Взаимовыгодные санкции

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
29 октября 2019, 17:48

Почти 33% общемировых запасов нефти находятся под санкциями США, но аналитики отмечают, что нефтяные государства, кроме Венесуэлы и особенно Ирана, в основном извлекают из этого пользу. Однако нормальным такое положение дел считаться, конечно, не может

США наложили те или иные санкции на страны, на которые приходится треть мировых запасов и пятая часть добычи нефти, подсчитала для агентства РИА Новости доцент кафедры экономики РЭУ им. Г.В. Плеханова Ольга Лебединская. Санкции в большей или меньшей степени затрагивают и их нефтяной сектор.

Страны, о которых идет речь, это Иран, Венесуэла и Россия. Запасы нефти у Венесуэлы составляют 298,4 млрд баррелей, у Ирана – 157,8 млрд баррелей, у России – 80 млрд баррелей. В сумме это равно 536,2 млрд баррелей. Мировые запасы составляют 1,66 трлн баррелей, то есть на названные три страны приходится почти 33% общемировых запасов нефти.

По добыче взяты данные за 2015 год. В то время Россия добывала 10,1 млн баррелей нефти в сутки, Иран — 3,1 млн баррелей в сутки, Венесуэла – 2,5 млн баррелей в сутки, что в совокупности составляло 21,75% суточной добычи в мире.

В разговоре с РИА Новости Ольга Лебединская отметила, что на этом фоне США расширяют свои рынки сбыта сырья. «США сейчас добывают на 9,8% в сутки больше, чем Россия. Для сравнения, по состоянию на 5 октября 2019 года добыча в США составила 11,8 млн баррелей в сутки, в России — 10,7 лн баррелей в сутки. Если раньше около 95% американской нефти выкупала Канада, то сейчас 25% идёт в Европу», — пояснила она.

В настоящее время экспорт нефти из Ирака запрещен полностью, Венесуэла сталкивается с ограничениями экспорта и блокировкой активов. Санкции против России препятствуют технологическому сотрудничеству с иностранными компаниями и инвестициям, но никак не ограничивают экспорт нефти.

Сложившая на данный момент ситуация на товарно-сырьевом рынке на руку основным поставщикам сырья, включая и газ, уверен руководитель аналитического департамента Международного финансового центра Роман Блинов. В нынешних условиях Америка, выполняя энергетическую доктрину, принятую ещё при Джордже Буше-старшем, действительно превратилась из нетто-импортера в нетто-экспортера.

Для нетто-экспортера не только нефти и продуктов ее глубокой переработки, но и газа, причем акцент делается именно на сжиженный газ – СПГ, экспорт выгоден при растущих ценах на экспортируемый товар, так что от передела рынка энергоносителей выигрывают именно их поставщики. В текущих условиях, считает аналитик, в самом выгодном положении оказались США, Саудовская Аравия, Катар и, как бы это ни звучало странно, Россия.

Борьба за рынки сбыта развернулась на всём земном шаре, указывает Роман Блинов, и те санкции, которые наложены на Иран и Венесуэлу, выгодны американским поставщикам сырья. По его словам, можно говорить, что от этих же санкций растут производственные издержки и американских НПЗ и предприятий нефтехимической отрасли, но перевес в сторону сверхприбылей от торговли сырьем на товарно-сырьевом рынке налицо. Сейчас у США есть основная задача: вытеснить своих же бывших партнеров государства Аравийского полуострова, из части рынка, но рынок есть рынок и тут главное прибыль.

Борьба за рынки сбыта и борьба за месторождения, на которых работы добыче ресурсов имеют низкие затраты, привела к оккупации Ирака, Ливии и даже Сирии, констатирует Роман Блинов. Так что делать скоропалительные выводы об успехах или провалах на поприще поставок сырья на товарно-сырьевой рынок рано. В ряде случаев это приводило и к росту, и даже к падению цен на сырьё. С уверенностью можно сказать одно – эта борьба продолжается, и она далека от своего завершения.

У намерения США наращивать добычу и экспорт есть несколько ограничений, отмечает аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов. Первое — технологическое: на большинстве месторождений в США запрещена добыча методом гидроразрыва пластов, потому что она вредит окружающей среде.

Во-вторых, продолжает Алексей Антонов, доставлять нефть и нефтепродукты из США, скажем, в Европу или в Азию дорого из-за длинного логистического плеча, именно поэтому раньше почти вся нефть, экспортировавшаяся из США, продавалась в соседнюю Канаду. В-третьих, добыча сланцевой нефти в США очень зависит от стоимости нефти на мировом рынке: сейчас она рентабельна примерно при 55-60 долларов за баррель, не ниже. Из-за этого Штаты пытаются поддерживать цены, заново изобретя санкции, как способ влияния на рынки.

Но относительно дорогая нефть укрепляет позиции всех нефтедобывающих стран, не только США. Пострадавшим является Китай, которому нефть нужна для масштабных инфраструктурных строек и растущего потребления топлива. Как считает Алексей Антонов, в этих условиях Трамп ставит на то, что соперники по нефтяному рынку разорятся быстрее, чем США, которые к тому же имеют возможность эмитировать доллар, который является основной единицей цены на нефть.