Война в Ливии: время для России приближается

Москва, 17.06.2020
Иван Бочаров, программный референт Российского совета по международным делам

EPA

15 июня 2020 г. Министр иностранных дел Турецкой Республики Мевлют Чавушоглу заявил, что у России и Турции нет разногласий по основополагающим принципам ливийского урегулирования. Москва и Анкара продолжают переговоры на техническом уровне для того, чтобы выработать механизм установления режима прекращения огня и запустить процесс политического урегулирования ливийского конфликта.

Кто воюет в Ливии?

В Ливии на протяжении последних нескольких лет параллельно существует два противоборствующих органа власти, один из них – Правительство национального согласия (ПНС), базирующееся в Триполи и возглавляемое Фаизом Сараджем. На востоке, в городе Тобрук, находится Палата представителей Ливии, подконтрольная главнокомандующему Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифе Хафтару. С апреля 2019 г. войска Х. Хафтара осаждали ливийскую столицу. В ноябре 2019 г. Турецкая Республика и правительство Ф. Сараджа подписали меморандум о взаимопонимании, который включал в себя активизацию военно-политического и военно-технического сотрудничества.

В результате турецкого вмешательства войскам ПНС удалось добиться существенных военных успехов и перейти в контрнаступление. Армия Ф. Сараджа смогла снять осаду Триполи, которая длилась 14 месяцев, и оттеснить ЛНА от ливийской столицы. В апреле войска ПНС установили контроль над побережьем на западе Ливии от Мисураты до границы с Тунисом. Вскоре армия Х. Хафтара была вынуждена оставить столичный аэропорт, город Тархуна, а также авиабазу Эль-Ватыя. На фоне успехов правительства Ф. Сараджа некоторые вооруженные формирования ливийских туарегов на юге Ливии заявили о своей поддержке действий Триполи.

В результате контрнаступления войск ПНС была нарушена система снабжения ЛНА, захвачено несколько ключевых населенных пунктов западной Ливии, подорван моральный дух войск Х. Хафтара. Сейчас бои между ЛНА и армией Ф. Сараджа идут на подступах к прибрежному средиземноморскому городу Сирт – важному стратегическому пункту, который находится под контролем ЛНА. Город расположен на пути к нефтяным месторождениям на востоке страны, которые удерживает армия Х. Хафтара, и в случае взятия Сирта у войск ПНС и их турецких союзников откроется на них дорога.

Какую роль в ливийском конфликте играет Турция?

Ситуацию на фронте удалось во многом изменить благодаря масштабному вмешательству в конфликт со стороны Турции. Реджеп Тайип Эрдоган и сам не скрывает, что победы над войсками Х. Хафтара были достигнуты во многом благодаря турецким солдатам, и что присутствующие в Ливии турецкие военнослужащие идут вместе с ПНС к достижению общих целей.

Военно-политическое и военно-техническое сотрудничество Анкары и Триполи активизировалось после подписания в ноябре 2019 г. меморандума о взаимопонимания. Соглашение между ПНС и Турцией определило границы исключительной экономической зоны Турции в восточной части Средиземного моря, где находятся крупные месторождения природного газа. Кроме того, договоренность подразумевала активизацию военного сотрудничества. В МИД РФ заявили о том, что соглашение между Анкарой и Триполи о сотрудничестве в области безопасности – попытка легализовать военную поддержку, нарушающую оружейное эмбарго. ЕС, Египет, Израиль, Греция и Кипр осудили подписание меморандума, нарушающего международное право, так как на добычу газа в этой части моря претендуют и другие страны Восточного Средиземноморья. Триполи, напротив, признает права Турции на добычу природных ресурсов в обозначенной исключительной экономической зоне в обмен на поддержку в ливийском конфликте. У Турции есть интересы и в самой Ливии. Сейчас Анкара заявляет о том, что намерена выиграть контракты на восстановление Ливии, а в дальнейшем собирается участвовать в добыче ливийской нефти.

Всего лишь через несколько дней после проведения в январе 2020 г. Берлинской конференции, участники которой договорились соблюдать эмбарго на поставки вооружения в Ливию, Турция отправила в помощь Триполи танки, ЗСУ Korkut, САУ T-155, ЗАУ GDF, БМП ACV-15 и джипы с противотанковыми орудиями. СМИ сообщают о том, что Турецкая Республика также переправляет в Ливию сирийских боевиков, которые воюют на стороне ПНС.

