Омбудсмен по защите прав высокотехнологических компаний-лидеров Наталья Попова об их проблемах и путях решения этих проблем

Статья публикуется параллельно в журналах «Эксперт» и «Стимул».

Об особенностях компаний-техногазелей, их роли в экономике и борьбе возглавляющих их предпринимателей с кризисом мы беседуем с омбудсменом по защите прав высокотехнологических компаний-лидеров, первым заместителем генерального директора "Иннопрактики" Наталией Поповой.

Расскажите, пожалуйста, о том, как возникла идея создать пост омбудсмена по защите прав высокотехнологических компаний-лидеров. Приходилось ли вам ранее иметь дело с компаниями, подобными тем, что получили статус национальных чемпионов?

— В ходе работы в «Иннопрактике» мы достаточно часто встречались с высокотехнологическими быстрорастущими инновационными компаниями. Проведенные исследования и экспертиза показали, что они нуждаются в специализированной защите и поддержке. Мы прорабатывали этот вопрос с Институтом менеджмента инноваций НИУ ВШЭ, с аппаратом Бориса Титова, уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей. Вообще, работа по улучшению предпринимательского климата для инновационных компаний соответствует миссии «Иннопрактики», и деятельность омбудсмена тесно связана с теми обязанностями, которые я выполняю в качестве первого заместителя генерального директора нашей компании. Создание должности омбудсмена по защите прав высокотехнологичных компаний еще больше активизировало работу с нормативно-правовой базой в сфере предпринимательства.

Как бы Вы охарактеризовали объект ваших усилий? Даже в государственных документах по отношению к таким компаниям применяются неунифицированные термины: «высокотехнологичные», «высокотехнологические», «инновационные»…

— На законодательном уровне четкого определения для таких компаний пока нет, зато мы установили для себя вполне конкретные критерии их деятельности.

Первый критерий — это размер годовой выручки в пределах от 400 млн до 30 млрд рублей. У нас малое и среднее предпринимательство (МСП) имеет годовую выручку до 2 млрд, а крупное — начиная примерно с 40–50 млрд рублей. То есть высокотехнологические компании — это некий black box между малым и средним бизнесом (модель деятельности которого частично пересекается с ним) с одной стороны и крупным бизнесом с другой. Часто они уже не могут получать поддержку как МСП, а до крупных системообразующих компаний, которые вправе претендовать на особое внимание со стороны государства, тоже еще не доросли.

Вторым критерием служит высокий темп роста выручки — не менее 12% в год.

Третий критерий — большая доля затрат на НИОКР и технологические инновации (более 5 и 10% соответственно).

И наконец, четвертый критерий заключается в высокой доле выручки от новой продукции — не менее 20%.

Приведенные показатели проходили длительную верификацию в рамках рейтинга «ТехУспех». При этом компании, в дальнейшем отобранные в приоритетный проект Минэкономразвития России «Национальные чемпионы», имеют еще более высокие показатели.

Почему вы считаете важным помогать именно этим компаниям?

— И в мировой практике, и в нашей стране они являются драйверами инновационного роста и роста экономики в целом. Когда страна подходит к очередной технологической революции (а в настоящее время часть экспертов считает, что у нас началась четвертая революция), значимость таких компаний становится очевидной. Для полноценного инновационного развития недостаточно делать ставку только на крупные компании, нужны также средние и небольшие, которые могут стать «быстрыми бегунами» — техногазелями.

В России прослойка таких компаний пока невелика, но уже сегодня заметна. Если я правильно помню, сейчас компании со статусом национальных чемпионов имеют суммарную выручку около 350 млрд рублей. Примерно 78% от этой суммы составляет выручка от новой продукции и более 21% — от экспорта. Если постоянно мониторить и поддерживать деятельность таких компаний, то из национальных чемпионов они вполне могут превратиться в глобальных, а из газелей — в единорогов.

