Вторая жизнь Самотлора

Леонид Крутаков
доцент Финансового университета при Правительстве России
1 июня 2020, 09:59

Как возрождается западносибирская легенда

Гипотезу о существовании нефтяных месторождений в районе Западно-Сибирской низменности выдвинул Игорь Михайлович Губкин в 1932 году. Первая высокодебетовая сибирская скважина была пробурена Фарманом Салмановым в 1961 году близ Сургута. Но именно открытие Самотлора, уникального по своим параметрам месторождения, в 1965 году стало началом новой эры. Не только нефтяной, но и политической.

Все написали в честь юбилея, что Самотлор это более 3400 кв. км лицензионных участков, 20 тысяч скважин, 2,8 млрд т добытой нефти и 377 млрд м3 газа. Никто не написал (мало кто помнит, знает еще меньше), что открытие Самотлора спасло планету от Третьей мировой войны, основы и причины которой заложила Вторая мировая.

Формально Вторую мировую войну выиграл СССР (в мире мало кто помнит, и никто не знает), а по сути, он был признан союзниками проигравшим еще в 1944 году. В год открытия Второго фронта США и Англия заключили двусторонний договор о совместных действиях в области нефтяной политики. Нефть была главной причиной и главным призом этой войны.

Промышленность России и Европы лежала в руинах, для ее восстановления нужна была нефть. Скважины Кубани и Северного Кавказа уничтожили, внутрироссийская добыча едва достигала 20 млн. т, покрывая не более 70% потребностей страны. Главным источником топлива для мировой экономики могли выступить только США и Ближний Восток, что отразилось в плане Маршала.

Советскому Союзу дорогу на Ближний Восток союзники по взаимному согласию закрыли в 1944 году. При такой конструкции социалистический блок не мог рассчитывать на успех в «холодной войне». СССР предпринял отчаянную попытку поучаствовать в разделе нефтяного пирога, и чуть было не получил «Хиросиму».

10 июня 1945 года Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление «Об организации советских промышленных предприятий в Северном Иране», а еще через 10 дней Госкомитет обороны утвердил решение «О геологоразведочных работах на нефть в Северном Иране».

Весной 1946 года советские танковые колонны выдвинулись к границам Турции и начали движение из северного Ирана в сторону Ирака и Тегерана. Движение было остановлено после того, как Трумэн позвонил Сталину и предупредил о возможном применении атомной бомбы.

В итоге СССР смог к 1960 году поднять уровень своей добычи с послевоенных 20 до 70 млн. т, но это был предел, и этого явно не хватало. Все попытки найти нефть в южной части Западной Сибири были безрезультатны. В мае 1965 года разведочная скважина Р-1 дала фонтанный приток безводной нефти дебитом 1000 м3 в сутки.

Это было не месторождение, а «море» – 3,7 млрд т нефти. Мировая энергетическая конфигурация моментально и кардинально изменилась. За 10 лет (1970-1980 гг.) экспорт СССР вырос с 66,7 млн т нефти и 29 млн т нефтепродуктов до 119 и 41 млн т соответственно.

Добыча наращивалась командо-административными методами. В 1981 году средний дебит вводимой в эксплуатацию скважины составлял 56,6 т/с, что было в 3 с лишним раза ниже уровня 1975 года. Обводненность за время «экспортного скачка» выросла более чем в 2 раза, достигнув 31%. В 1980 году прирост добычи составил 29,2 млн т, в 1984-м – всего 7,8 млн т.

Месторождение фактически умирало. Потом была приватизация и олигархический период существования Самотлора в виде Тюменской нефтяной компании. Была даже программа реанимации месторождения, правда, оживить Самотлор она не смогла. Добыча в этот период падала в средним на 5% в год, опустившись начиная с 1980 года на 130 млн т (158,9 и 18,8 млн т в 2017 году).

Обводнённость добываемой на Самотлоре продукции составляла 99 %. Средний дебит нефти наклонно-направленной скважины достигал максимум 5 т/с, в то время как в период пиковой добычи он превышал 500 т/с. Остаточные извлекаемые запасы нефти Самотлора составляют 0,9 млрд т нефти.

Качество запасов Самотлора значительно ухудшилось по отношению к 80-м годам прошлого столетия. Тем не менее, объем запасов Самотлора и их качество легко могли бы стать мечтой любой европейской страны, а могли бы быть потеряны для страны навсегда, если бы месторождение не купила «Роснефть», которая вывела проблему Самотлора на государственный уровень. С 2018 года по решению президента страны начала действовать программа налоговых стимулов для Самотлорского месторождения (вычет к НДПИ в размере 35 млрд руб. ежегодно сроком на 10 лет). Эта программа позволила резко нарастить объем инвестиций. Рост составил 30% по отношению к 2017 году.  Объем бурения вырос на 34% в 2018 году и на 45% в 2019-м. Добычу удалось стабилизировать, снизив темп падения до 1%. Обводнённость нефти снизилась до 95%.

Программа уже за первых 2 года действия обеспечила положительный эффект для государства в виде дополнительных налоговых поступлений в бюджет. С учетом предоставленного вычета положительный денежный поток государства за это время составил более 111 млрд руб. Это без учета мультипликативных эффектов.

Бурение на Самотлоре технологически очень сложное. Все скважины являются горизонтальными с применением многостадийного гидроразрыва пласта. Для освоения краевых зон используются сверхдлинные скважины (протяженность горизонтального участка 1,5-2 км). Все строительство инфраструктуры на Самотлоре ведут российские подрядчики. Производство используемого оборудования на 95% локализовано в России.
По различным оценкам, инвестиции в разработку Самотлора за время действия программы принесут мультипликативный эффект смежным отраслям экономики страны от 1,7-2 трлн руб.

И можно смело утверждать, что решение президента о предоставлении Самотлору инвестиционных стимулов вдохнуло в легендарное месторождение вторую жизнь.