Известно, что Турция планирует открыть в Ливии две военные базы. Анкара собирается разместить системы ПВО и беспилотники на недавно захваченной авиабазе Эль-Ватыя. Кроме того, турецкие военнослужащие разместятся на военной базе недалеко от Мисураты. Очевидно, что у Турции есть в Ливии не только экономические интересы, но и военно-политические. Во-первых, размещение контингента войск Турецкой Республики на ливийских базах позволит Анкаре в большей степени влиять на политический курс находящегося в Триполи правительства. Во-вторых, Турция создаст дополнительный фактор, сдерживающий гипотетическое наступление армии Х. Хафтара. Вряд ли руководство ЛНА сможет воевать с регулярными частями Турецкой Республики. В-третьих, Турция разместит войска в стране, соседствующей с Египтом – одним из ключевых внешнеполитических оппонентов Анкары.

Как Египет реагирует на активизацию боевых действий в Ливии?

Наступление войск протурецкого ПНС и Турции не на шутку взволновало египетские военно-политические круги, которые воспринимают поражения ЛНА и продвижение армии Триполи вглубь страны в качестве угрозы своей национальной безопасности. Спикер египетского парламента Али Абдель Аль заявил о том, что Египет не позволит протурецким террористам контролировать Ливию. Кроме того, он обвинил Турцию в желании колонизировать отдельные части арабского мира.

Египет развернул часть войск на египетско-ливийской границе. СМИ сообщили о том, что границу с Ливией пересекли танки «Абрамс» и боевые вертолеты АРЕ Ми-24. Также стоит помнить о том, что в провинции Митрах, недалеко от границы с Ливией, есть крупная египетская военная база, названная в честь первого президента Египта Мухаммеда Нагиба. На ее территории насчитывается более тысячи сооружений, здесь может быть размещено около 20 тыс. военнослужащих, сотни танков, вертолеты, катера и системы ПВО. База находится в непосредственной близости от границы с Ливией, что в случае необходимости позволяет Египту быстро отреагировать на исходящие из соседней страны угрозы.

Почему Турция и Правительство национального согласия не приняли «Каирскую декларацию»?

6 июня 2020 г. в Каире состоялась конференция, в ходе которой президент Арабской Республики Египет (АРЕ) Абдель Фаттах ас-Сиси выступил с инициативой по преодолению ливийского кризиса – «Каирской декларацией». Инициатива предусматривала полное прекращение огня в Ливии с 8 июня, вывод с территории страны всех иностранных войск, роспуск всех вооруженных формирований кроме ЛНА, которая должна обеспечивать в Ливии безопасность. Предложения включали в себя условия политического урегулирования конфликта, в частности – объединение политических институтов Ливии и создание президентского совета с представительством всех трех регионов. Планировалось, что один из трех представителей станет президентом, а остальные два человека – его заместителями. Египет также призвал продолжить в Женеве переговоры совместной военной комиссии Ливии в формате «5 + 5».

В конференции приняли участие президент Египта А. Ф. ас-Сиси, спикер Палаты представителей Ливии Акила Салех, на встрече также присутствовали представители США, России, Франции и Италии. Россия, Франция, Германия, Великобритания, Кипр, ЮАР, Лига арабских государств и отдельные ее члены (Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Иордания, Бахрейн, Алжир, Кувейт) заявили о поддержке «Каирской декларации». В ЕС инициативу поддержали, обратив внимание на то, что ни что не заменит всеобъемлющий мир, договоренность о котором была достигнута в ходе Берлинской конференции. Усилия Каира приветствовали также в США.

В то же время, на конференции в Каире не было представителей ПНС и Турецкой Республики. Условия политического урегулирования, предложенные египетским президентом, не были обсуждены с ключевыми участниками конфликта. Закономерно, что Анкара и Триполи отказались принять «Каирскую декларацию» и военные действия продолжились. Войска ПНС продолжили бомбардировки города Сирт: последнего крупного населенного пункта, относящегося к западной части Ливии и подконтрольного Х. Хафтару.

***

Несмотря на то, что Анкара и Триполи не участвовали в обсуждении «Каирской декларации», ПНС готово принимать участие в мирных переговорах. В то же время подчеркивается, что переговоры возможны только после того, как войска Ф. Сараджа смогут захватить город Сирт и военную базу Эль-Джуфра. В то же время в ПНС заявили о том, что Х. Хафтар – военный преступник, и он не может участвовать ни в каких переговорах о послевоенном устройстве Ливии, а министр внутренних дел правительства Ф. Сараджа объявил о том, что Ливия не сможет закончить войну, пока ее восток не будет освобожден от Х. Хафтара.

