«Роскосмос» охватил творческий кризис

Москва, 15.04.2020
Россия вынуждена сократить программу космических запусков, что неизбежно приведет к потере доли мирового рынка в ближайшие несколько лет. Эту ситуацию наша космическая корпорация пытается переломить при помощи программы «Сфера». Ее архитектура напоминают сборную солянку, а многочисленные группировки спутников, которые планируется вывести на орбиту в рамках этого проекта, на текущем этапе не имеют четко обоснованных перспектив коммерциализации. Хорошая новость состоит в том, что во время пандемии коронавируса «Роскосмос» продолжает работать.

Егор Алеев/ТАСС

Пан, или пропал

Глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин сделал заявление, смысл которого сводится к тому, что его госкорпорация примерно на четверть сократит программу космических запусков, запланированных на этот год. Если осенью прошлого года речь шла о 40 запусках гражданских ракет, то теперь всего лишь о 33, из которых 12 планируется выполнить в рамках Федеральной космической программой (ФКП).

А вот с коммерческими космическими запусками, в том числе из Гвианского космического центра (с космодрома Куру), никакой ясности до сих пор нет. Тем не менее, уже сейчас ясно, что как минимум девять из них почти наверняка придется отменить как из-за распространения коронавирусной инфекции, так и в связи с банкротством британской компании OneWeb.

Напомним, что еще полтора месяца назад «Роскосмос» успешно вывел на низкую околоземную орбиту 34 спутника для британской системы космического интернета. Этот запуск мог принести доход нашей госкорпорации в размере примерно 40 млн долларов. Но сможет ли она теперь получить эти деньги от заказчика – большой вопрос.

Дело в том, что в соответствии с главой 11 Кодекса США о банкротстве, компания OneWeb после решения суда Нью-Йорка по сути освобождается от погашения задолженности перед своими кредиторами. Британцы намеревались использовать в этом году еще пять наших ракет-носителей «Союз-2.1.б» для вывода на орбиту своих спутников, которые теперь, по-видимому, так и останутся на земле.

Ненамного лучше дела обстоят и у наших французских партнеров – компании Arianespace, которая использует российские «Союзы» для запусков с космодрома Куру. Первоначально планировалось запустить в этом году как минимум два «Союза» из Гвианского космического центра. Но теперь эта программа почти наверняка будет пересмотрена, а намеченные запуски и вовсе могут быть отменены.

«Пандемия коронавируса крайне негативно повлияла на международное сотрудничество и на наши планы в целом — полностью парализована работа космодрома Куру», — сообщил Рогозин.

Не исключено, что именно поэтому запуск аппарата «ЭкзоМарс» по совместной программе с Европейским космическим агентством уже решено перенести на 2022 год. Но это еще не все. Есть реальная угроза отмены уже подготовленных коммерческих запусков ракет и с российских стартовых площадок.

«Большая проблема заключается в том, что те аппараты, которые должны выводиться на орбиту с наших космодромов, физически просто не прибывают на территорию России»,  — говорит Рогозин. — «Мы оказались, наверное, единственным космическим ведомством в мире, которое продолжает работать».

На самом деле, при другом раскладе «Роскосмос» легко бы справился со всеми возникшими трудностями, просто сдвинув график космических запусков еще на один год. Но все дело в том, что, начиная с декабря 2022 года российские ракеты (запускаемые «Роскосмосом») из-за санкций США уже невозможно использоваться для вывода на орбиту американских космических аппаратов, либо любых других спутников, где используются американские системы или подсистемы. А таковых, на сегодняшний день, за исключением России и Китая никто не производит.

Еще несколько лет назад подобные аппараты в единичных экземплярах пытались производить в ЕС, но они оказались неконкурентоспособны и их выпуск европейским компаниям пришлось прекратить. Таким образом, вполне можно ожидать, что уже через пару лет доля России на мировом рынке космических запусков упадет: с нынешних 22% до 12-15%.

Иными словами, все наши космические пуски ракет будут выполняться исключительно в рамках ФКП. А вот о подработках на пока еще сравнительно доходном мировом рынке коммерческих запусков нам придется забыть. 

Тяжелая «Ангара» все не вытянет

Единственный выход из этой ситуации – попытаться продавать не сами запуски, а различные услуги, в том числе связи, которые позволяют оказывать возможности наших спутников. Именно такой проект, получивший название «Сфера», еще полтора года назад предложил реализовать Владимир Путин.

Предполагалось, что группировка системы «Сфера» будет насчитывать порядка 640 космических аппаратов. Причем это будут не только спутники связи для предоставления широкополосного доступа в интернет, но и для дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ).

Изначально считалось, что все они должны были быть запущены при помощи тяжелых ракет «Ангара-А5В». Еще в прошлом году в «Роскосмосе» говорили, что для полноценного развертывания «Сферы» на первом этапе потребуется задействовать 25 носителей «Ангара-А5В».

