GM разворачивается в Россию через Узбекистан

Алексей Грамматчиков
обозреватель журнала «Эксперт»
30 июля 2020, 21:25

Чуть больше месяца назад американский автогигант General Motors решил вернуться на российский рынок массовых легковых автомобилей. Правда, завод компании под Санкт-Петербургом остаётся заколоченным, GM поставляет под своим брендом Chevrolet машины, собираемые на совместном предприятии в Узбекистане.

Предоставлено пресс-службой

 artamonov.jpg Предоставлено пресс-службой
Предоставлено пресс-службой

Официальным дистрибьютером автомобилей Chevrolet массового сегмента стала компания «Келес Рус». О том, как российский рынок принимает возвращение американского бренда, и как на его восприятие влияют условия пандемии рассказывает исполнительный директор «Келес Рус» Вадим Артамонов.

 «Эксперт»: На какой стадии находится возобновление продаж автомобилей массового сегмента Chevrolet в России?

 Вадим Артамонов: Продажи Chevrolet массового сегмента Spark, Nexia и Cobalt стартовали в России 15 июня, к тому моменту мы авторизовали и полностью подготовили к работе два дилерских центра. Сейчас их уже 10, более 40 партнеров находятся в разной стадии подготовки к старту продаж. Как вы понимаете, пока о каких-то существенных результатах продаж говорить рано, но мы можем уверенно говорить о запуске всех операционных процессов как на нашей стороне, так и на стороне дилеров и компаний, с которыми мы находимся на пути к полноценному дилерскому контракту. У нас сформирована команда импортера, запущены все процессы, которые начали развиваться еще в период карантина. В общем, мы полноценно запустились за этот период.

 «Э.»: Расскажите об условиях соглашения General Motors с UzAuto Motors, в рамках которого вы работаете?

 В.А.: UzAuto Motors получила право на определенных условиях начать продажи автомобилей Chevrolet массового сегмента на целом ряде рынков, в том числе и рынке РФ. Для этого в России в феврале 2020 года была создана наша компания. Мы несем полную ответственность перед UzAuto Motors за присутствие автомобилей Chevrolet массового сегмента на российском рынке: продажи, сервис, запчасти, гарантию, дилерскую сеть и так далее. Нашей основной задачей на 2020 год является полноценный запуск продаж, формирование дилерской сети, запуск и оптимизация всех процессов взаимодействия с дилерами и рынком.

 «Э.»: Почему, кстати, было принято решение о смене дистрибьютора? Ведь до вас за продажи автомобилей, производимых UzAuto Motors, отвечали сразу две компании – «УзАвтоцентр»  и «УзАвтомоторс СНГ».

 В.А.: Две упомянутые вами компании работали на рынке РФ в статусе независимых импортеров. То есть ничего, кроме имеющегося контракта, их с UzAuto Motors не связывало. На каком-то этапе такая схема работы была оправданной для марки Ravon, но недостаточной для работы с Chevrolet, где совершенно иной подход к бизнесу. Я думаю, это было ключевым фактором, которым руководствовались наши акционеры, меняя дистрибьютора.

 «Э.»: Для UzAuto Motors это ведь уже второй «заход» в Россию. Судя по всему, первый опыт с собственной маркой Ravon оказался не очень удачным? В чем, на ваш взгляд, причины? Вы учли их ошибки? Кстати, где и на каких условиях владельцы автомобилей Ravon будут обслуживаться дальше – у вас?

 В.А.: Как я уже сказал, в первый раз не все получилось потому, что марку представляли независимые компании, влияние на деятельность которых со стороны производителя было ограниченным. Отсутствие такого влияния и прямого контроля не могло не сказаться на результатах работы, и в какой-то момент акционеры приняли решили работать в РФ самостоятельно, создав нашу компанию. Я не хотел бы говорить о каких-то ошибках коллег, наверняка они сами дадут оценку своей работе, но производитель эти результаты оценил как неудовлетворительные и принял решение начать операции в России от своего имени. Конечно, мы проанализировали все, что делали коллеги, получили обширную обратную связь от рынка и дилеров. Плюс опыт нашей команды и новые партнеры на рынке – все это позволяет мне и акционерам рассчитывать на качественно иные результаты. Про обслуживание Ravon: клиенты, купившие свои автомобили через дилерскую сеть упомянутых вами выше дистрибьюторов, продолжат получать гарантийное обслуживание у нынешних дилеров Ravon, но также смогут стать клиентами сервисов вновь открывающихся дилеров Chevrolet.

 «Э.»: «Келес Рус» – «дочка», совместное предприятие UzAuto Motors (Узбекистан) и «СарыаркаАвтоПром» (Казахстан). При этом Chevrolet Spark выпускают в Узбекистане, а Cobalt и Nexia – в Казахстане. С чем связано такое распределение? Каковы проектные мощности заводов и текущий выпуск?

