Правительству не хватает смелости

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
16 июня 2020, 12:57

Замминистра финансов Алексей Сазанов: Россия ограничена в своих ресурсах и не может распылять резервы ради помощи всем в условиях пандемии. Как считают эксперты, должен найтись кто-то смелый, кто бы немного изменил правила игры, чтобы участникам не приходилось тупо повторять ходы, сводя партию вничью без шансов на выигрыш.

Владимир Гердо/ТАСС
Замминистра финансов Алексей Сазанов настроен на пессимистичный сценарий и заявляет, что заявил, что Россия ограничена в своих ресурсах и не может распылять резервы ради помощи всем и вся

В ожидании худшего

Замминистра финансов Алексей Сазанов заявил агентству Рейтер, что он не видит в обозримом будущем возможности снизить налоговую нагрузку на труд для всех предприятий. В интервью агентству чиновник рассказал, что Россия ограничена в своих ресурсах и не может распылять резервы ради помощи всем и вся в условиях пандемии – по его оценке, выпадающие доходы бюджета от уже принятых налоговых послаблений для бизнеса оцениваются в более чем 1 трлн рублей за два года.

«Неправильно считать, что налоги - это единственное, что всех спасет», – сказал он. Например, привел цифры Алексей Сазанов, объявленное властями снижение страховых взносов для МСП будет стоить казне 350 млрд рублей выпадающих доходов в текущем году и порядка 500 миллиардов рублей в следующем, сказал Сазанов. Отсрочки и налоговые каникулы снизят поступления в бюджет еще на 185 млрд рублей в 2020 году, из них порядка 95 млрд – налоги и страховые взносы, которые будут списаны за второй квартал.

При этом, отметил заместитель министра, что пока рано говорить, достаточно принятых мер или нет, и предупредил, что удовлетворить все запросы Минфин точно не сможет. «Нужно обязательно понимать, что у нас есть определенные ограничения – плавающий валютный курс, потенциал по сбережениям не такой, как в развитых экономиках, есть потолок заимствований, которые можно осуществлять на внутреннем рынке без их удорожания. Поэтому мы не можем включить печатный станок и просто напечатать столько денег, сколько хотелось бы», – сказал замминистра финансов.

«Мы точно вынесли из этого кризиса, что в жизни может случиться все. И если у вас есть пессимистичный прогноз, все может быть намного хуже, чем в нем предполагалось. Соответственно к этому нужно готовиться. Это самый главный урок», – заключил Алексей Сазанов, пообещав при повторении ситуации более оперативно реагировать на разворачивающиеся события.

 

Нужен комплекс мер

 

Между тем, уровень монетизации российской экономики низкий, около 40%. Для нормального развития необходимо более 70%. В этом смысле предпосылки для увеличения объемов эмиссии есть, уверен главный инвестиционный стратег «БКС Брокер» Максим Шеин. Что же касается налогов, то, говорит он, давно известно, что снижение их уровня до определенного предела в конечном итоге повышает налоговые поступления, так как стимулируется экономическая активность.

При этом только налоговыми стимулами картину не изменить. Нужен комплекс мер, который включает в себя снижение процентных ставок, повышение уровня монетизации экономики, ограничение спекулятивных операций на валютном рынке, стимулирование конечного потребления. У России отношение госдолга к ВВП менее 15% – это означает, объясняет Максим Шеин, что страна может использовать заемные ресурсы для поддержки и развития экономики. Снижение процентных ставок значительно облегчит обслуживание долга. И, в отличие от США, Россия может себе позволить дефицитный бюджет развития довольно длительный срок, отмечает аналитик.

 

«Резервная» зависимость

 

«Конечно, если мы хотим и дальше – десять, пятнадцать лет – финансировать все дополнительные растущие расходы бюджета, включая и нацпроекты, оплачивая их из тела тех самых резервов, о которых так печёмся, плюс благодаря увеличению внешних долговых заимствований, которые нам именно под эти же резервы, в сущности, и даются – то нужно и дальше сохранять в неприкосновенности налоговый пресс, непосильный для секторов экономики, которые не завязаны крепко-накрепко на госфинансирование. Да только средств на развитие, расширение, создание новых рабочих мест – при таком раскладе большинству компаний просто не остаётся, а многие и вовсе могут выжить, лишь прибегая вынужденно к различным обходным схемам налоговых оптимизаций», – комментирует выступление замминистра шеф-аналитик TeleTrade  Пётр Пушкарёв. 

