Шоковый эффект каникул

Москва, 03.04.2020
Продление карантина с выплатой зарплат, аренды и прочих расходов без экономической поддержки бизнеса ударит даже по финансово устойчивым компаниям.

Непродовольственный ритейл — одна из главных пострадавших от пандемии и режима самоизоляции отраслей на потребительском рынке: в середине марта из торговых центров и магазинов в одночасье исчезли покупатели. Доходы от продаж одежных и обувных ритейлеров сократились в разы. И сегодня они первые заявляют, что без поддержки государства им не удастся выжить в условиях вводимых ограничений. О том, чем самоизоляция обернется для fashion-бизнеса в России, мы поговорили с Олегом Ворониным, CEO одежного бренда I Am Studio.

 

— Как вы отреагировали на продление карантина до конца месяца?

— У нас это вызвало шок! Карантин ввели, но под флагом самоизоляции, и продлили нерабочий период с сохранением ста процентов зарплаты до конца месяца! Как с этим жить работодателю — совершенно неясно. Фактически в России все финансовые последствия эпидемии переложили на бизнес.

— Есть ли у вас финансы для поддержания работы своего бизнеса?

— Прошлые кризисы научили меня не брать кредитов и иметь финансовую подушку. Но к таким ситуациям, конечно, мы не готовились. Думаю, что месяц мы продержимся, что будет дальше, сказать трудно, ситуация меняется ежедневно.

— Когда у вас появились первые проблемы из-за пандемии?

— В середине марта. У нас резко упали продажи, но тогда еще были открыты торговые центры. В эти две недели перед закрытием торговых центров выручка по офлайну сократилась в разы. При этом продажи в интернет-магазине стали прирастать, по отношению к аналогичному периоду прошлого месяца рост составил 25 процентов.

— Что вы стали предпринимать, когда стало понятно, что и в нашей стране скоро будет объявлен карантин?

— Все логично: продажи мы стали переводить в онлайн, ведь торговые центры закрыты, и, по моим ощущениям, это продлится еще месяца полтора. Сейчас нужно готовиться к тому, что этот период нам придется жить за счет выручки онлайна. Нас это пока не пугает, онлайн у нас развит: последнее время мы работали над тем, чтобы увеличить интернет-аудиторию и отстроить в этом канале продаж все бизнес-процессы. В частности, мы старались охватить большую аудиторию из регионов, делали это за счет скидок, которые эти клиенты очень любят, а также привлекали к работе региональных блогеров. В итоге прирост покупательниц из регионов с января этого года составил около 20 процентов, это немало.

Какая доля от оборота приходилась на онлайн-продажи до карантина?

— На онлайн до середины марта приходилось 25 процентов оборота. Сейчас мы поставили себе цель увеличить объем продаж интернет-магазина вдвое. Как это сделать на падающем рынке? Есть идеи, но о них расскажу позже, если все получится.

Сможет ли этот доход покрыть ваши внутренние издержки?

— Пока интернет-магазин позволяет поддерживать бренд в рабочем состоянии. Какие-то небольшие сокращения штата возможны, но мы стараемся сохранить команду. Я лично вложил огромное количество времени и сил в то, чтобы собрать сильных специалистов. Поэтому будем держаться сколько сможем. А по затратам — приняли ряд мер для их оптимизации: сократили затраты на производство, договорились с торговыми центрами о снижении арендных ставок, сейчас мы платим значительно меньше. Пока ситуация стабильная, мы не ощущаем, что проваливаемся, здесь еще важно то, что у нас нет кредитной нагрузки. Мы развивались только за счет реинвестирования нашей прибыли.

А что вы сейчас делаете для привлечения клиентов?

— Мы ввели бесплатную доставку по всей России, сделали двадцатипроцентную скидку на всю коллекцию. Большинство делает покупки сейчас в счет лета.

— Что происходит сегодня с производством?

— У нас нет своего производства, мы работаем с несколькими фабриками по давальческой схеме. При этом есть свой экспериментальный цех, где разрабатываются модели и техническая карта под них, Цех закрыт, но все его сотрудники продолжают работать на дому. С фабриками по производству тканей и по пошиву изделий продолжается работа, мы ни один контракт не отменили. При этом на фабриках по производству ткани — в Италии, Португалии, Турции — мы несколько сократили объем заказов по производству на осень. Некоторые фабрики по пошиву одежды в России и Белоруссии приостановили на время свою работу, но это пока не страшно.

С доставкой сырья проблем нет?

— До недавнего времени, несмотря на карантин, европейским фабрикам разрешали работать, сейчас фабрики закрыли на две недели, возможно, этот режим продлят еще на неделю. Правда, это не касается Португалии, где карантин не остановил фабрики, они работают. Несмотря на ситуацию, большинство фабрик не стали переносить сроки производства и доставки, лишь некоторые объявили, что, возможно, будут задержки, но нас это не смущает. С доставкой тоже есть небольшие задержки, связанные с тем, что на границе стали строже проверять грузы. Но пока это несущественно — задержка на три-четыре дня

У вас коллекция на весну–лето готова?

— Она у нас уже вся отшита и находится на складе. Правда, мы отказались от производства большей части запланированного объема летних капсульных коллекций, которые были рассчитаны на отдых у моря в Европе, хотя ткани закупили. Я думаю, что Европа будет закрыта еще как минимум полгода, поэтому нет смысла сейчас тратить на это средства.

Какие у вас проблемы есть сейчас?

— Как и у всех ритейлеров: мы ограничены Трудовым кодексом, не можем снизить зарплату, не можем надолго отправить сотрудников в неоплачиваемый отпуск, хотя некоторые из них на это согласились. Не до конца понятна ситуация с арендной платой в этот период. В общем, везде нужно платить, а при этом обороты снизились в три-четыре раза.

Что будет происходить с ассортиментом, ценой и качеством?

— Я надеюсь, что к зиме не будет глобальных скачков курса…

Так скачок уже произошел.

— Подобные скачки у нас уже были, если помните, курс евро поднимался до этого же уровня — до 80 рублей и выше — в 2016 году, поэтому мы уже знакомы с такими ценами на сырье, как сейчас. Думаю, наши цены на осенне-зимнюю коллекцию останутся на уровне прошлого года.

— Как мы будем конкурировать с иностранными брендами после карантина?

— Есть вероятность, что с российского рынка уйдут европейские бренды, которым станет тяжело конкурировать по цене с российскими производителями при аналогичном качестве. У российских производителей себестоимость ниже — производство в рублях, административная нагрузка тоже в рублях поэтому наша совокупная затратная часть ощутимо меньше, чем у европейских брендов. Если сравнивать нас с похожими по концепции Sandro и Maje, то мы будем дешевле практически в два раза. При этом лично мне будет очень жаль, если этим маркам придется уйти с нашего рынка. Я сам большой поклонник мужской линии Sandro, это очень достойный бренд.

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Королевство тонет в дешевой нефти
    Саудовская Аравия, привыкшая жить при высоких ценах на нефть, оказалась совершенно не готова к их обвалу. Стране былого нефтяного благоденствия придется резко урезать расходы и готовиться к взрыву недовольства по этому поводу
  2. В правительстве явно обозначились две партии
    Вице-премьер Юрий Борисов заявил, что России пора перестать гордиться профицитным бюджетом и начинать увеличивать заимствования. Заимствовать обязательно надо, считают эксперты, а также и резервы расходовать, ведь за это не придётся платить никому 6.5% годовых и более. Но решится ли правительство включить денежный насос?
  3. На мировую экономику движется волна банкротств
    Мировой экономический кризис, прогнозы экспертов
Реклама