Европейцы договорились, кто и как будет платить за пандемию

Москва, 21.07.2020
Геннадий Рушев

В Брюсселе завершился саммит Евросоюза. Результатом долгих и трудных переговоров 27 европейских стран стал семилетний план бюджета и фонд помощи, который, по идее, должен купировать последствия кризиса, вызванного пандемией. Прошедший саммит французский президент Эммануэль Макрон назвал историческим. В сущности, так оно и есть: то, что произошло в Брюсселе очень похоже на шаг в сторону давно намечавшейся трансформации Евросоюза из аморфной надгосударственной структуры в конфедерацию, а там, глядишь, и в федеративную державу.

Всего тридцати минут не хватило лидерам европейских стран чтобы побить рекорд саммита 2000 года в Ницце. Тогда обсуждался принципиальный вопрос – об изменении законодательства ЕС в преддверие приема в Евросоюз 10 новых стран. Фактически старая Европа решала, нужна ли ей Европа новая, посткоммунистическая. Брюссельский саммит по своей повестке не выглядит столь же судьбоносным, но на самом деле перемены, которые он сулит ЕС, могут, в долгосрочной перспективе, стать такими же впечатляющими.

Лидерам европейских государств предстояло решить две проблемы. Одна накладывалась на другую.

Во-первых, была необходимость принятия семилетнего бюджета Евросоюза с расходами на «зеленую сделку». Речь идет о перестройке экономики в соответствии с экологическими стандартами, которые подразумевают, в том числе, снижение зависимости Европы от не возобновляемых источников энергии. Уже по одной этой причине бюджет должен был стать рекордно большим.

Но имеется еще и коронакризис, который, как водится с любой экономической неурядицей в ЕС, сильнее всего ударил по южноевропейским странам, зависимым от туризма и дотаций Евросоюза. Привычные кредитные механизмы помощи в этот раз могли не сработать. Глубина и масштабы нынешнего кризиса еще по-настоящему не известны, да и увеличивать свои долги основные получатели помощи (Италия и Испания) желанием не горели.

Поэтому был выбран вариант заимствований на рынке с возвратом в течении 30 лет начиная с 2028 года. Причем, часть из 750 млрд. евро, составляющих антикризисный фонд, должно выделяться в форме грантов и субсидий. Проще говоря, безвозвратно.

Именно вокруг размера общей суммы грантов на саммите ломались копья. И ведущие страны ЕС (Германия и Франция), и получатели помощи выступали за то, чтоб он был максимально большим. Идею разделить антикризисный фонд на безвозвратную часть в 500 или 400 млрд., а также все остальное, почти «на ура» поддерживали и дотационные восточно-европейские государства. Но уперлись европейские «середняки»: Швеция, Финляндия, Дания, Австрия и Нидерланды. Особенно крепко бился за сокращение суммы грантов, в идеале, до 300 млрд. голландский премьер-министр Марк Рютте.

Его несложно понять. В 2021 году в стране – очередные парламентские выборы. Их правящая Народная партия за свободу и демократию вполне может и проиграть.

Дома Рютте итак критикуют за его, как кажется оппонентам, излишне проевропейскую политику, а тут еще изволь раскошеливаться на гигантские суммы. Добро бы они шли только итальянцам с испанцами. Но ведь на помощь претендуют еще и в новой Европе. Скажем, Польша, где совсем недавно демонстративно нанесли пощечину ЕС, переизбрав президентом Анджея Дуду, ставленника партии «Право и справедливость», со всей ее борьбой с «диктатом Брюсселя», гомофобией и демонстративным курсом на сотрудничество в первую очередь с Вашингтоном, и уж потом - со странами Евросоюза. А не за горами – новые проблемные союзники. В ближайшее десятилетие ЕС расширится за счет Балкан. Это же что же получается, голландцы будут платить еще и за сербов?