 В.А.: Нашими акционерами являются эти два производителя, и производственное распределение именно такое, как вы сказали. В первую очередь это связано с особенностью регулирования импорта автомобилей в Россию и загрузкой производственных мощностей в Узбекистане. Нам выгоднее завозить автомобили, произведенные в Казахстане, и на этом этапе основную массу автомобилей мы получаем именно оттуда. «СарыаркаАвтоПром» – современное сборочное предприятие, которое постоянно развивается. Его нынешняя мощность – около 30 тыс. автомобилей в год, но на предприятии работает инвестиционная программа развития, по окончании которой производственные мощности вырастут до 100 тыс. машин в год. Нашими коллегами в Узбекистане в 2020 году будет выпущено около 300 тыс. автомобилей разных моделей, при этом в ближайшие пару лет текущие мощности завода UzAuto Motors в Асаке планируется увеличить до 350 тыс. машин в год.

«Э.»: Как тесно вы взаимодействуете с американской компанией General Motors, которая после ухода Chevrolet из России в 2015 году осталась отвечать за реализацию в стране только премиальных авто в линейке марки (Tahoe, Traverse и Camaro)? 

 В.А.: Мы особенно не взаимодействуем с коллегами. У нас разные контракты, разные требования к дилерам и разные модели, поэтому точек совместной работы немного. Есть целый ряд дилеров, которые работают и с нами по нашей линейке моделей, и с «Дженерал Моторз Авто» по их линейке – на этом наши с ними пересечения заканчиваются.

 «Э.»: В июне в России начались продажи Chevrolet Spark, Nexia и Cobalt, при этом только на узбекском заводе в Асаке производится еще 7 моделей Chevrolet, какие из них и когда можно будет ждать на нашем рынке?

 В.А.: Конечно, и мы, и наши акционеры заинтересованы в том, чтобы расширять модельный ряд, который мы представляем в России. Мы заинтересованы в том, чтобы выйти в новые сегменты. Но это процесс продолжительный, он связан не только с утверждением модельного ряда с глобальным General Motors, но и с вопросами сертификации, возможностями производства, ценового позиционирования этих моделей на рынке и прогнозов продаж. Я не могу сейчас назвать какие-то конкретные модели и сроки, но в наших планах запуск еще двух моделей на рынке РФ в 2021 году.

 «Э.»: Кого вы рассматриваете в качестве своих основных конкурентов на авторынке?

 В.А.: Основные конкуренты наших Nexia и Cobalt – все основные игроки в сегменте В: Lada Vesta, Volkswagen Polo, Hyundai Solaris, Kia Rio. Для Spark основной конкурент – Kia Picanto. Нашим основным преимуществом являются подтвержденная надежность наших автомобилей, проверенные технологии. Мы используем надежные агрегаты, такие, например, как шестиступенчатая автоматическая коробка, а полноценный «автомат» в этих сегментах большая редкость. Также у нас очень хорошие габариты автомобилей, в общем, есть определенные преимущества, которые оценят клиенты.

 «Э.»: Сколько автомобилей в России вы планируете продать до конца года, на какую долю рынка претендуете?

 В.А.: В этом году перед нами стоят скорее операционные цели, чем связанные с цифровыми показателями. Нам нужно сформировать сеть, запустить и отработать все процессы, чтобы в 2021 году больше сосредоточиться на объеме продаж. Сейчас планировать какие-то конкретные цифры, даже на этот год, – очень сложно, тем более что все прогнозы по рынку исключительно негативные. А говорить о каком-то реальном прогнозе на следующий год тем более нельзя: слишком рано. Наша цель на следующий год, которую мы будем закладывать в наши бизнес-модели, – получить 1,5–2% рынка, если не будет каких-то серьезных потрясений.

 «Э.»: Изменила ли, на ваш взгляд, пандемия предпочтения российских покупателей? Какие автомобили сейчас пользуются особым спросом? Какие сегменты авторынка в ближайшее время просядут, какие не очень, как в целом будет вести себя рынок в текущем году?

 В.А.: Цифры показывают, что какого-то резкого изменения предпочтений покупателей не произошло. Лидеры на рынке не сменились, и, я думаю, расклад сил принципиально не поменяется. Да, рынок стал меньше, падение продаж в сравнении с 2019 годом мы наблюдаем во всех сегментах. Но в то же время если в апреле падение было 70%, то в июне – уже 15%. То есть рынок восстанавливается, и от того, какой темп будет у этого восстановления и поддержат ли этот темп игроки рынка наличием автомобилей, а государство – субсидиями, зависит, какой результат мы получим по итогам 2020 года. Повторюсь, очень много факторов сейчас на рынок влияет, мы все оказались в очень непростой и неясной ситуации, но я хочу быть оптимистом. Думаю, радикальные прогнозы падения (минус 40–50%) не сбудутся и рынок по итогам 2020 года будет в районе 1,3 млн штук.