Кто заплатит за аварию в Норильске?

Евгений Огородников
редактор отдела рейтинги журнала «Эксперт»
12 июня 2020, 18:55

Имея потенциальный убыток от ликвидации аварии в 10 млрд руб., «Норникель» решил заморозить выплаты акционерам на 250 млрд. С этим не согласны другие акционеры компании, считающие, что ответственность за ситуацию лежит на менеджменте.

ТАСС Автор: Денис Кожевников
Ликвидация последствий разлива топлива на ТЭЦ-3 в Норильске

Глава «Норникеля» Владимир Потанин предложил партнерам по акционерному соглашению отказаться от выплаты дивидендов в течение 2020 года, а итоговые дивиденды за 2020 год ограничить минимальным уровнем 1 млрд долл, сообщил «Интерфакс».   «Решение о сокращении выплат позволит акционерам продемонстрировать солидарность с компанией», — заявил г-н Потанин, которому через «Интеррос» принадлежит 34% в ГМК. Письмо было направленно в адрес «Русала», владеющего в ГМК «Норникель» пакетом в 27,8% акций, и компании Романа Абрамовича и Александра Абрамова — Crispian, контролирующей в капитале 4,2%.

Таким образом, «Норильский никель» решил существенно сократить выплаты в адрес акционеров и аккумулировать средства для возможных выплат по экологической катастрофе, произошедшей в Норильске в результате разлива 20 тыс. тонн дизеля на ТЭЦ-3, произошедшей 29 мая 2020 года.

Однако среди акционеров «Норникеля» есть не только крупные собственники, но и десятки тысяч акционеров, купивших акции ГМК на бирже или получивших их в ходе приватизации. Их мнение мало учитывается при принятии решений в компании, однако они стали заложниками ситуации: потерей стоимости акций и дивидендов они оплачивают ущерб от аварии в Норильске, хотя это точно не их вина. Мировая практика показывает – основное бремя устранения аварии ложится на компанию, совершившую экологическое нарушение, однако существенную ответственность несет и менеджмент компании, допустивший экологические  проступки.

Аварийная ТЭЦ

«В ходе расследования уголовного дела установлено, что с 2018 года конструкция разрушенного резервуара требовала проведения капитального ремонта. Между тем в ноябре 2018 года резервуар в нарушение установленного порядка в отсутствие требующегося заключения экспертизы промышленной безопасности был введен в эксплуатацию комиссией под председательством главного инженера ТЭЦ-3 АО "НТЭК" Алексея Степанова актом, утвержденным директором данного предприятия Павлом Смирновым», — говорится в заявлении  Следственного комитета.

И действительно, еще в 2016 году «Нориникель» заказал своему дочернему предприятию «Институт Гипроникель» проведение проектных работ по «техническому перевооружению хозяйства аварийного дизельного топлива» (документ есть в распоряжении «Эксперта»). В задании на проектирование одна из целей проекта звучит так: «Исключение вероятности возможной экологической катастрофы в связи с залповым сбросом в водные объекты и на рельеф значительного количества нефтепродуктов в случае разрушения одного из баков, имеющего значительные дефекты конструктивных элементов».

Уже тогда резервуары требовали ремонта и модернизации. При этом ТЭЦ-3 в тот момент находилась на балансе самого «Норникеля». В 2018 году должны были начаться работы по реконструкции, но судя по всему, они так и не начались.  В 2019 году эти резервуары «Норникель» продал своей дочке ООО «НТЭК», которая также не начала их ремонтировать. В 2020 году произошла авария.

Основная версия специалистов «Норникеля», почему это произошло – таяние вечной мерзлоты и деформация фундамента резервуара. Однако в независимости от причины – плохое техническое состояние или глобальное потепление – вовремя сделанный ремонт позволил бы выявить основные проблемы и устранить их. Тогда бы не возникла самая большая в истории экологическая катастрофа в Арктике.

В то же время, нельзя сказать, что «Норникель» мало вкладывает в модернизацию производства. Ежегодные капитальные вложения компании составляют около 100 млрд рублей – сумма достаточно существенна, и пара процентов  из нее могли бы полностью решить проблему аварийного состояния парка резервуаров на ТЭЦ-3.

Экономия на акционерах

5 июня в ходе общения с президентом Владимир Потанин говорил, что компания возьмет на себя все расходы по ликвидации последствий утечки, ущерб от которой оценивается в 10 млрд руб., а также заплатит штраф, «сколько насчитают». А немного позднее, 9 июня старший вице-президент ГМК Сергей Малышев сообщил, что в компании не ожидают изменений дивидендной политики из-за расходов на ликвидацию аварии. «Влияние на общий объем всех капитальных вложений будет ограничено, возможно, они вырастут на 5–10%. Что касается дивидендов, надеюсь, наша политика не изменится»,— заявил он.

Спустя еще пару дней, глава компании Владимир Потанин решил сократить дивиденды по сравнению с прошлым годом в 4,5 раза — с 320 млрд руб до 70 млрд. То есть имея потенциальный убыток от ликвидации аварии в 10 млрд руб., «Норникель» решил заморозить  выплаты на 250 млрд.

Естественно, такой жест вызвал негодование у других акционеров компании: «Исходя из официального расследования Следственного комитета понятно, что причина аварии — это неисправность резервуара, о которой было известно еще в 2018 году, но требуемый ремонт менеджмент не производил и продолжал эксплуатировать неисправное оборудование,— говорит источник, знакомый с мнением одного из акционеров "Норникеля". — Это означает, что ответственность за ситуацию лежит на менеджменте компании, и именно топ-менеджмент, вознаграждение которого за 2019 год превысило 6,5 млрд руб., должен компенсировать расходы, которые несет ГМК в результате этой аварии, перенаправив средства на ликвидацию последствий катастрофы. Гендиректор "Норильского никеля" Владимир Потанин также должен нести ответственность за аварию и компенсировать ее последствия из полученных им от компании средств — как в качестве заработной платы, которая превысила 90 млн долл. в год, так и за счет уже полученных в качестве дивидендов 1,4 млрд долл.».

В целом ситуация, складывающаяся  вокруг «Норникеля», действительно неоднозначна. Например, после аварии на платформе Deepwater Horizon компании BP в Мексиканском заливе в 2010 году, к компании-оператору было предъявлено более 190 тыс. исков от различных структур и пострадавших. В том числе — и к менеджменту компании, от фондов потерявших свои вложения в акции. В целом для  BP тот инцидент обошелся в сумму более 56 млрд долл. штрафов и компенсаций, а через пару месяцев после аварии глава компании Тони Хейворд после жесткой критики был вынужден оставить свой пост.