Бизнес уходит в смартфон

Москва, 21.07.2020
В будущем выживут только те компании, которые вкладываются в цифровизацию, этот процесс уже не остановить. Более того, все уходит не просто в цифру, а на экран планшета или мобильного телефона.

предоставлено пресс-службой

В 2017-м после указа президента в России утвердили программу «Цифровая экономика» — тогда Владимир Путин сравнил поставленную задачу с электрификацией страны в XX веке. Программа рассчитана до 2024 года и предполагает, что к этому времени цифровые технологии должны быть глубоко внедрены как в общественную, так и в экономическую жизнь России. Для этого должна быть создана необходимая инфраструктура, подготовлены компетентные кадры и правовая база.

Частный бизнес на призыв о всеобщей цифровизации отреагировал вяло. То есть какие-то совсем базовые вещи на тот момент уже были внедрены или внедрялись: компьютеры, широкополосный доступ в интернет, местами электронный документооборот. Однако на этом развитие остановилось. Тогда Институт статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ посчитал индекс цифровизации бизнеса за 2018 год. Россия оказалась в одном ряду с Грецией и Польшей, опережая всего лишь Болгарию, Венгрию, Турцию и Румынию (рассматривали 31 страну). За основу брали пять показателей: электронные продажи, ERP-сервисы, RFID-технологии, облачные сервисы и широкополосный доступ в интернет. Хороших показателей мы достигли по внедрению облачных технологий: тут Россия обошла 19 стран из 31.

При внедрении новых технологий компании руководствовались и руководствуются не общими модными трендами — они ждут экономического эффекта от инвестиций. До пандемии улучшения финансовых показателей от цифровизации не видели, хотя, по данным исследования PricewaterhouseCoopers, результаты которого опубликовали в 2019-м, 61% руководителей частных компаний в России признали, что цифровизация в долгосрочной перспективе будет играть серьезную роль в контексте выживаемости на рынке.

 7g5d1kmmvzzt7hf-1.jpg предоставлено пресс-службой
предоставлено пресс-службой

Однако то же исследование показало, что российские компании не верят в то, что технологии решат глобальные стратегические задачи, а только лишь помогут оптимизировать некоторые ежедневные процессы. Соответственно, значительно тратиться на это направление организации не готовы. Только 22% частных компаний планировали направить более 5% своих инвестиций на цифровизацию. Для сравнения PwC приводит данные по Скандинавии – там уровень этого же показателя достигает 39%.

Сменились приоритеты

С началом эпидемии, а потом пандемии и самоизоляции — все перевернулось. С таким вызовом мировая экономика, пожалуй, не сталкивалась. Дистанция и бесконтактность стали главными трендами. Бизнес, пренебрегавший цифровизацией, оказался парализован.

«К удаленной работе в России были готовы компании, чей основной доход связан с e-commerce, онлайн-развлечением и общением через онлайн-платформы. Иными словами, спокойно изоляцию встретили те компании, которые и без пандемии работают в виртуальной среде, — рассказывает директор департамента цифровых мобильных технологий Samsung Electronics Александр Терехов. — Подготовленными к переходу на удаленную работу оказались и те сотрудники, которые работают в крупных и/или международных компаниях — как правило, такие люди имеют ненормированный рабочий график, привыкли подключаться к делам всегда и везде, а работодатель обеспечивает их подходящими условиями: мобильным офисом, системами электронного документооборота, доступом к различным серверам. Остальным же пришлось мириться со многими неудобствами — отсутствием практики удаленных рабочих мест, невозможностью ведения традиционной, бумажной бухгалтерии и так далее».

В России практика удаленной работы и фриланса распространена преимущественно у молодежи, а потому не очень популярна в масштабах страны. В Америке же дистанционно трудятся более 30% сотрудников, и, если посмотреть последние заявления от ведущих ИТ-компаний, таких как Facebook, Microsoft или Twitter, работодатели положительно оценивают возможность постоянно работать в подобном режиме. Европа же более консервативна, особенности ведения бизнеса там не способствуют удаленной работе, так что и Евросоюз тяжело переживал изоляцию.

Впрочем, те компании, которые много сил и средств вложили в цифровую трансформацию, смогли быстро перестроиться. В первую очередь это касается и промышленных предприятий. Например, в Москве с середины апреля, когда ввели самые строгие ограничения, работать могли только половина производств — пищевики, фармацевты, производители медоборудования и те предприятия, которые нельзя остановить. Но и их поставили в жесткие условия: офисы на удаленке, минимум людей в цехах. «В период пандемии у нас продолжали работать около 350 из 720 предприятий обрабатывающей промышленности. Как показала практика, одними из самых подготовленных к новым условиям оказались фармацевтические и пищевые производства — там исторически жесткие требования к производству и, соответственно, высокая степень автоматизации. Однако стоит отметить, что для многих московских предприятий и до пандемии цифровизация была одним из приоритетных направлений. Поэтому удалось перевести на удаленку не только офисы, но и даже часть производственных процессов», — рассказал глава Департамента инвестиционной и промышленной политики Москвы Александр Прохоров.