«Я не знаю, что он от нас хочет», - в сердцах бросил венгерский премьер Виктор Орбан, говоря журналистам, в кулуарах саммита, о своем голландском коллеге. Судя по сообщениям прессы, Макрону даже пришлось повышать голос на Рютте, когда тот в раздражении встал из-за стола переговоров.

Но в итоге договоренность достигнута. Бюджет составил 1 074,3 млрд евро - на 100 млрд меньше, чем изначально планировала Еврокомиссия, но сокращение не такое существенное, каким могло быть. В виде грантов будет распределено 390 млрд. евро. Это чуть меньше того минимума, на котором настаивали Франция и Германия.

Зато условия выдачи грантов будут предельно жесткими. Проекты правительств требуется утверждать не только в Совете ЕС, но и в Еврокомиссии. Не менее 30% всех грантов должно тратиться на реализацию все той же «зеленой сделки». Это явно понравится избирателям того же Рютте и заставит их как-то смириться с дополнительными тратами.

Остальные 360 млрд. евро из антикризисного фонда, полученные за счет кредитов, придется возвращать. И это повлечет за собой усиление влияния ЕС на дела европейских государств. Потребуется серьезное пополнение брюссельской «копилки». А какой способ пополнения ни возьми – увеличение ли взносов стран, рост таможенных сборов, введение налога на интернет-гиганты или что-то еще – все равно выходит движение к централизации. Особенно если приплюсовать сюда гранты. То есть, хорошо знакомую любому единому государству систему, когда богатые регионы платят за бедные.

Европу многократно, по разным мотивам и разными способами пытались объединить в одно целое. Сейчас, похоже, потихоньку наступает время очередной такой попытки. Только на этот раз сторонниками централизации двигают не имперские амбиции и идеология, а вполне прагматичный интерес. Может быть, он окажется более крепкой основой для объединения, чем всё, что было раньше.

Новости партнеров







Цифровизация на основе немецких технологий

Немецкие и австрийские компании имеют значимые компетенции в области разработки и внедрения современных ИТ-решений. О том, к каким из них российский бизнес проявляет особый интерес, рассказывает управляющий партнер австрийско-немецкой компании msg Plaut в России Вольфганг Кестлер

С бизнесом будут держать совет

Московские власти создали площадку, которая поможет объединить усилия бизнеса и города в восстановлении экономики после пандемии и выработке долгосрочной стратегии развития столицы. Уже сейчас экспертам очевидно, что главной точкой роста при этом должна стать реализация национальных проектов

«Организационный иммунитет» для компании

Условия пандемии заставляют компании адаптироваться к новым непростым рыночным условиям. О том, как успешно перестроить бизнес-процессы в соответствии с новыми реалиями потребительских предпочтений, рассказывает Сергей Ким, генеральный директор ООО Миле СНГ, представительства немецкого производителя бытовой и профессиональной техники премиум-класса Miele в России

Вся правда о московских кабелях

Давайте честно: о московской кабельной промышленности жители города знают не очень много. И даже те из них, кто интересуется промпроизводствами столицы. А между тем, ее продукция лежит в основе всех технологических процессов, ведь именно по кабелям, как по венам, течет электричество, дающее жизнь сотням тысяч производств.

ММК серьезно нарастил чистую прибыль и доходность для акционеров

После снижения основных финансовых показателей во втором квартале 2020 года, вызванного последствиями пандемии коронавируса, по итогам третьего квартала Группа ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» существенно нарастила выручку, чистую прибыль и свободный денежный поток
Новости партнеров

Tоп

  1. Курс доллара: названа главная опасность для рубля
    Результаты президентских выборов в США, считают западные аналитики, важнее для «здоровья» рубля, чем даже состояние российской экономики.
  2. Турция копает под «Газпром»
    Турецкие спецслужбы арестовали шестерых сотрудников бывшей «дочки» российской газовой компании, обвинив их в шпионаже в пользу России
  3. Валютные депозиты вновь популярны
    Свой коллективный прогноз валютного курса сделали вкладчики российских банков, нарастивших долю сбережений, хранимых ими в валюте
Реклама