ПНС почувствовало силу и готово продолжить наступление на позиции ЛНА. Большую роль в нем могут сыграть турецкие войска, чье присутствие в Ливии руководство Турции не скрывает. Эскалация боевых действий в Ливии происходит на фоне пандемии коронавирусной инфекции нового типа COVID-19. Коронавирус не стал фактором, сдерживающим боевые действия. Наоборот, воюющие стороны решили воспользоваться вовлеченностью остального мира в борьбу с эпидемией. Х. Хафтар объявил себя единоличным ливийским правителем, ПНС – перешло в наступление. Ракетные обстрелы ливийских городов приводят к перебоям в подаче воды и электричества, что мешает борьбе с эпидемией. Решение проблем, вызванных эпидемией кажется высшим военно-политическим кругам враждующих сторон не столь важной, как война друг с другом. Все это может способствовать распространению коронавирусной инфекции.

Египет и Турция, одни из главных игроков на ливийской шахматной доске, сейчас не заинтересованы в еще большей эскалации конфликта. В июле 2020 г. Эфиопия планирует приступить к заполнению водохранилища ГЭС «Хидасэ» вне зависимости от того, удастся ли Каиру, Хартуму и Аддис-Абебе прийти к компромиссу по вопросу распределения водных ресурсов реки Нил. Потенциальный удар по ирригационной системе Египта – угроза не менее существенная, чем гражданская война в Ливии, поэтому египетское руководство наверняка попытается избежать обострения ситуации сразу на нескольких «фронтах». У руководства АРЕ есть опасения, что Египет намеренно пытаются втянуть в изнурительную ливийскую войну. Учитывая то, что армия арабской республики испытывает трудности в борьбе с террористами на п-ове Синай, участие в полноценной военной кампании может заставить Египет надолго «увязнуть» в Ливии. Кроме того, закономерно, что египетская интервенция будет негативно воспринята мировым сообществом, и это может привести к введению против Египта экономических санкций и нанести удар по и без того хрупкой экономике.

Турция объявила о начале операции «Коготь орла». В ходе нее турецкие ВВС нанесли удары по объектам Рабочей партии Курдистана, которые находятся на севере Ирака. Еще одной проблемой, за которой Турция вынуждена следить – действия армии Сирийской Арабской Республики, которая воюет с террористическими группировками в Идлибе. Активизация боевых действий в Ливии происходит еще и на фоне обострения отношений Турции и Греции. Это не позволяет Анкаре быть вовлеченной в происходящие в Ливии процессы так, как ей бы хотелось.

Х. Хафтар не будет сдаваться без боя. ЛНА собирается провести реструктуризацию главного оперативного штаба командования для более эффективного взаимодействия на поле боя. К Сирту стягиваются подкрепления. Однако, в связи с событиями последних недель стало более очевидно, что военный способ урегулирования ливийского конфликта вряд ли возможен. Полного разгрома ЛНА не допустит Египет, но и Турция не допустит поражения сил ПНС.

Понимание этого вынуждает враждующие стороны обсуждать меры, которые смогут остановить кровопролитие. Делегации ПНС и ЛНА приняли участие в третьем раунде переговоров по Ливии в формате заседания совместного военного комитета «5 + 5», в ходе которых стороны обсуждали проект соглашения о прекращения огня. Несмотря на то, что перемирие многократно срывалось, и Х. Хафтар, и Ф. Сарадж поочередно отказывались от подписания соглашения о прекращении огня, сейчас появляется реальная возможность компромисса. Турция и ПНС к переговорам готовы, однако хотят перед ними усилить свою позицию.

Стоит признать, что военное решение ливийского вопроса себя не оправдало. Это значит, что в случае, если воюющие стороны не смогут найти политическое решение конфликта, Ливия еще очень долго будет оставаться страной, разделенной на две части. В этих условиях инициативу в свои руки может взять Россия. Она может предложить Ф. Сараджу и Х. Хафтару провести при посредничестве России и Турции переговоры об условиях установления режима прекращения огня. Затем, когда стрельба прекратится, инициировать обсуждение возможности политического урегулирования ливийского конфликта. У Москвы и Анкары есть большой опыт в нахождении компромисса по самым болезненным вопросам, и хочется верить, что ливийский конфликт – не станет исключением.

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Ипотека пробьет дно
    Достаточно низкие уже и сегодня ставки кредитов на приобретение недвижимости к концу года могут опуститься ниже 7% годовых
  2. Китай нацелился на российскую нефть
    Крупнейшие компании КНР намерены упрочить свои рыночные позиции за счет консолидации ресурсов – при помощи совместных закупок нефти
  3. Соединенные Штаты на пути к стратегической неуязвимости
    Вашингтон надеется гарантировать свое глобальное военное доминирование и обеспечить национальную безопасность практически от любых угроз
Реклама