Безработица в России не станет такой масштабной, как в 90-е

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
15 апреля 2020, 13:49

Порядка 8 млн россиян могут потерять работу из-за пандемии коронавируса. У российского рынка труда есть специфика, которая может усилить негативные последствия карантина.

Дмитрий Феоктистов/ТАСС

Председатель Счетной палаты Алексей Кудрин в интервью телеканалу РБК дал неутешительный прогноз по занятости населения.

«В период этого кризиса в России с 2,5 млн до 8 млн увеличится число безработных на какой-то период. Возможно, что и до конца года. Потом произойдет перезапуск, рост спроса и потребления, количество безработных станет меньше, возобновит работу малый и средний бизнес», — сообщил Кудрин.

С оценкой в 8 млн безработых согласен и директор и партнер компании «Интеллектуальный резерв» Павел Мясоедов. При этом официальная статистика традиционно будет лояльна к происходящему в экономике и покажет цифру от 2,5 до 4 млн человек, рассказал он агентству «Прайм». При этом, уверен эксперт, быстрого восстановления рынка труда можно не ждать.

«Дело в том, что официальные данные фиксируют число людей, обратившихся за помощью государства – в центры занятости населения, МФЦ. Часть населения работала по "серым" схемам, без официального трудоустройства. Такие люди пострадают больше всего – число заказов падает, а бизнес гораздо легче отказывается от услуг неофициальных работников – отправляет в неоплачиваемый отпуск или срезает выплаты (это приводит к росту скрытой безработицы)», — сказал Мясоедов.

По его словам, только в Москве в наиболее пострадавших сферах — услуг, общепита и туризма — работу могут потерять от 400 тысяч до 1 млн человек. Кризис ощутит практически все население, только ущерб будет разным, отметил Павел Мясоедов. «Резкого восстановления рынка труда даже после кризиса не произойдет, у бизнеса не будет на руках такого большого запаса оборотных средств, но выплаты от государства для населения помогут пережить период с меньшими потерями», — уверен эксперт.

«Бюджетным работникам продолжат платить зарплату, но из-за роста цен, на нее можно будет купить меньше продукции. Фрилансерам, бывшим работникам общепита, туристической отрасли, перевозок придется искать подработки, либо становиться на биржу, чтобы получать социальные выплаты от государства», — добавил Павел Мясоедов.

И все же безработица в России после спада волны эпидемии не станет такой масштабной, какой она была в 90-е, уверен аналитик ГК «Алор» Алексей Антонов. По его мнению, на это есть целый ряд причин. Остановились далеко не все сферы экономики, по регионам ряд системообразующих предприятий и предприятий непрерывного цикла продолжают свою работу — это промышленники, металлурги, предприятия сферы ЖКХ и т. п.

В Москве и области, а также в других регионах предприятия сферы услуг и общепита практически полностью встали на паузу, но уже на второй неделе масштабной самоизоляции более чем в 20 субъектах РФ власти начали ослаблять режим карантина и позволили открыться целому ряду предприятий сфер малого бизнеса, сюда вошли автомастерские, салоны красоты, солярии, магазины цветов и т.п.

Конечно, признает аналитик, власти выставили условия — обязательная запись клиентов, соблюдение дистанции и регулярная дезинфекция, но факт остается фактом – полностью бизнес в России не замер. Соответственно, есть большая угроза того, что самые серьезные проблемы с занятостью могут возникнуть в Москве и области, а также в тех регионах, где власти продолжают удерживать строгие меры, например, один из таких регионов — Краснодарский край.

Таким образом, полагает Алексей Антонов, стоит ожидать тотальную безработицу только на локальном уровне. При этом стоит учитывать, что Москва является густонаселенным городом где проживает более 12,5 млн человек. Там, где есть люди, всегда есть работа, и после кризиса в городе с таким количеством населения бизнес в любом случае возродится. Другой вопрос, как много на это потребуется времени, и кто сможет найти резервы на продолжение бизнеса, а кто просто смиренно отдаст свою долю рынка конкурентам.

