Владимир Литвиненко: Россия нуждается в новой стратегии развития науки и высшего образования

Москва, 25.06.2020
Министерство науки и высшего образования РФ разработало «Программу стратегического академического лидерства». К июлю она должна быть полностью доработана и направлена на утверждение в Правительство.

Появление подобного документа, определяющего вектор развития отечественной высшей школы на ближайшее десятилетие, давно назрело. Ведь он создаёт предпосылки для формирования по-настоящему рыночной, конкурентной среды. Даёт чёткий сигнал руководству университетов, в том числе, в регионах, о равных возможностях доступа к государственному финансированию. И определяет ведущую роль вузовского сообщества в деле социально-экономического прогресса России.

Почему это важно? Владимир Путин в своём указе от 7 мая 2018 года чётко дал понять, что в перспективе наша страна обязана войти в число пяти крупнейших экономик мира. Это очень сложная, амбициозная, но, в то же время, вполне выполнимая задача. Для её решения нам, как минимум, необходимо создать эффективную систему подготовки специалистов будущего, способных совершить необходимый стране технологический рывок. И  вывести научные исследования и вузовскую науку в целом на качественно новый, востребованный рынком уровень.

Концепция, созданная Минобрнауки в сотрудничестве с академическим сообществом, определяет перечень основных инструментов, благодаря которым мы сможем реализовать задуманное. В их числе, например, возвращение специалитета, повышение самостоятельности вузов и создание консорциумов университетов по отраслевому принципу. Медицинских, экономических, минерально-сырьевых и так далее. Это даст возможность подтягивать отстающих к уровню флагманов, повысит академическую мобильность, позволит высшим учебным заведениям с небольшими бюджетами пользоваться современной инфраструктурой, которая создана лидерами. Причём речь идёт не об объединении, а лишь о создании кластеров, способствующих, в том числе, росту коммуникации с крупным бизнесом.

Коллаборация с ним особенно важна, ведь именно бизнес должен быть основным заказчиком и потребителем результатов научных исследований, которые ведутся в университетах. Должен мотивировать учёных к созданию инноваций и определять приоритетные направления изысканий.

Для того чтобы построить экономику знаний, нам необходимо срочно возрождать специалитет и отказываться от двухуровневой системы высшего образования. Она совершенно не подходит для подготовки инженеров и неприемлема для технических университетов. Очевидно, что механизм Болонского процесса не работает, он не способен обеспечить преемственность поколений в промышленности и создать плацдарм для технологического прорыва. Потому что бакалавры за четыре года не успевают получить весь необходимый набор компетенций, востребованный рынком. А магистры ориентированы, по большей части, на научную или педагогическую карьеру, но не на реальное производство.

«Программа стратегического академического лидерства» учитывает этот наиважнейший аспект. Но насколько реально воплотить в жизнь эту и другие идеи, заложенные в ней? По моему глубокому убеждению, работать эта концепция будет лишь в том случае, если Министерство в целом и министр, в частности, смогут нести ответственность за эффективность реализации её положений. То есть будут наделены функциями регулятора, имеющего право законодательной инициативы, в том числе в части отмены устаревших и работающих против делового климата законов.

Не менее важно разработать понятные всем критерии оценки высших учебных заведений и строго их придерживаться. Для того чтобы каждый руководитель вуза понимал, какие именно цифровые индикаторы влияют на оценку его результативности. Когда и на каком основании она может быть пересмотрена. Прозрачность этого процесса, безусловно, станет важнейшим стимулом к работе на развитие. В противном же случае добиться успеха будет весьма проблематично.

Для того чтобы в этом убедиться, достаточно вспомнить о программе 5-100, которой сегодня, к счастью, уже не существует. Никто так и не понял, по какому принципу отбирались университеты для участия в ней. Почему одним выделялось дополнительное финансирование на повышение позиций в глобальных международных рейтингах, а другим – нет.

К чему привело отсутствие прозрачности? Формально участники этой программы действительно немного улучшили свои результаты (хотя и не добились основной цели, то есть не попали в топ-100). Но за счёт каких показателей? Они превзошли всех в мире по соотношению числа преподавателей к студентам. Один к четырём, один к пяти… Здорово, конечно. Только данный коэффициент никоим образом не повлиял на авторитет этих вузов среди учёных  и работодателей. Он остался на прежнем, довольно низком уровне, что и отразил последний рейтинг QS.

Мы обязаны учесть ошибки и избежать в будущем «работы для галочки». Участие в рейтингах не должно быть самоцелью, любое ранжирование - это лишь зеркало, отображающее уровень образовательной, научной и социальной среды. На мой взгляд, основной плюс «Программы стратегического академического лидерства» заключается в том, что она ставит во главу угла именно повышение её качества. То есть, верно расставляет приоритеты.

Сегодня у Валерия Николаевича Фалькова, который не так давно заступил на должность министра, есть кредит доверия ректорского сообщества. Поскольку он выходец из академического среды и досконально знает все беды и чаянья вузов. Мы рассчитываем на то, что это доверие сохранится на долгие годы, а идеи, заложенные в новой стратегии, не трансформируются в формализм, смогут реально повысить эффективность отечественной высшей школы и поспособствуют реализации национальных целей развития страны, сформулированных Президентом.

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. США нашли «изящный» способ рефинансировать огромный госдолг
    США намерена рефинансировать старый долг новым займом под очень близкий к нулю процент. В этом и кроется изначально весь «секрет полишинеля», для чего одной рукой ФРС резко снизила «под кризис» до нуля и надолго процентные ставки, другой свободной рукой финансовая система США спешит элементарно перехватить взаймы как можно больше, и почти бесплатно
  2. Правительство снимет лекарственную зависимость
    Перечень стратегически значимых лекарств, которые должны производиться в России, будет расширен. Количество наименований вырастет почти вчетверо. Но как будет выглядеть это расширение не на бумаге, а в реальной жизни?
  3. Данные — это новый мусор
    Объемы данных не дают стратегических преимуществ
Реклама