось, что эксплуатация и техническое обслуживание комбинированного парка обходится слишком дорого даже для наших военных.

В итоге, новый контракт с ВКС России на поставку более чем сотни Ка-52, по сути, повис в воздухе. Примерно так же обстоят дела и с продажами на внешнем рынке. Единственный экспортный контракт на поставку, в общей, сложности 42 вертолетов Ка-52 и Ка-52К (корабельный вариант) для Египта близок к завершению, а новых покупателей на винтокрылые машины этих моделей найти не удалось. Эта ситуация уже привела к массовым сокращениям на «Прогрессе», которые продолжались весь прошлый год. Так, по данным Федерации независимых профсоюзов, если в январе 2018 года на заводе в Арсеньеве трудилось чуть более 7 тысяч человек, то в январе 2019 года – уже около 6 тысяч человек. Но это все равно очень много для завода, который выпускает менее 20 вертолетов в год.

Например, в Airbus Helicopters трудится в общей сложности 20 тысяч человек (вдвое меньше, чем в «Вертолетах России»), но при этом европейцы ежегодно продают 360 своих вертолетов на 6 млрд евро. Это в полтора раза больше, чем весь наш вертолетный холдинг — в натуральных показателях и в три раза больше, чем — в деньгах.

Но несмотря на крайне низкую производительность, наиболее острые свои проблемы компания «Прогресс» теоретически могла бы решить за счет скорейшего запуска в серийное производство своего нового гражданского вертолета Ка-62. Напомним, что разработка этой модели ведется уже более двадцати лет. Поначалу ее предполагалось делать на базе военно-транспортного вертолета средней грузоподъемности Ка-60 «Касатка», но затем от этой идеи отказались, сделав ставку на широкую международную кооперацию. Например, российские двигатели заменили на французские. А место отечественных поставщиков редукторов и трансмиссии заняли австрийцы.

Считалось, что кооперация позволит быстро сертифицировать Ка-62 по международным стандартам и начать его массовые поставки за рубеж. Но этого не произошло. Более того, конструкторам вертолета несколько раз приходилось менять его технический облик — то из-за несговорчивости поставщиков, то из-за санкций, то из-за чего-то еще. Все это не могло не сказаться на сроках реализации проекта, их пришлось сдвинуть почти на десять лет.

Но и это еще не все. Много лет назад наша страна подписала соглашения с Бразилией и Колумбией на продажу в общей сложности 12 машин Ка-62 с опционом еще на семь. Причем первые поставки должны были начаться еще в 2015 году, а завершиться в 2016-м. Но ничего этого сделано не было.

И вот теперь на авиасалоне МАКС’2019 глава «Вертолетов России» Андрей Богинский заявил, что производство первых четырех Ка-62 планируется начать в 2020 году, а стартовыми заказчиками этих машин станет администрация Приморского края или связанные с ней структуры. Таким образом, об экспортных контрактах на этот вертолет сейчас можно только мечтать.

Заметим, что Ка-62 имеет взлетную массу 6,5 тонн и более чем на половину состоит из композитных материалов — он может перевозить до 15 пассажиров на расстояния до 600 км. То есть он, в принципе, вполне способен занять свое место в сегменте средних вертолетов на мировом рынке. Очевидно, что с запуском крупносерийного производства Ка-62 финансовое положение «Прогресса» перестанет выглядеть катастрофическим и этой копании легче будет провести реформу. Но весь вопрос в том, способны ли «Вертолеты России» строго соблюдать новый производственный график.

Еще один важный момент заключается в механизмах самой реформы «Прогресса». Это градообразующее предприятие расположено в глухой тайге, примерно в 155 км от Владивостока. И массовые сокращения персонала без четкой программы переселения сотрудников в столицу Приморского края означают, что всех этих людей, по сути, обрекают на нищету. Правда, в самих «Вертолетах России» говорят, что постараются трудоустроить часть рабочих на судостроительное предприятие «Звезда» в Большом Камне, а также на авиационный завод в Улан-Удэ (также входящий в вертолетный холдинг). Но об их переселении речи не идет.

Теоретически, часть высвобождаемого персонала можно было бы задействовать на новых участках производства в самом «Прогрессе». Именно это и намеревалось сделать руководство «Вертолетов России». Еще несколько месяцев назад Андрей Богинский особо подчеркивал необходимость изменения индустриальной модели всех пяти заводов вертолетного холдинга, выпускающих конечную продукцию. «Это предприятия полного цикла: везде есть литье, механообработка и так далее вплоть до собственно конечной сборки», — говорил глава «Вертолетов России». — «Мы планируем создание центров компетенций, чтобы, например, литье для всех заводов было на одной площадке – это позволит централизовать заказы, эффективно использовать оборудование и площади. Яркий пример – создание центра по магнитному литью в Арсеньеве. Было закуплено оборудование, вся номенклатура холдинга перешла туда, а сейчас мы готовы предложить услуги сторонним заказчикам».

Но по факту сторонних заказчиков, по крайней мере на данный момент, так и не нашлось. А вот расходы на транспортировку деталей вертолетов из Арсеньева, например, в Кумертау резко увеличились. Иными словами, того экономического эффекта, на который рассчитывали руководители вертолетного холдинга, достичь не удалось.

Между тем, топ-менеджмент «Ростеха» уже перешел к решению более сложной задачи – объединению КБ Камова и КБ Миля в единую структуру: «Национальный центр вертолетостроения» (НЦВ). Этот процесс должен завершиться к концу 2022 года. Предполагается, что в результате слияния общая площадь двух предприятий сократится как минимум на 40%, а площадь зданий и сооружений – на 20%. При этом работу потеряют примерно 5% работников обоих КБ. Но увольнения коснутся не инженеров и конструкторов, а исключительно вспомогательного и управленческого персонала.

Тем не менее, очевидно, что именно Камовская школа окажется наиболее пострадавшей. Более того, со временем она и вовсе рискует исчезнуть. И прежде всего потому, что вертолетов Камова продается в несколько раз меньше, чем машин Миля. А если не удастся вовремя запустить в эксплуатацию модели Ка-62 и Ка-226, то и 2022 года, возможно, ждать не придется.

Но похоже, что нынешняя реформа -- это единственный шанс сохранить вертолетную индустрию нашей страны. Во всем мире только в США, ЕС и Китае существуют две независимые друг от друга школы разработчиков винтокрылых машин. Но эти государства имеют гигантские внутренние рынки, а их ВВП составляет 12-19 трлн долларов, тогда как в России -- на порядок меньше.

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Китай наносит удар по ослабевшему доллару
    Падение стоимости доллара дает Китаю отличную возможность нанести сокрушительный удар по главному оружию геополитического противника
  2. Рубль и невидимая рука рынка: что стоит за обвалом национальной валюты?
    Падение курса рубля последовавшее за очередным заседанием ЦБ РФ, вызвало много разговоров, в том числе о девальвации. Однако главный фактор, влияющий на динамику рубля, остался неизменным
  3. Правительство снимет лекарственную зависимость
    Перечень стратегически значимых лекарств, которые должны производиться в России, будет расширен. Количество наименований вырастет почти вчетверо. Но как будет выглядеть это расширение не на бумаге, а в реальной жизни?
Реклама