Выходит, констатирует эксперт, мы обманываем сами себя, не просто консервируя проблему, но и всё равно проедая потихоньку собственную подушку безопасности, даже если в какой-то момент жирок резервов и выступает в форме Фонда национального благосостояния, а не накоплений ЦБ. Но источник их всё тот же, как и гигантская зависимость резервов и хоть какого-то благополучия экономики, воплощения любых амбициозных планов прорыва – от экспорта нефти, газа, никеля, палладия и другого сырья из недр.

Но полгода назад нефть стоила 70 долларов, сейчас – меньше 40 долларов, и неизвестно, сколько будет стоить через год, через пять лет. России же для устойчивости и финансовой системы, в конце концов, нужна гораздо более широкая налоговая база. А для этого работающая экономика с опорой и на сервисные сектора – даже не обязательно на инновационные, высокотехнологичные производства, но хотя бы импортозамещение в совсем простых вещах, чтобы значительная часть населения создавала товары широкого потребления для самих же россиян. 

 

Набраться смелости

 

Сейчас этому, разумеется, мешают не только высокие налоги, но и они тоже – и очень сильно, говорит Пётр Пушкарёв. Бизнес нет смысла создавать, расширять, не закладывая никакой нормы прибыли, и неся везде сплошные риски. А при подавленном платежеспособном спросе населения можно было бы зарабатывать, снижая цены, но высокие налоги и сборы не позволяют! Ситуация патовая, и должен найтись кто-то смелый, кто бы немного изменил правила игры, чтобы участникам не приходилось тупо повторять ходы, сводя партию вничью без шансов на выигрыш.

Правительственные чиновники словно бы панически боятся, что если они облегчат налоговое, регулировочное бремя, чуть отпустят вожжи, то соберут меньше налогов, подорвут источники финансирования бюджета. Но опыт самой же России, причём уже при Путине, доказывает обратное, полагает аналитик: стоило снизить до 13% подоходный налог и ввести плоскую шкалу, как быстро выросла и собираемость налогов, и бюджет стал пополняться быстрее. Тот же «налоговый манёвр» нужно проделать теперь и с бизнесом: и понижение с 30% до 15% налогов на фонд оплаты труда для малых и средних компаний можно назвать первой и важной ласточкой. Однако, чтобы подобные меры заработали, важно не останавливаться, а применять их комплексно, быстрее. 

Положа руку на сердце, они просто не верят в деловую инициативу бизнеса и граждан, в эффективно работающую несырьевую и не полностью государственную экономику, а значит иррационально не верят и в рост налоговой базы за счёт этого естественного при тёплом бизнес-климате хода вещей, уверен Пётр Пушкарёв. Иначе они бы не только налоговые льготы раздавали щедрее, но и предлагали бы нескольким сотням системообразующих предприятий, да и многим стартапам с потенциалом роста, не только налоговые льготы, но и субсидии – скажем, на условиях, что или предприятие их в течение 5 лет без процентов возвращает, или пускает государство в бизнес в качестве соакционера, совладельца. Это дало бы мощный толчок компаниям, которые не хотят брать на себя кредитное бремя, даже если проценты по этим кредитам частично готово оплачивать государство.

«Представьте, если бы Ленин реализовывал план электрификации всей страны ГОЭЛРО или пытался построить Днепрогэс, не вкладывая государственные средства, а только прощая частным инвесторам налоги? Боюсь, что "лампочки Ильича" не горели бы тогда и во многих богатых домах, так и не поднялись бы без энергетики производства. Вот и сейчас, нашей экономике нужны не столько кредиторы или их гаранты, сколько инвесторы - и там, где государство входит в долю, как в РФПИ, на каждый государственный рубль приходится в среднем 3-5 рублей от частных, и как правило, от иностранных инвесторов», – заключает Пётр Пушкарёв.