Иными словами, после эпидемии произойдет, скорее, глобальный передел рынка среди представителей малого и среднего бизнеса, а потерявшее работу население либо найдет свое новое призвание, либо, в конечном счете, сменит одного работодателя на другого.

Если говорить в целом о России и прислушаться к официальным прогнозам, то, например, по оценкам МВФ, российская экономика по итогам 2020 года может сократиться на 5,5% после скромного роста на 1,3% в предыдущем году. В самом фонде всплеска безработицы при этом не прогнозируют — она вырастет с 4,6% до 4,9%, этот прогноз также подтверждает, что ситуация в целом не такая критичная.

В любое время найдется большое число людей, настроенных крайне негативно касательно ситуации в российской или глобальной экономике, но в кризисные времена их становится еще больше, констатирует эксперт Академии управления финансами и инвестициями Геннадий Николаев. Он также считает, что сравнивать текущий кризис с девяностыми совершенно некорректно. Никаких глобальных перемен в экономической и политической жизни сейчас не ожидается, доходы бюджета гораздо более диверсифицированы, а крупные отечественные игроки присутствуют во всех стратегически важных отраслях и не только.

И, наконец, главное отличие — правительство в любой момент может снять карантин, и бизнес-активность практически моментально восстановится. Проблема сейчас только в карантинных мерах, тогда как какие-либо серьезные структурные проблемы в стране отсутствуют. Безусловно, говорит эксперт, это не означает, что спада в экономике и роста числа безработных не произойдет.

Учитывая опыт других стран, можно прогнозировать отмену режима самоизоляции к концу мая, полагает Геннадий Николаев. В этом случае по итогу 2020 года уровень безработицы может увеличиться до 7-8%, а реальные доходы упасть на 10%. Основной урон будет нанесен туризму и авиаперелетам, так как после двух месяцев удаленной работы люди вряд ли будут готовы отправится в путешествия. Эти отрасли получают господдержку в первую очередь, так что негативный эффект будет в большей части смягчен вливаниями из бюджета.

Реальные опасения вызывает судьба малого бизнеса — число ИП в стране превышает 4 млн человек, отмечает аналитик. Эти люди останутся без доходов, как минимум, на два месяца, а ведь у них есть семьи, кредиты, ипотека и т.д.

Здесь уместно будет сравнить меры поддержки, которые оказывают разные страны. Например, объемы помощи экономике в Германии превышают 37% от ВВП, Италии — 19%, Франции — 15%. Российское же правительство на начало марта, имея ликвидные активы на сумму в 18 трлн рублей, готово выделить не более 1% от ВВП. Меры поддержки необходимо срочно увеличить, иначе на рынке труда окажутся миллионы работников сферы услуг, уверен Геннадий Николаев.

В целом, подчеркивает эксперт, давать прогнозы по безработице в России крайне сложно: в кризисные времена ее уровень остается на низких отметках, так как работодатели привыкли сокращать зарплаты или переводить работников на неполный рабочий день. Да и далеко не все безработные встают на учет в центре занятости. Размер пособия минимальный, а получить его довольно сложно.

Эта российская особенность может усилить негативный эффект: в этот раз снижение зарплат может не дать ощутимого результата, вследствие чего малые предприятия будут уходить с рынка всем составом. В МСБ сейчас занято около 20 млн человек, и если карантин затянется, а помощь государства не увеличится, то потерять работу могут порядка 30% из них.

По оценкам МОТ, доля серого рынка в России составляет порядка 36% от численности трудоспособного населения, так что реальное количество безработных может оказаться гораздо выше. Согласно опросам, от карантина пострадало порядка трети семей в столичных регионах и порядка половины в провинции, где возможностей для удаленной работы гораздо меньше. Таким образом, общая картина по безработице в стране измениться не должна, но хуже всего придется исторически депрессивным областям, входящим в ЮФО.