При этом нужно учитывать их уязвимые места. Во-первых, доля затрат на НИОКР и технологические инновации у них несоизмеримо выше, чем у обычных, менее инновационных предприятий. Приходится вкладывать значительные средства в разработку. К тому же в силу быстрого роста эти компании порой не успевают накопить достаточный бизнес-опыт для перехода к более крупному бизнесу. В моменты прохождения развилок роста их менеджмент нуждается в дополнительной образовательной и консалтинговой помощи.

Актуальной является и защита IP таких компаний, потому что у них, как правило, очень серьезный пул интеллектуальной собственности, который надо защищать и которым необходимо грамотно управлять. Отдельного внимания требуют подготовка, привлечение и удержание кадров — в основном ценных единичных специалистов, которых очень непросто найти на глобальном высококонкурентном рынке труда и сплотить в команду. Таким образом, помимо общих предпринимательских рисков деятельность этих компаний сопровождается еще и рисками, связанными с их инновационной деятельностью.

И еще один важный момент. Все говорят о том, что нужно помочь высокотехнологическим компаниям преодолеть «долину смерти», но никто не упоминает, что после первой такой «долины» на их пути может встретиться и вторая, связанная как раз с ростом и превращением таких компаний из средних в относительно крупные. Компаниям, достигшим в своем развитии точки бифуркации, возможно, полезно заменить директора-спринтера на директора-стайера, обучиться работать в формате совета директоров, начать принимать какие-то новые управленческие решения по развитию бизнеса и т. д. Пройти такую «долину смерти» не менее сложно. Специализированные меры поддержки пока не разработаны, ведь раньше подобных компаний у нас не было. В основном сегодняшние нацчемпионы возникли в 1990-е гг. в качестве стартапов и благодаря быстрому росту достигли своего нынешнего размера. До этого в отечественной экономике такого процесса практически не наблюдалось в отличие от других экономик, где аналогичный процесс идет давно и соответствующий инструментарий поддержки уже разработан.

Инновационным компаниям важно помогать не только финансовыми механизмами. Помимо упомянутых консалтинговых и образовательных мер нужны софт-поддержка и настройка среды, формирование соответствующей предпринимательской культуры и культуры отношения к высокотехнологическому бизнесу со стороны чиновников. Все это очень органичная для «Иннопрактики» задача.

Какие первоочередные действия вы планируете на посту омбудсмена?

— Мы сейчас движемся по двум направлениям. Первое направление — это GR, то есть поддержка интересов инновационного бизнеса на разных уровнях власти и работа над созданием благоприятной среды в целом. Второе направление — покейсовая работа с обращениями, ее мы проводим, когда видим какие-либо случаи ущемления прав высокотехнологического предпринимательства. После отработки отдельных кейсов можно будет говорить о масштабировании успешной практики и ее нормативном закреплении.

Мы анализировали, как работают омбудсмены в близких нам сферах в других странах. Есть модель работы только с обращениями представителей бизнеса, а есть — с обсуждением и разработкой законодательных норм в интересах предпринимателей, экспертиза планируемых законодательных актов. В нашей работе мы решили совместить обе модели.

Наш GR-план предусматривает и повышение планки отнесения компаний к малому и среднему бизнесу. Все же 2 млрд рублей в качестве верхней планки дохода, особенно после последней девальвации, это, конечно, про малый, а не про средний по мировым меркам бизнес. Мы поработаем с налоговыми регулированием, например, с упрощением списания затрат на НИОКР из налогооблагаемой базы и повышения коэффициента такого списания с 1,5 до 2; над расширением доступа к финансированию; субсидированием процентной ставки; разработкой каких-то специализированных банковских продуктов непосредственно для данного сегмента технологического бизнеса. Все это перечень мер, которые мы прорабатывали с экспертным сообществом еще до наступления эпидемии.

Коронавирус внес свои коррективы?