Таким образом, каждая такая ракета сможет вывести на орбиту порядка 25–26 космических аппаратов. Но из-за того, что производителю «Ангары» — Центру имени Хруничева — так и не удалось доработать этот носитель до требований технического задания, «Роскосмос» в конце концов решил изменить программу запусков «Сферы».

Теперь, помимо тяжелой «Ангары А-5» предполагается использовать еще и 88 средних ракет «Союз-2.1б» и 36 легких ракет «Ангара-1.2». Правда, себестоимость производства последних пока в полтора раза дороже, чем средних «Союзов».

Нет компонентов – нет спутников

Но если с ракетами, на которых будут выводиться спутники системы «Сфера», вопрос можно считать в принципе решенным, то с самими космическими аппаратами и их функционалом такой ясности до сих пор нет.

Глава департамента перспективных программ «Роскосмоса» Сергей Прохоров публично заявил, что «облик всей «Сферы» уже определен», и что он знает какие спутники и какая наземная инфраструктура станут составной частью этой программы. Во-первых, это группировки телекоммуникационных геостационарных спутников «Ямал» и «Экспресс». Во-вторых, космические аппараты «Экспресс-РВ» для предоставления связи и широкополосного доступа в интернет, в том числе в Арктическом регионе. Их предполагается запустить на высокоэллиптические орбиты (40-50 тысяч км) в количестве не более 4 единиц (одновременно).

В-третьих, внушительная группировка малых космических аппаратов на средних орбитах для глобального интернета вещей и коллективного широкополосного доступа в интернет. И, наконец, в-четвертых, «Сфера» может пополниться и спутниковыми группировками дистанционного зондирования Земли на базе малых космических аппаратов, в том числе с радиолокационной и инфракрасной нагрузкой для мониторинга чрезвычайных ситуаций.

Таким образом, создается впечатление, что при формировании облика «Сферы» сотрудники «Роскосмоса» руководствовались принципом «ничего не лишнее» и поэтому решили задействовать все известные им типы и модели космических аппаратов, за исключением разве что спутников ГЛОНАСС. Такая архитектура системы «Сфера» по сути представляет собой винегрет, причем с весьма туманными перспективами коммерциализации.

Впрочем, Сергей Прохоров уже поспешил заявить, что каждый проект, включенный в «Сферу» на этапе формирования технических заданий, может быть скорректирован оператором-заказчиком, добавив при этом, что «в будущем сама программа может быть расширена».

Именно в таком виде уже во втором квартале этого года «Роскосмос» представит проект «Сфера» на рассмотрение правительства. На эту программу в общей сложности планируется потратить более полутриллиона рублей, из которых 350 млрд рублей, как ожидается, составит внебюджетное финансирование.

«У нас по всем внебюджетным проектам есть официальные заверения компаний о том, что они входят в состав программы “Сфера”», — отметил Прохоров. Но даже если эти компании действительно вложат требуемую сумму остается не ясным как минимум два момента.

Во-первых, кто собственно в России будет производить малые спутники для предоставления космического интернета, а также сопутствующую инфраструктуру (станции передачи сигнала, оборудование для его приема и прочее? А во-вторых, кто будет приобретать эти услуги и в каком объеме?

Нули миллиардов оказались «дырками от бублика»

Не секрет что в нашей стране полностью отсутствует производство малых спутников для широкополосного доступа в интернет. А те компании, которые занимаются выпуском телекоммуникационных аппаратов, используют устаревшие технологии и не имеют нужных компетенций.

Известно, что активный срок службы наших телекоммуникационных спутников составляет примерно 7-8 лет, тогда как американских — 15 лет и более. При этом наши аппараты весят почти вдвое больше, чем западные. Но самое главное то, что у нас до сих пор не производятся все необходимые компоненты элементной базы для спутников — категории space.

Еще в марте нынешнего года Дмитрий Рогозин в беседе с корреспондентом «Эксперта» говорил, что даже в аппаратах системы ГЛОНАСС по-прежнему применяется порядка 20% иностранных микроэлектронных компонентов. Тогда же глава нашей космической госкорпорации заявил, что в этом году планируется запустить первые аппараты ГЛОНАСС-К1, которые будут изготовлены с использованием только российских комплектующих. Но до этого, судя по всему, еще очень далеко.

Буквально на днях стало известно, что графики изготовления космических аппаратов «Информационными спутниковыми системами» (ИСС) оказались сорваны из-за задержек с поставками комплектующих от субподрядчиков. Так, ведущий менеджер проекта создания навигационного спутника последнего поколения «ГЛОНАСС-К2» Юрий Скоблев заявил, что РКС, НПК «Системы прецизионного приборостроения» и «Российский институт радионавигации и времени» еще не завершили наземную экспериментальную отработку бортовой аппаратуры, в то время как по графику она уже должна стоять на спутниках.