Производство онлайн

По словам Сергея Шагалова, директора по развитию компании VDK — разработчика и производителя аппаратов для нефтехимической и обрабатывающей отраслей промышленности — предприятие быстро перевело большую часть административного персонала, сотрудников, связанных с управлением проектами и сотрудников отдела проектирования на удаленную работу. Цифровая база для этого была готова и не потребовала сложного внедрения. Другой вопрос, что ряду сотрудников пришлось отвезти домой высокопроизводительные рабочие станции. А кто-то даже потребовал любимое офисное кресло.

 mobile-solutions-landing-kv-large.jpg предоставлено пресс-службой
предоставлено пресс-службой

«Понятно, что работу сотрудников производства на домашний режим перевести практически невозможно. Станки требуют обслуживания и управления, а сборка изделий — человеческих рук. При этом, в части производства у нас все же произошли некоторые "цифровые'' изменения. Так, мы освоили сдачу оборудования заказчикам в режиме видеоконференции. Раньше представители крупных заказчиков направляли для приемки оборудования своих представителей. Сегодня, в условиях значительных ограничений на междугородние передвижения, мы совместно выработали регламент первичной приемки оборудования по видеосвязи. Причем речь идет не только о визуальном осмотре оборудования, но и о прохождении некоторых сдаточных испытаний, в «присутствии» заказчика, находящегося по другую сторону видеочата», — добавил Сергей Шагалов.

Правда, уровень цифровизации здесь и до пандемии был высокий: компании всего 10 лет, поэтому большинство инструментов внедряли уже при старте работы. Этот опыт безусловно пригодится и в будущем: часто у компании несколько офисов по стране и даже по миру, отладить взаимодействие можно как раз с помощью новых технологий.

Даже внутри одной отрасли есть кардинально разные ситуации: кто-то уже давно считает, что есть базовый минимум, который должен стоять на вооружении у каждого. Кто-то только-только начал процесс цифровой трансформации. При этом технологии постоянно развиваются и поспеть с нуля за ними сложно: переходить уже нужно не просто на цифру, а на мобильную цифру.

В первую очередь, безопасность

«Тренд этого кризиса один — бесконтактность всего. Мы будем уходить в цифру, и это несет новые большие риски, потому что рост темпа ухода в цифру опережает усиление безопасности в этой сфере. Поэтому вслед за коронавирусом придут вирусы цифровые. Что касается бизнеса, выживут самые сильные и технологичные компании, в которых еще до кризиса было больше автоматизированных и онлайн-процессов, те компании, где наиболее высокая производительность труда», — таким мнением поделился с KPMG председатель общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Алексей Репик.

По словам Александра Терехова, для успешного ведения цифрового бизнеса сотрудники компании должны быть обеспечены необходимой инфраструктурой, а все аспекты работы — максимально автоматизированы. При переходе на «удаленку» многие компании столкнулись с тем, что у них просто не предусмотрены удаленные мобильные рабочие места. При этом решить данную проблему в два счета не получится, потому что недостаточно просто начать пересылать деловые письма с рабочей почты на личную и/или в обратную сторону – это прямая угроза безопасности конфиденциальной информации.

Яркий пример — с самого начала пандемии все стали вести переговоры через американский онлайн-сервис видеоконференций Zoom, однако вскоре по миру стали подниматься вопросы, связанные с утечкой личной и корпоративной информации.

«Для создания цифровых рабочих мест необходимо то, чего резко не стало после объявленной пандемии, — время. Перед внедрением корпоративной мобильности в компании необходимо позаботиться об определенной системе — MDM или EMM (mobile device management либо enterprise mobile management), помогающей держать под контролем парк мобильных устройств и разрешать вопросы, связанные с набором используемого ПО и сервисов. Без этой системы нет смысла давать сотрудникам удаленный доступ — безопасности как не было, так и не будет, а количество проблем по обслуживанию такого парка вручную обрушит любую ИТ-службу», — отметил он.

В середине июня, когда самый сложный период пандемии был позади, власти страны снова напомнили о важности перехода на цифровую экономику. «Вынужденные ограничения мотивировали многие предприятия и организации по-новому взглянуть на привычные бизнес-процессы, активнее внедрять цифровые решения для увеличения эффективности своей работы. Сама жизнь показала, насколько важно быстро и смело использовать широкие возможности цифровизации. И не только в бизнесе, но и в сфере государственных услуг, в образовании, в медицине, да просто в повседневной жизни людей», — сказал Владимир Путин на совещании по вопросам развития телекоммуникации и связи.

Хотя пока исследований на эту тему нет, спустя три года, кажется, бизнес с президентом в этом вопросе согласен. Только вот начинать цифровизироваться сейчас из-за кризиса куда сложнее. Частая стратегия выживания в непростые времена — замереть, затянуть пояса, переждать. Сейчас другая ситуация: пережить кризис и рассчитывать на будущее можно только на новых цифровых рельсах, в которые придется вложить немалые деньги.

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Конец сланцевой революции
    Сланцевый сектор США в этом году получил сокрушительный удар, от которого оправиться не может до сих пор. Однако значит ли это, что 2020 год ознаменуется окончанием сланцевого бума?
  2. Клан Шеффлеров потерял три четверти состояния
    За два с половиной года семья производителей автомобильных шин и компонентов потеряла около 30 миллиардов долларов.
  3. Тест на протест
    Прошедшие в Белоруссии в минувшее воскресенье выборы дестабилизировали ситуацию в этой стране. Уже четыре дня и ночи после 9 августа протестные действия там не стихают. Хотя они вызывают ожесточенный отпор со стороны силовиков, властям уже четыре дня не удается взять под контроль ситуацию в стране
Реклама