Нож и вера: уроки «кровавого четверга» во Франции

Геннадий Рушев
корреспондент Expert.ru
29 октября 2020, 20:12
Фрагмент видеотрансляции выступления министра финансов РФ Антона Силуанова на инвестиционном форуме «Россия зовет!»

Теракты, прокатившиеся по Франции в четверг, сделали актуальными два вопроса, любой ответ на которые, если его дадут на уровне руководителей стран Европы, может сломать всю существующую конфигурацию международных отношений. Существует ли страна-спонсор или уж, идейный вдохновитель мирового терроризма? Что важнее, чувства верующих или свобода слова?

Над руководством французских спецслужб, в чью сферу ответственности входит предотвращение терактов, сгущаются тучи. Они недоглядели. А ведь можно было ожидать, что в сложившейся обстановке кровь на улицах страны прольется и именно в праздник Мавлид (день рождения пророка Мухаммеда), отмечаемый мусульманами в этом году с вечера 28 октября по вечер 29 октября.

Вкратце напомним канву событий: в четверг утром вооруженный ножом мужчина ворвался в собор Нотр-Дам — один из самых известных христианских храмов Ниццы. Нанеся удар охраннику, он бросился на прихожан. Прежде, чем полиция прибыла на место преступления и смогла ранить и обезвредить преступника, он убил трех человек. Причем, одной из своих жертв, как говорится в сообщении правоохранительных органов, убийца «почти отрезал голову». Сомнений в мотивах преступника, назвавшегося Брахимом, не было: как утверждают французские журналисты, даже на больничной койке повторял «Аллах акбар».

С тем же кличем, спустя два часа после теракта (а именно так преступление сразу же квалифицировали власти) некто, вооруженный ножом, бросился на полицейских в Авиньоне. Полицейские открыли огонь, нападавший был убит. По одной из версий, он пытался пройти к местной церкви.

Вероятно, теракт был предотвращен в Лионе. Здесь был задержан афганский эмигрант с просроченным видом на жительство. Вооруженный ножом, он подошел к людям, садившимся в трамвай. Может быть, полиция перестраховалась, но основания для этого были: в городе на стенах домов появились надписи с угрозами в адрес местных властей. Мэру города неизвестные злоумышленники обещали отрезать голову.

Не удалось нападение на консульство Франции в далекой Саудовской Аравии, которое (по совпадению?) прошло почти в то же время, что и теракт в Авиньоне. Здесь, в Джидде, нападавшего остановил охранник — правда, ценой тяжелого ранения, опять-таки ножевого.

А погибшие пополнили уже и так немаленький список жертв религиозных радикалов во Франции. Не далее, как 16 октября в нем оказался Самюэль Пати — учитель из парижского предместья, обезглавленный за то, что посмел показать своим ученикам известную карикатуру на пророка Мухаммеда из журнала «Шарли Эбдо».

После терактов четверга французские власти говорят о необходимости немедленной реакции, журналисты спорят, скоординированная ли это серия атак или нет, разные страны, в том числе, мусульманские, выражают свое негодование и соболезнуют родственникам жертв.

В ряду соболезнующих есть и власти Турции, чей президент Реджеп Тайип Эрдоган, имя которого последнее время не сходило со страниц французской прессы. Он был единственным лидером страны мусульманского мира, который посоветовал президенту Франции Эммануэлю Макрону «лечить голову», когда тот посмертно наградил Пати Орденом Почетного легиона — высшей наградой страны. Последовали отзыв французского посла из Анкары и обещание чиновников Пятой республики поднять вопрос о наказании Турции на уровне ЕС за этот и другие накопившиеся стараниями нынешнего турецкого руководства грехи.

Перед терактами четверга, после того, как неутомимые карикатуристы «Шарли Эбдо» нарисовали шарж на него самого, Эрдоган, видно, решил, что сказал по поводу Франции недостаточно. Под аплодисменты послушных депутатов он произнес речь в парламенте, где заклеймил европейских «врагов ислама», пообещав им, что они «погибнут в атмосфере ненависти, которую называют свободой». Очень двусмысленная фраза, которая турецкому лидеру еще аукнется.

Французский лидер поступил в русле традиции. Его страна гордится тем, что именно здесь впервые в европейской истории было провозглашено на государственном уровне, что разум выше веры, а свобода выражать свое мнение, говорить и делать то, что не запрещено законом, важнее любых религиозных запретов. Убийство за слова, пусть даже самые для кого-то обидные, французское общество не оправдывает уже сотни лет. И вот давно забытое прошлое религиозных войн, некогда сотрясавших Европу, вернулось в нее в двадцать первом веке.

А Эрдоган тоже поступил в русле традиции — правда, для современной Турции новой. Каких-то сто лет назад основатель нынешней Турецкой республики Кемаль Ататюрк в стенах парламента и вне их произносил такие инвективы в адрес ислама, по сравнению с которыми меркнет любая карикатура «Шарли Эбдо». Он считал клерикализм смертельным врагом турецкой нации. Но сейчас враги у Турции иные — как, по крайней мере, считает Эрдоган.

Из событий «кровавого четверга» в ближайшее время будут извлечены разные уроки. Но все они, конечно, не заставят французов пересмотреть основы основ своей республики, а людей типа Эрдогана — основы основ своего мировосприятия. Все это усиливает вероятность нового недопонимания. И новых терактов, конечно.