Можно предположить, что примерно так же обстоят дела и с нашими телекоммуникационными спутниками. Во всяком случае ведущий менеджер проекта создания аппаратов «Экспресс-АМУ3» и «Экспресс-АМУ7» Анатолий Кузнецов не раз выражал беспокойство по поводу их комплектации.

Таким образом, миллиарды рублей, потраченных из бюджета на новую российскую элементную базу категории space, по сути, оказались выброшены на ветер. Как образно выразился замглавы «Роскосмоса» Михаил Хайлов, государство выделило на разработку аппаратуры для спутников «сумму с большим количеством нулей», но на выходе получило лишь «дырку от бублика».

Далекое будущее цифровой экономики

Еще один важный момент заключается в коммерциализации «Сферы». Никаких данных по поводу того, как предполагается продавать услуги нашей новой космической группировки «Роскосмос» не приводит.

Тем не менее, можно предположить, что спутники серии «Экспресс» и «Ямал», как и прежде, будут обеспечивать телевещание и навигацию в интересах государственных заказчиков, крупных нефтегазовых компаний и тому подобных структур. А вот кто станет пользоваться услугами космического интернета остается только гадать.

Примерно год назад глава компании Nebo Global Communications Вячеслав Камнев оценивал потенциальный рынок в России в сотни тысяч станций для коллективных видов транспорта и в миллионы конечных пользователей космического интернета. И то лишь при условии, что рыночная цена такого устройства упадет почти в десять раз, примерно до 10 тысяч долларов.

Известно, что сейчас космическим интернетом во всем мире регулярно пользуются менее 10 млн человек (без учета клиентов авиакомпаний). Нет никаких сомнений, что со временем эта абонентская база пользователей космического интернета многократно возрастет. Но это произойдет уже в следующем десятилетии. И то лишь при условии, что к этому времени будет создана глобальная инфраструктура для информационного общества.

Это инфраструктура, обеспечивающая предоставление сложных услуг путем соединения друг с другом физических и виртуальных вещей (всевозможных датчиков транспортных средств, центров обработки и хранения данных и проч.).

При этом надо понимать, что космический интернет вовсе не является обязательным условием развития цифровой экономики. Она вполне может использовать и существующие технологии, в том числе сотовой связи вроде 5G. Которые пока что и дешевле, и надежнее.

Напрашивается вывод, что в нынешней ситуации «Роскосмосу» целесообразнее было бы, в первую очередь, решить проблемы с импортозамещением компонентов для своих спутников. Ии уже потом заниматься инфраструктурой для цифровой экономики.

Новости партнеров







Офисное пространство будущего

Насколько сильно рабочее пространство офисного работника в самом скором времени будет отличаться от принятых сейчас традиционных представлений

ЮУрГУ получил первый на Урале нейрокомпьютер

Леонид Соколинский — о новейшем нейрокомпьютере на Урале, о будущем нейросетей и искусственного интеллекта

«Криогенмаш» - по-прежнему стратегический актив Газпромбанка

Новый глава совета директоров предприятия — заместитель председателя правления Газпромбанка Тигран Хачатуров. Перед менеджментом стоит задача разработать новую стратегию «Криогенмаша», который рассматривается Газпромбанком как стратегический актив.

Эксперты верят в ценные бумаги ММК

По мнению ряда финансовых аналитиков, акции ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» сохраняют потенциал роста и выгодны для приобретения на фоне постепенного восстановления спроса на сталь

Продается ЗАВОД МЕТАЛЛОКОНСТРУКЦИЙ В Красноярском крае

Действующее предприятие с многолетней историей Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкр промышленный узел, 8) выставлен на торги. Сейчас его возможно приобрести по минимальной стоимости

Мобильный отряд. Как мобильные решения повышают чек в ритейле

Несмотря на цифровую революцию последних лет до объявления в мире режима самоизоляции именно оффлайн-магазины оставались основным местом совершения покупок. С появлением же COVID-19 цифровизация магазинов стала для многих компаний единственно возможным способом остаться на плаву
Новости партнеров

Tоп

  1. Спрятанные за рубежом деньги возьмут в оборот
    Власти намерены активизировать работу по возврату капитала, вывезенного преступным путем из России
  2. Сбербанк меняет вывеску, директоров и платит рекордные дивиденды
    В пятницу прошло годовое собрания акционеров Сбербанка, накануне которого было объявлено об умопомрачительных изменениях в его судьбе.
  3. Турция на всех парах мчится к финансовой катастрофе
    Экономика Турции приближается к краху. Курс национальной валюты - лиры - обновляет исторические минимумы день за днем буквально без остановки, и это не атака спекулянтов, а отражение реального положения дел
Реклама