— Да, к списку мер «мирного времени», с которыми мы будем продолжать работать, добавились меры антикризисные. У высокотехнологических компаний начали рваться кооперационные цепочки, из-за скачка валютного курса резко подорожали импортные комплектующие, от которых зависят многие высокотехнологические производства, сворачиваются инвестиционные и инновационные программы крупного бизнеса, в результате чего снижается спрос на их продукцию, в полный рост встала угроза потери части высококвалифицированного персонала. При этом нашим компаниям необходимо продолжать вести интенсивные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, создавать новые продукты — без этого они утратят свою конкурентоспособность.

Первой и самой важной антикризисной мерой в отношении компаний типа нацчемпионов мы считаем поддержание спроса на их продукцию. Речь идет о субсидиях и долгосрочных недорогих кредитах для крупного бизнеса, тех же системообразующих предприятий, на покупку продукции высокотехнологических инновационных компаний.

Необходимо поддержать и процесс создания новых продуктов, поэтому в качестве еще одной меры мы предлагаем грантовое софинансирование разработки и производства продукции под гарантированный спрос крупного бизнеса. Здесь, кстати, может пригодиться помощь созданной при участии «Иннопрактики» компании «Инновационный инжиниринговый центр», которая как раз занимается сборкой кооперационных цепочек в соответствии с технологическими запросами крупного бизнеса. Разработаны и другие антикризисные меры.

В прошлом году была создана Ассоциация «Быстрорастущих технологических компаний (Национальных чемпионов)». Собираетесь ли вы взаимодействовать с ней?

— Обязательно. Более того, «Иннопрактика» оказывала организационную и юридическую поддержку созданию этой ассоциации. Мы планируем плотно взаимодействовать, рассматривая такую работу в качестве базы для решений, принимаемых аппаратом омбудсмена, и налаживания обратной связи с данной прослойкой компаний. У данной ассоциации есть экспертные компетенции, которые нам очень нужны, она может помочь и в настройке бизнес-среды. Собственно, такое взаимодействие уже осуществляется.

Компании — национальные чемпионы являются технологическими лидерами в своей нише. Наверное, некоторые из них могут сейчас внести свою лепту в борьбу с эпидемией?

— Для некоторых технологических компаний нынешний кризис, действительно, стал окном возможностей, и они проявляют себя, бросаются на амбразуру, решают текущие проблемы страны. В качестве примера назову национального чемпиона «ХимРар». Уже создан консорциум «ХимРар» и РФПИ, в рамках которого планируется в максимально короткий срок начать выпуск противовирусного препарата Фавипиравир, уже зарекомендовавшего себя на китайском рынке. У нас он будет производиться под другим названием, но с тем же действующим веществом в основе.

Среди чемпионов стоит также упомянуть компанию «Биокад», официально приступившую к разработке вакцины против вируса и намеревающуюся к середине июля выдать что-то для первой фазы клинических испытаний. Так что, если повезет, к концу года вакцина у нас появится. На суперкомпьютерах нацчемпионов РСК и Т-платформы сейчас моделируются новые лекарства против вируса, а нацчемпион «Баск» перепрофилирует свои линии под выпуск спецкостюмов для работы в условиях эпидемии. Подобные примеры можно продолжать.

Знаете, мы давно уже заметили, что у высокотехнологических компаний наряду с бизнес-интересами всегда сильны идеальные мотивы, ведь те, кто в них трудится, как правило, являются выходцами из научной среды с особым этосом. Еще и поэтому они так усиленно занимаются исследованиями и разработками, сохраняют свои научные школы и проявляют готовность браться за решение масштабных трудноразрешимых задач. С ними очень интересно и приятно работать.

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Ипотека пробьет дно
    Достаточно низкие уже и сегодня ставки кредитов на приобретение недвижимости к концу года могут опуститься ниже 7% годовых
  2. Китай нацелился на российскую нефть
    Крупнейшие компании КНР намерены упрочить свои рыночные позиции за счет консолидации ресурсов – при помощи совместных закупок нефти
  3. Соединенные Штаты на пути к стратегической неуязвимости
    Вашингтон надеется гарантировать свое глобальное военное доминирование и обеспечить национальную безопасность практически от любых угроз
Реклама